Источник:

ДОНБАСС

Остановить войну!

Ссылки:

Грузия

Дончанка Елена: «С вершины грузинской горы все люди кажутся братьями!»

Когда на Кавказе вспыхнула война, хрупкая девушка из Донецка помчалась на самолете в Тбилиси, чтобы помешать любимому взять в руки оружие.

Мы сидим на бульваре Пушкина, на детской площадке резвятся дети.

- А у грузинских детей были страх и недетское горе в глазах, - вздыхает Лена. - И у осетинских, и у абхазских тоже. В войне не бывает правых, я это знаю точно.

- А ты отважная - рвануть под бомбежки в Грузию...

- Сумасшедшая! - весело поправляет она. - Как все влюбленные люди.

Три года назад. История любви

Это было самое странное знакомство в ее жизни. Обнаружив в Сочи, где отдыхала с подружкой, интернет-клуб, Лена заскочила передать приветы подругам и по ходу зашла в местный чат - узнать, как добраться до Новоафонского монастыря. Парень с ником Ираклий помог сориентироваться, попросив в награду лишь номер «аськи»...

Вернувшись в Донецк, она вышла в чат. И была удивлена, обнаружив в icq красивое письмо от знакомого из Абхазии. Парень оказался неординарной и тонкой личностью, их интересы буквально во всем совпадали. В первый день проговорили в режиме он-лайн шесть часов - не могли оторваться друг от друга. И понеслось...

Пролетел год, подошла пора отпуска. Вопрос, куда поехать, уже не стоял: только в Абхазию - ей хотелось увидеть Ираклия! Рыжий голубоглазый парень был настоящим этническим грузином, жил в Тбилиси с отцом. А в Абхазии появлялся лишь изредка, когда гостил у матери (родители были в разводе). Узнав о Лениной поездке, он просто взмолился: «Загляни в Очамчиру, я буду гостить у мамы...»

Маленький городок Очамчира находился близ грузино-абхазской границы. Ближе - только приграничный Гал, где не прекращались военные действия. И ехать туда для украинской девушки значило сыграть в рулетку, поставив на кон свою жизнь.

Каждый день в шесть утра до Очамчиры ходил автобус. Каждый вечер Лена ставила будильник на пять и собирала с вечера сумку. И каждое утро, проснувшись, откладывала поездку на завтра. Мешал элементарный страх... До конца отпуска оставалось ровно три дня, когда Лена вдруг разозлилась: неужели она вернется домой, так и не повидав человека, который стал ей прекрасным другом и даже объяснился в любви?

...Старый дребезжащий «пазик» бойко подпрыгивал на ухабах, и после шести часов тряски Лене казалось, что каждый сустав ее тела живет по отдельности.

- Устала, детка? Уже скоро. Твоя Очамчира - следующая, - улыбнулась ей бабулька, перед тем как сойти на остановке.

Лена проводила ее благодарным взглядом - если бы не попутчица, она была бы единственной женщиной в этом автобусе. Они ехали еще около часа. Но город оказался совсем не таким, каким Лена его представляла. Вместо утопающих в зелени домиков - пустые глазницы окон. Прогорклый запах войны, упадка и запустения. Из переулка выплыла похоронная процессия.

- Извините, - сглотнув подкативший к горлу комок, Лена обратилась к водителю, - это Очамчира?

- Это Гал, Очамчира осталась слева.

- Но как же так? Я же говорила вам при посадке, что мне нужна Очамчира!

- Вай-вай-вай! Не сердись, дочка! Я запамятовал и решил срезать дорогу...

Истерики не получилось. Водитель дал клятвенное обещание доставить Лену к месту назначения. Как только уладит дела. За это время Лена, оправившись от первого шока, успела осмотреться. Городок был мертв только внешне, на самом деле в нем еще теплилась жизнь... Местные жители - в основном в трауре, русские солдаты, масса бронетехники... Так она первый раз заглянула войне в глаза.

Водитель автобуса сдержал слово - он доставил пассажирку прямо ко двору ее друга. На стук в калитку вышла пожилая красивая женщина и всплеснула руками:

- Леночка! А Ираклий совсем истосковался - решил, что ты забыла его!

Тот вечер навсегда остался в памяти кусочком восточной сказки - мягкие диваны, душистое вино, ароматные шашлыки... И аура восхищения, нежности и любви, исходящая от Ираклия. Впервые в жизни Лена почувствовала себя королевой... Они гуляли по берегу моря, смотрели на звезды, говорили, мечтали...

Наутро Ираклий отправился ее провожать. Лена не могла оторвать взгляда от его лица... Они были рядом всего один день, она позволила лишь один поцелуй, но как же он стал ей близок! Взревел мотор, водитель махнул рукой, и... Ираклий запрыгнул в салон.

- Ты с ума сошел! Тебе нельзя в Сухуми! Тебя могут убить!

- Молчи! Я все решил. Я тебя провожу - и точка!

Путь в центр Абхазии грузинам был заказан - за долгое время войны две нации возненавидели друг друга.

08.08.08. «Завтра была война»

Лена устало протерла глаза и выключила компьютер. Три часа ночи. Вставать в семь - чтобы успеть на работу. Надо хотя бы немного поспать.

Но сон не шел. Зато катились воспоминания... Вот уже три года они знакомы с Ираклием. Полгода назад обручились, и теперь она носит фамильное кольцо, принадлежавшее его бабушке. Они любят друг друга и планируют свадьбу. Три года. Казалось бы, за такой срок можно наговориться. Но нет - каждую ночь они по-прежнему встречаются в «нете» и часами говорят через скайп.

Лена заснула с мыслями о любимом, а проснулась... от его звонка.

- Война! Я иду добровольцем.

- Каким добровольцем? Куда? - остатки сна как рукой сняло.

- Ты что, новости не смотрела? Россия напала на Грузию, идет оккупация. Я иду защищать свою родину. Это мой долг...

Счастливый день трех восьмерок врезался в память Елены смесью страха, боли, отчаянья. Она смотрела новости и ничего не понимала - с российской стороны было вмешательство, но не оккупация. Были жестокие бои в Цхинвали, ультиматумы и плохие прогнозы. Но она не могла понять одного - при чем здесь ее Ираклий? Почему он должен рисковать своей жизнью, жертвовать их будущим ради игр политиков? «Надо лететь!» - решила она. Пока любимый не наделал глупостей.

...Ираклий встречал ее в аэропорту - бледный, издерганный, с горящим взглядом:

- С ума сошла? Тут могут бомбить... - сжал он ее в объятиях.

Ночь просидели в кафе. Говорила в основном Лена. Оказалось, новости - штука гибкая, как пластилин, и могут с легкостью менять окраску и скорость. Информация о войне в Грузии распространялась исключительно проправительственная, узнать другую точку зрения было неоткуда. Интернет лишился главного своего преимущества - гласности. Все сайты с доменом «ру» были заблокированы. Елена пересказывала жениху то, что знала, но он с сомнением качал головой.

- Я прошу об одном - не спеши! Завтра прилечу домой и сброшу тебе информацию через чат. Почитаешь и всё сам поймешь...

Он согласился. Самолет на Донецк улетал ближе к обеду. В ожидании рейса влюбленные гуляли по городу. Лена с удивлением осматривалась по сторонам: она гостила в Тбилиси всего месяц назад, но за это время столица разительно изменилась. Пустовали увитые виноградом кафе, замерли под замком магазинчики, на лицах прохожих застыли растерянность и тревога.

- Боятся, что город будут бомбить, - сказал Ираклий. - Все, кто может, покидают Тбилиси. Цены просто сошли с ума, билет на самолет стоит тысячу долларов...

Рейс «Тбилиси - Донецк» задерживали. Но, несмотря на все опасения, самолет взлетел. Они только начали набирать высоту, когда Лена услышала странный гул, самолет тряхнуло. Внизу расцветали облачка черного дыма...

«Как хорошо, что ты успела! - написал вечером в «скайпе» Ираклий. - Россияне бомбили завод рядом с аэропортом». Лена не спала всю ночь: она сбрасывала жениху новости...

...Ираклий не пошел воевать. В отличие от других горячих парней он успел задуматься. И Лена счастлива, что среди погибших нет ее жениха.

- Войны за деньги, территорию, власть были и, наверное, будут всегда, - говорит она мне задумчиво. - Но при чем здесь наши любимые?

Ксения МАЛЫШЕВА
27.08.2008г., г.Донецк


http://www.donbass.ua/get-news/id/4279/article.html