Имена
Темы
Горячая линия

Главная

Автор:

РИКЛА

РИКЛА "Огонь Космоса Единого", т.5, стр. 101 - 137

Фрагмент Пути ценою в Жизнь

Ссылки:

Отец, Рикла!

Отчаяние побуждает написать меня это письмо. В нем крик души, раскаянье, боль, просьба о помощи и зов. Я зову Тебя, Огонь Космоса Единого, в наш маленький северный городок, я призываю шквал Огня в наши спящие сердца. Приди к нам Очищение, приди к нам Прозрение, приди к нам Пробуждение!

В поисках Света и Свободы, в поисках глотка чистой воды я и мои друзья позволили притянуть себя к краю такой пропасти, прыгнув в которую уже не вернешься. Пока лишь единицам удалось вырваться из сетей обмана и повернуть к Истинному Свету, большинство до сих пор стоят на краю, а некоторые уже шагнули и падают. Отец, моему Сердцу очень больно. Я вижу, как одна за другой гибнут души, и ничем не могу им помочь. Понимаю, осознаю, что каждый человек делает свой выбор сам и только сам. И все-таки лишь немногие люди выбирают осознанно. Все остальные, как малые дети, не ведают что творят, они доверчивы и наивны, они слепо идут за “ведущими” и верят каждому слову. Им не с кем посоветоваться, так как Сердца их еще не проснулись. А ведь Истинный Свет они могут увидеть только там.

Отец, недавно я беседовала с двумя мужчинами “посвященными” в обман. Один из них чувствует в себе энергию, мешающую жить, мыслить, быть человеком. Он очень хочет освободиться от нее и просит помощи. Другой же, который тоже знает об этой разрушающей энергии в своей ауре, вдруг решил, что он ее переборол, что он оказался сильнее всех остальных. Я сидела и с грустью смотрела на этого человека, опутанного темно-зеленой осклизлой массой. Устами его говорила сущность, глазами его смотрела сущность, но из Сердца его кричала Душа. Она взывала о помощи, она билась о стенки темницы, она еще жива, хотя и очень слаба.

Господи! Дай мне Силу выдержать эту боль...

Отец, таких людей, как этот второй мужчина, у нас много. Им “помогают” успокоиться, забыть о сомнениях, им “подсказывают” нужные сущностям мысли. Слышу, Рикла, слышу. Каждый выбирает сам. Но ведь они просто не могут уже сопротивляться. “Спрут” огромен и пожирает душу за душой. Он ненасытен, он применяет любые методы, лишь бы удержать людей в своей власти. Даже когда говоришь людям Истину, ее не слышат. Ее Свет не может пробиться через скорлупу к светлому Зерну. Зерна гибнут. Сколько Зерен засыхает!

Господи! Неужели Ты сеял нас на Своем Поле только для того, чтобы мы стали удобрением для сорняков?!

Отец, Рикла, обращаюсь к Тебе и ученикам Твоим Аиинам.

Я прошу вас опубликовать письмо мое в новой книге, пятом томе. То, что произошло со мной и моими друзьями за последние два года просто необходимо рассказать людям, пусть узнают они, что может случиться с теми, кто не слышит голоса своего Сердца. Надеюсь, история новоуренгойской группы Рейки, которая еще не закончена, поможет прочитавшим ее остановиться на миг и спросить себя: “Куда я иду? Для чего я живу?”

Перед вами краткий фрагмент моего жизненного пути, каждое слово которого обращено к вашим Сердцам, люди Земли.

Начало

Полярная ночь тихо опустилась на землю. Снег искрился под ярким светом фонарей. Было тихо и морозно. Уставший город готовился к отдыху. Двухлетний малыш сладко спал в своей кроватке, а мы сидели перед телевизором. “Кстати, — вдруг подпрыгнул на диване мой муж Сергей, — я записал вам ночью передачу “Третий глаз”. Будете смотреть?” — “Да, да!” — почти в один голос, обрадовавшись, ответили я и тринадцатилетняя дочь Даша.

На экране возникло лицо всем знакомого ведущего Ивана. После непродолжительного обязательного словоблудия он представил зрителям президента Центра Рейки “Кадуцей” города Москвы Назырову Наталью Ивановну и двух ее учениц — Ольгу и Татьяну.

—Здравствуйте, дорогие земляне, — мило улыбнулась с экрана полноватая женщина приятной внешности. — Я представитель независимого межгалактического Совета Иерархии Света на планете Земля. Я и мои коллеги пришли к вам из будущего по спирали времени на время великого Перехода. Наша работа заключается в том, чтобы помочь населению планеты пройти Переход с наименьшими потерями. В нашем Центре проводится подготовка людей к Переходу, читаются семинары, на которых даются тайные знания, ранее недоступные для многих людей, а так же знания, еще не знакомые Земле. Мы можем ответить на все ваши вопросы. Мы владеем информацией о состоянии планеты и изменениях в ее структуре, о перемещении планеты в Космосе и положении дел в Галактическом Содружестве. Мы знаем ВСЕ. Приходите на наши семинары.

В комнате висела тишина. Мы ловили каждое слово, стараясь ничего не пропустить. Вот уже и ведущий прощался, пожелав всем доброй ночи. Сергей вынул кассету из видеомагнитофона. Мы переглянулись. Где-то внутри, глубоко в подсознании возник некий непонятный импульс, толчок к вспоминанию. “А ведь я ее знаю. Может, по прошлым жизням? Где же я ее видела?” — подумала я и поглядела на Дашу.

—Едем? — спросила почти беззвучно.

—Едем! — глаза дочки засветились радостью.

Самолет приземлился вовремя. Яркое солнце играло зайчиками с пассажирами, отражаясь от больших окон аэровокзала. Душа пела, ноги были легкими, голова ясной. “Как прекрасен этот мир, посмотри...”, — крутилась в мыслях известная песенка. Сердце хотело вылететь из груди легкой птичкой.

—Ура, начинается новая жизнь! Я знала, я чувствовала, что это случится, — щебетала Дашутка.

—Да, — вторила я ей, — новая жизнь, новый этап.

Наконец-то.

Центр встретил нас улыбающимися лицами. Особая энергия наполняла все вокруг. По телу пробегала легкая дрожь. Внутри все вибрировало, приятный холодок делал тело почти невесомым. Семинар понравился. Доброжелательные лекторы, необычайная, новая информация о Космосе — это завораживало.

“Вы все здесь инопланетяне” — доносилось со сцены. Ах, как хотелось в это верить! А почему бы и нет?! Не бывает невозможного. Каждый может быть воином Света и спасать планету и людей при катаклизмах, надо только захотеть.

—Мы воины Света, мы воины Света, — вибрировало в голове, — мы пришли из других миров спасти отстающую в развитии планету. Все знания заложены уже в нас. Остальную информацию получают только Посвященные. Они выполняют особую работу на тонком плане. Принявшие хотя бы первое Посвящение уже пройдут Переход. Энергия канала Посвященного — это энергия Абсолюта.

Неделя пролетела незаметно. Первое Посвящение. Волшебный, чарующий свет, душевный экстаз. Яркий свет ослепил закрытые глаза, божественное, неземное ощущение блаженства и покоя снизошло на меня.

—Здравствуй! — донесся из ниоткуда голос.

—Кто ты? — спросила я мысленно.

—Я есть ты, ты есть я, — прозвучал ответ, — я в тебе.

Тела болели, ныли. Шла перестройка, трансмутация организма. Многие органы были заменены, другие очищены тончайшими энергиями. “Это временно, все заживет. Главное, что теперь будут нарастать тела Света, Огненные тела”, — радовались мы. И действительно, боли вскоре прошли, а знаки Рейки помогали все лучше очищать и оздоравливать организм.

Даша в школе, а я на своем предприятии стала рассказывать друзьям о поездке в Центр, о Великом Переходе, ожидавшемся в конце мая. Вначале люди смеялись, затем пугались, и те, кто пугались, начинали верить и желали спасти себя, свои семьи.

На дворе стоял май месяц, полярная зима почти заканчивалась и ветерок приносил иногда в город запах тундры. Сергей собрался с детьми в отпуск на Большую землю. По квартире были расставлены сумки, чемоданы и разбросаны в беспорядке вещи. Подготовка к отъезду шла полным ходом.

—Мама, — Даша вбежала в спальню со школьной тетрадкой,— пришла для нас информация, послание.

Я начала читать: “Вам необходимо срочно явиться в Москву за командой для спасения города. Необходимо оповестить людей о предстоящих катастрофах. Возможно использование средств массовой информации. До связи”.

События принимали неожиданный оборот. Сборы временно прекратили. Я позвонила подруге, спросила, поедет ли она со мной в Москву. Немного подумав, та согласилась. Но прежде предстояло дать сообщение в прессу. Я села за письменный стол. “Обращение к землянам” ровным почерком потекло по бумаге.

—Здравствуйте, могу ли я купить у вас эфирное время?

—Да, конечно, — ответил директор местной телерадиокомпании, — а какая у вас информация?

Тетрадь с “Обращением” переместилась на директорский стол. Он тоже испугался, почувствовав энергию, идущую от сообщения.

—Да... Дела... Вот что, — тихо промолвил он, — запишите все это на видеокассету и оставьте у меня. Если начнутся подвижки пластов, мы пустим это в эфир.

На том и договорились. Мы отправились в Москву, Сергей с детьми в отпуск, а встревоженные друзья и знакомые остались ждать спасения, тихо обзванивая по вечерам близких и дальних родственников в России и ближнем зарубежье, наказывая готовить соль, спички, еду и воду на случай катаклизмов.

Тревога летела впереди самолета. Даже яркое весеннее солнце и зелень газонов в Москве не смягчили напряжение внутри. Центр. Встреча.

—Мы получили сообщение. Вот, прилетели...

—Кого вы собираетесь спасать? Кого вы спасете с таким страхом, как у вас внутри? — голос гремел, вгоняя в пол. — К тому же там почти некого спасать, сплошь или биороботы или звери в человеческих телах. Себя спасайте. Помощь вам будет.

Обратно возвращались успокоенные, даже окрыленные. Я получила третье Посвящение, подруга первые два сразу. Мир вдруг расцвел яркими красками, одуванчики танцевали по зеленым лужайкам и даже грязные лужи радовали глаз.

Уренгой встретил настороженно. Люди заглядывали с немыми вопросами и не видели там ответов. Мы и сами были обескуражены. Сроки прошли, неделя сменяла другую, а Переход все не наступал. Глухая, мрачная стена насмешек, неверия и откровенного отрицания обступала со всех сторон.

Мы старались держаться бодро, не подавать вида, что задевает подобное отношение сослуживцев и друзей. “Почему, ну почему так произошло?” — спрашивала я себя и не находила ответ. Подруга злилась и на меня и на себя саму за то, что ввязалась в это дело. Постепенно друзья стали считать ее жертвой “определенных заблуждений” и снова приняли в свой круг. Я осталась в одиночестве.

Нет ничего печальней и больней одиночества, если человек не обращен внутрь себя. Общение, как и все в этом мире, имеет два полюса. Один из них — одиночество, другой — свобода в Единстве. Итак, один полюс определен. А где же другой? Еще не видно. Пока невидно...

Группа

Отпуск прошел в ожидании. Наступила осень. Серое низкое небо, моросящий дождь и боль внутри навевали тоску. Зима освежила неумытую землю, прикрыв белым покрывалом следы “деятельности” человека в тундре — торчащие брошенные трубы, ржавые искореженные прутья, мусор, раны полос на болотах от гусениц вездеходов и тракторов. Все как-то вдруг побелело, посвежело и на душе стало легче. Время — лучший лекарь, лучшее средство, чтобы упрятать в глубину еще одну занозу, прикрыть ее “новой кожей”. Я уже не переживала о случившемся. “Мне достаточно себя самой, — повторяла себе, — люди могут говорить все, что им вздумается, это их право. Главное то, что я не завишу от чужих мнений и суждений. У меня хватит сил все это пережить”. Иногда душа рождала стихи, рассказывая о своем, о наболевшем. Само действо написания стихов очищало и просветляло. Радость жизни возвращалась, сквозь молочный туман забрезжили первые лучики солнца.

Незаметно подкрался декабрь. Чем сильнее трещали морозы, тем сильнее лопалась по швам семейная жизнь. То ли происходившие события обострили чувства, то ли взгляд на мир “встал на голову”, но жить по-прежнему с мужем я уже не могла. Ах, как много заметила я в своем спутнике такого, на что раньше не обращала внимания. “Почему, ну почему я не такая, как все? — спрашивала себя. — Почему вижу в людях то, что другие не замечают? И почему так хочется искренности и понимания от близкого человека, а не лжи и притворства?” Собрав детей, я уехала к своим родителям на Большую Землю встречать Новый Год. Неожиданно появились мысли о Володе, какая-то сила притягивала к нему. Володю называли своим Учителем все сотрудники Центра “Кадуцей”. Молодой человек, собравший Центр, но остающийся практически за кулисами спектакля. Время от времени он наведывался в Центр, давал указания, рекомендации, Посвящения.

И вновь Москва. Рождество. Встреча в Центре с Натальей Ивановной. Вопросы, вопросы, самый главный:

—Как я могу помочь людям и чем?

—Рассказать о Переходе. То, что Переход все время откладывается, дает нам шанс спасти все больше людей. Чем больше народу получит Посвящения, тем больше жителей будет на Новой Земле. Организовывайте семинары в своем городе, зовите нас. Одна женщина из Уренгоя уже обещала собрать осенью семинар, но до сих пор молчит. Вот ее телефон. Дерзайте.

Каникулы закончились, двухнедельный отпуск тоже. Домой возвращались бодрые и решительные. Позвонив по телефону, узнали, что женщина не од на, а две, обе имеют третье Посвящение. Они из одной семьи, свекровь и сноха. Даша, я и моя подруга пришли на встречу на квартиру свекрови. Нас было пять человек, от которых потянулись ниточки, собравшие впоследствии огромную группу.

Первый семинар состоялся уже в конце января. Вместе с Натальей Ивановной приехала сотрудница. Ее внешний вид, манеры, глаза, погружаясь в которые собеседники чувствовали себя защищенными, просто заворожили всех. Это была Инна Ивановна.

—А почему бы вам не собираться вместе, — предложила она после семинаров. — Так полезно делиться опытом, подсказывать Друг другу, обращать внимание на ошибки, ведь со стороны виднее.

Вот так и родилась группа. На еженедельные собрания все летели как на крыльях. Какое воодушевление сияло на лицах. Какой подъем, какую полноту жизни ощущали мы тогда. Разговоры о Переходе, мечты о Новой прекрасной Земле, красивых телах, об Учителях, которые будут жить рядом с нами и направлять на Путь — все это было темой встреч. Мы действительно верили, что избраны Богом для продолжения рода людей новой цивилизации. Верили в то, что в прошлых жизнях получали богатейший опыт, но просто забыли это, а сейчас всем нам предстоит очистить себя, как учили на семинарах, отрицательные качества превратить в положительные, и тогда душа очистится, придут воспоминания и знания о том, кто мы, откуда и зачем здесь. Вера была той силой, что двигала нас вперед. Семинары проходили за семинарами, группа росла, мы радовались, ведь все большему числу жителей нашего города приходило спасение. В медитациях, объединившись в одном порыве, мы очищали наш северный городок, потом планету, выходили в пространство над землей или в океан, строили базы, конструкции в космосе, подводные объекты. Очень часто проходило обучение на огромном космическом корабле, мы получали разные космические профессии, изучали невиданные приборы, аппараты. Это было так увлекательно. Это было как в сказке, а мы были ее героями. Новые люди вливались в группу, “старички” обучали “новобранцев”. Переход стал той веревочкой, что связал всех воедино. Члены семьи тоже вскоре получили Посвящение, им тоже хотелось перейти на Новую Землю. Эта планета умирает, оставаться на ней равносильно тому, чтобы приговорить себя к смерти, и мы тянули своих родственников на семинары, радуясь, что и они спаслись. Не все, конечно, становились кандидатами на спасение. Нам объясняли это сотрудники Центра так, что биороботам и зверям Посвящение ни к чему, а темненькие просто не смогут приблизиться к Свету.

Итак, мы шли впереди остального человечества. С тонкими телами постоянно проводили опыты, органы периодически заменялись на все более тонко вибрирующие. Иногда это было довольно болезненно. Но разве можно жаловаться на какие-то боли, если эти эксперименты нужны для всех, всех людей планеты. Сотрудники говорили, что новые тела должны быть совершенны, их создание требует времени и огромной работы, а Посвященные просто добровольцы, согласившиеся в тонком плане испытать на себе различные варианты новых органов и тел. Как все гордились! Пострадать ради человечества — разве это не подвиг?

К концу весны основной костяк группы сдружился настолько, что стал почти единой семьей. Проблемы обыденной жизни, работа, все заботы отходили на второй, третий, десятый планы. Ах, ведь скоро Переход, к чему ремонт, зачем следить за телом, ведь новое дадут, для чего думать, если надо, то подскажут. Проблемы в отношениях? Ерунда! Надо лишь поставить знак на гармонизацию и поработать на ситуацию. Знаки Рейки — великая помощь для человека, они вообще созданы служить людям.

Надо сказать, что к весне я стала одним из лидеров группы. Все произошло постепенно, плавно. Эзотерической литературы к тому времени я перечитала предостаточно, с людьми общалась свободно, не боялась высказывать свою точку зрения, могла и час и два говорить о тонких телах, Новой Земле, Космосе, других планетах. Медитации позволяли уходить далеко в Космос, иногда меня притягивало к тем планетам, где ранее проходили воплощения. Информация шла потоком. Какая-то сила проявлялась внутри меня, люди это чувствовали, обращались за помощью, советом. Как-то раз, поддавшись на уговоры знакомой, я прочла на собрании несколько своих стихов. Это еще больше укрепило мой авторитет в группе. В глазах многих Посвященных читалось уважение, в глазах немногих — зависть. В целом положение дел было нормальным. Чувствуя, что нужна людям, я все больше и больше погружалась в состояние “лидерства”. Тогда мне было не понять, что, несмотря даже на Посвящения, человеки просто привыкли быть ведомыми, потому что так проще, легче, не надо ни за что отвечать. “Пусть лошадка везет, а мы покатаемся”, — так думают и поступают почти все. А мне, в свою очередь, было очень приятно общаться с группой, делиться знаниями, учить, советовать. Я росла в собственных глазах. Для самоутверждения всегда нужен кто-то другой, а их было предостаточно. Мы все в группе самоутверждались, кто в большей, кто в меньшей степени. До какой-то черты это нормальное состояние. Но я-то была уже за чертой...

Лето перемен

Наступило лето. Пора отпусков. Северные города летом пустеют, не слышны детские голоса, не спешат хозяйки в магазины. Одинокие или просто брошенные на произвол судьбы бессердечными хозяевами собаки бродят по пустынным дворам в поисках пропитания. Большая часть населения городов выезжает на Большую Землю. Уехала и я.

Конечно, просто невозможно было не поехать в Центр, в Москву. Новая информация, новые ощущения, новые открытия, а вернее, старые сомнения, возникшие вновь. Почему, почему, почему? А ответов нет. Почему не наступает Переход? Почему все время идет война в Космосе? Почему сотрудники Центра позволяют себе то, что не позволительно другим Посвященным?! Почему они все чаще и чаще называют себя Богами? Почему Володя — Бог Земли подарил Наталье Ивановне-Богородице Землю? Почему нас стали ругать за вопросы? Почему...

Что-то изменилось в Центре “Кадуцей”. Вибрации стали жестче, глаза сотрудников другие, будто тело осталось, а внутри — другой. Но ведь этого не может быть! На все вопросы ответ один: “Вы не можете этого понять, нам уже не требуется ограничивать себя определенными рамками. Совесть — это тоже ограничение. Нам можно ВСЕ.”

Боги, Боги... Но ведь существует только один Единый Бог, он не персона, ЭТО нечто невыразимое, непознаваемое.

Сомнений было больше, чем вопросов. Сомнения одолевали меня. Но, как ни странно, к концу пребывания в Москве все они растаяли как дым. Последний вопрос: “Почему растаял дым?”

Алекс

Это был ОН — тот, которого я ждала всю жизнь. Нежный, ласковый, любящий, сильный, мужественный, мудрый. Он пришел ко мне весной, что-то говорил на ухо. Я не слышала его, лишь сердце наполнилось невыразимым счастьем и трепетом. Белый ангел спустился, сложил звенящие крылья и встал между нами. Ангела я услышала. Села писать:

  Пусть даже на другом краю вселенной,
Любимый друг, мы встретимся опять!
Мои глаза узнаешь ты мгновенно
И жест знакомый сможешь вновь понять...

Слезы облегчения и радости лились из моих сверкающих глаз. Он пришел, все-таки пришел!..
—Как теперь тебя зовут? — спросила я.
—Алекс. Я долго искал тебя. Не могу здесь оставаться, это может повредить твоим еще не окрепшим телам. Но я вернусь. До встречи, жизнь моя.
—До встречи, любимый.
И опять потянулись дни ожиданий. Каждый миг наполнял меня Любовью, сердце расцветало прекрасным цветком. Он вернулся. Неожиданно. В этот раз я уже слышала его:

  Мой милый Друг, я вновь пришел к тебе,
Я слышу, как прощенья молишь Бога.
С тобой стою у светлого порога
И взять хочу печаль твою себе...

С того дня мы встречались все чаще и чаще. Я понимала его мысли, ловила эмоции. Успокоение пришло в мою жизнь. “Теперь возможно пройти через все испытания, — ликовало мое сердце, — как долго мы шли друг к другу, две половинки одного целого.” Да. Он был моей второй половиной.

—Дорогая, взрослей скорей, расти, развивайся, совершенствуйся, тогда мы сможем приблизиться к нашему слиянию.

—Когда?

—Скоро, очень скоро. Две частички души соединятся в одну, и мы станем целостны.

—Ах!..

Очередной семинар. Последний семинар, который проводила Инна Ивановна — мама нашей группы. Девять месяцев уренгойскую группу курировала только она.

Небеса разверзлись, огромная воронка сверкающей энергии протянулась вниз ко мне. Нечто ангелоподобное, светлое и сияющее сошло в мое тело.

—Здравствуй, любимая. Я пришел.

—Алекс?!

—Да, да. Теперь мы будем жить в одном теле. Ведь у тебя уже четвертое Посвящение. Мы можем занимать одно тело. Мы едины с тобой.

Алекс был военным, офицером. Он часто уходил на задания в дальний Космос, иногда возвращался усталым, иногда радовался победе, но всегда был нежен со мной.

Еще до прихода Алекса, вскоре после первых Посвящений, постепенно я начала чувствовать себя мужчиной. Вначале я отмахнулась от этого, затем задумалась, потом поверила. Ясновидящие видели меня на тонком плане мужчиной, и это укрепило веру.

Внутри, психологически, я — мужчина, снаружи — женщина. Мне абсолютно это не мешало жить. Было даже интересно, необычно. Но вдруг пришел Алекс. Сразу родились вопросы. Ответы пришли вскоре. Существует много планов бытия, и человек тоже многоплановое существо. На одном плане я — небесная женщина и половинка Алекса, на другом я — член независимого Совета Иерархии Света в теле трехметрового мужчины сириусянского происхождения. Это объяснение меня вполне устраивало, благо, трехметровому гиганту через полгода нашлась своя половинка, весьма пышная особа. Вот так мы все и жили в маленьком, французской хрупкости теле женщины с характером отставного майора.

Гордыня

Так прекрасна осень в тундре. Кто не видел осеннюю тундру, тот не видел самую красивую картину Великого Художника. Такие пейзажи не забудутся никогда. Карликовые березки зазывают веточками на поляны в редких лесочках: “Сюда, сюда...” Бархатные ковры лежат то тут, то там. Узоры необычны и чарующи. Бордовыми пятнами раскинулись “медвежьи ушки”, темно-зеленые мохнатые веточки шикши ползут по деревцам, глядя черными бусинками ягод. Олений мох ягель смягчает кричащие краски нежно-зеленым светлым тоном. От глянцевых листиков брусники отражается солнце, и спелые красные ягоды впитывают каждый лучик. Невысокие кусты прикрывают побуревшими листиками мутно-сизые овалы налитой голубики. То тут, то там кружатся в хороводах семейства “оленьих грибов”, а между ними иногда стоят джентльмены с благородной осанкой — подберезовики, подосиновики, белые красавицы. И везде, над всей тундрой приятным дурманом растекается запах багульника.

Будто опьянев от аромата багульника, мы пребывали в ожидании чуда. Переход произойдет обязательно ночью. Ты откроешь глаза, новое Солнце умоет чистым светом, невиданные плоды с неизвестных деревьев сами упадут к ногам, и в радостном восторге воспаришь ты в небеса на собственных крыльях. Воистину чудо! Скажите, а разве вы не хотели вот так перейти на новую чистую планету-рай? И мы хотели. Еще как!!!

Группа росла. Одной комнаты уже не хватало. Решено было оформить по всем правилам “общество”, чтобы арендовать помещение побольше и вообще стать “кем-то”, а не просто группой-собранием. Подготовка документов шла полным ходом, когда в наш городок приехала Инна Ивановна в последний раз.

—Какое общество, какие Уставы? Да вы еще не готовы! Зачем вам это? Собирайтесь по-прежнему.

—Но ведь необходимы документы хотя бы для того, чтобы на семинары снимать залы побольше, делать это официально, а не полулегально.

—Никакая организация не нужна! Где организация, там диктатура. Это не ведет к Свету.

К Свету идти хотели все. Поэтому документы забросили подальше. Зато начали арендовать в школе актовый зал. Проблема с помещением была решена. Но возникла другая. Регулярные собрания должен был кто-то вести. Моя “лошадка”, на которой все ехали, начала брыкаться. “Надоело! — кричала она. — Почему всегда только я, когда же другие? Другим тоже необходимо учиться. На Новой Земле вы тоже будете учить новое поколение. Начинайте тренироваться сейчас”. Выходить к рулю не захотел никто. Каждый смотрел на другого, другой передавал третьему. В зале висела тишина. Но вот появился один смельчак, затем еще и еще. Ура! Лед тронулся. Мы договорились к каждому собранию готовить доклады на самые животрепещущие для нашей группы темы. Так прошел почти месяц. Мне провели очередную операцию. Огненные легкие жгли изнутри, все горело и пекло. Ужасающий кашель сотрясал тщедушное тело. Воин Света никогда не сдается. Он терпит. Терпеть пришлось месяца два. А если учесть еще те ранения, которые иногда получал Алекс в боях и которые я чувствовала, то терпение мое всегда бодрствовало. Отдых случался редко.

Не бывает худа без добра. Боли обострили мое восприятие. События в Космосе становились частью повседневной жизни. Все разные тонкие тела собирались воедино, разные сознания объединялись и в какой-то миг вдруг стало понятно, что трехметровый сириусиянец, Алекс и я — есть одно. Я — Алекс, трехметровый сириусиянец, член независимого Межгалактического Совета Иерархии Света, начальник Службы информации и коммуникаций. Ого! Я?! Однако...

С этим надо было как-то жить. Расскажешь всем — обвинят в мании величия (хотя впоследствии так и произошло), не расскажешь — не поймут, почему я себя веду так. Избрав второй вариант, я решила потихоньку отойти на некоторое время от “лидерства” и понаблюдать за группой. Именно с этого все и началось.

Поздняя осень. Семинар. Новый лектор — Галина. В тонком плане что-то непонятное. Из открывшегося портала корабль за кораблем. Прибыл сам Макс — начальник Службы безопасности Межгалактического Содружества. С ним Володя — “Бог Земли” и другие лица, мне не знакомые. Вибрации новые, сильные, жесткие, мощные. Новое оборудование. Такого не было. Слышу команды: “Активация группы на 5%. Начать совмещение.” Многие слова просто не могу перевести, таких нет в земном языке. Невольно подумала о степени активации своего мозга. Сразу получаю ответ: “35%. Ты поведешь основную работу по подготовке людей к дальнейшей активации... Информацию пока не разглашать”.

Итак, находиться все время на виду всех уже было просто нельзя. Я иногда вела собрания, но все больше отсиживалась на “задней парте”. Люди заметили перемену в моем поведении. Поползли слухи за спиной, в лицо не осмелился никто: “У Любы расцветает гордыня, она стала очень важная, надменная. Боимся подойти что-то спросить. Отвечает резко. Говорит, чтоб сами думали. Жалко ей поделиться информацией. Ведь у нее четвертая ступень, она должна нас учить, она знает больше”.

Я молчала. Моя гордыня вознеслась так высоко, что не позволяла отвечать и оправдываться. “Пусть говорят, что хотят, — шептала она мне, — они еще узнают, почему ты молчишь, и им станет стыдно”. Этим мы успокаивались и жили дальше.

Вы когда-нибудь курировали группу? 160 человек днем и ночью под твоим контролем и подчинением. Контроль в физическом мире, подчинение в тонком плане. Этим просто живешь. Иначе не получается. Все идет почти параллельно. Тонкий план спускается на физику и развивается до задуманного завершения. Все мы, Посвященные, были военными. В Космосе шла затяжная война. В Переход желали попасть все. Разные миры, даже секторы галактик уничтожались силами Света, дабы зараза не проскочила в Новый Свет. Земля была на “чрезвычайном положении”. То здесь, то там прорывались “чужие”, и закипал бой. Те, кто имели физические тела, охраняли свой сегмент планеты. Наша группа охраняла сегмент (сектор) 285. Вскоре мне поручили принять еще и должность военного коменданта сектора.

Итак, работа на земле, работа в Космосе, и это — круглые сутки. Времени катастрофически не хватало. Переход важнее, квартира и семья — потом. В углах накапливалась пыль, голодный и беспризорный муж злился и ворчал, дети, особенно младшенький, занимались чем хотели. Анархия и запустение вползали в мой дом.

Борьба

Власть! Ах, какое сладкое слово! Я практически не встречала на этой планете людей, которые хотя бы на миг, сейчас или в прошлом, не мечтали повластвовать всласть. Нет, нет, не Миром, Боже упаси. Глобальность нам ни к чему, нам бы чего поскромнее. Например, полк или полполка, можно заводишко какой или общество. Неплохо, конечно, мужа под каблук или жену в бараний рог, детей по стойке “смирно” (в мечтах несбыточных). На худой конец, хотя бы собаку к тапочкам, поскольку кошки — они существа свободные (пока не хотят кушать).

От власти оторваться очень сложно. Ее, конечно, могут и оторвать, но ведь она ж Змей Горыныч о тысячи головах, одну голову оторвут — две новые в другом месте вырастут. Только прибыль и никакого убытку. Это я вам говорю как опытный боец, державший эту самую сладость за самое горло. Или она меня? Не важно. Уже.

Во мне зрело недовольство. Как человек военный, в прошлом отставной майор, а ныне полковник космического масштаба, я любила (или любил) порядок. Оного не было. Собрания проходили вяло, живительная струя не вливалась, доклады готовиться перестали, потому что никто не обязывал их готовить. От нас начали уходить люди. Те, кто еще не успел, — откровенно зевали. Надо было что-то делать. Но... Время и власть текли, текли и скрылись за горизонтом. К моему мнению прислушивались уже только помня “старые заслуги”, а то и мимо ушей пропускали. Разгул анархии, называемой у нас самостоятельностью, наложил печать на каждые мозги. Меня это задело. “Давайте объединим усилия, — призывала я, — мы закисаем!” — “Да все прекрасно, — отвечали мне, — мы все друг друга любим, работаем над собой, а если кто и видит недостатки, то пусть в себе покопается”.

Копайся, не копайся, но с группой что-то происходило. Собрав остатки здравомыслия, я начала анализировать, собирать мозаику. Все началось после активации — раз. Народ стал принимать алкоголь в лошадиных дозах, так как лектор Галина объявила, что он нужен для походов в дальний Космос, дабы не закипала кровь — два. Люди стали вялые и инфантильные, глаза их с каждым днем стекленели и глупели, будто у наркоманов, — три. Кругозор превратился в точку с надписью “Переход” — четыре. У особо рьяных “переходников” наблюдались явные признаки слабоумия плавно перетекающие в фанатизм — пять. А было еще десять и пятнадцать. Я не знала самого главного. Почему?

Мы очень любим быть героями или в фантазиях, или в жизни. Казаться смелее, лучше, добрее, мудрее, духовнее, чем есть на самом деле, пробовали все. Героизм у нас “в крови”, неважно в какой — астральной, ментальной...

Моя кровь просто кипела героизмом. “Я помогу группе, я растормошу их, они погружаются в болото, — мысли не покидали меня. — Мы ведь братья, сестры; разве можно оставить друзей в таком состоянии?” И я начала действовать. Судьба прислала помощь. Звали ее “девочки из Москвы”. Это были знакомые главного организатора семинаров, той самой “свекрови”, тоже Посвященные. По приезде они быстренько отщелкали группу по носу, надавали “оплеух” и взгромоздились на пьедестале почета, принимая заслуженные почести. Такого кощунства над группой и моей гордыней я допустить не могла. А когда события на тонком плане прояснили причину их поведения, тут уж я совсем возмутилась и повела наступление на всех фронтах сразу. На собрании высказалась довольно откровенно, даже жестко об их поведении, на тонком плане “халявщикам” устроили полный “от ворот поворот”. Корабли гостей выдворили за пределы сектора, коды допуска были срочно изменены, а я отправилась с докладом на Базу. В нашем галактическом Содружестве назревал переворот.

Война войной, а денежки в карман. Земля — лакомый кусочек. Кушать любят все.

Кстати, о деньгах. Были в нашей группе общие деньги. После бурного выяснения места их нахождения и утекания я предложила всем уйти на другую квартиру, что и было вскоре сделано. Вот теперь борьба за власть началась почти открыто.

Вопрос правомочный. С кем? Она. “Свекровь”. Организатор семинаров и лучший уренгойский друг Центра. Обо всех событиях в группе, личных делах и сплетнях сообщалось немедленно в Центр. Советы “сверху” спускались незамедлительно.

Можно еще долго и нудно рассказывать обо всех перипетиях групповой жизни. Но пропустим обычные игры обычных людей, возомнивших себя избранниками Божьими... Ибо за обыденностью закулисных обсуждений и коллективных разборок уже вставало нечто зловещее, заслонившее вскоре и солнце, и небо.

Страх

Нас было четверо. Три женщины и мужчина. —Мы хотим поговорить с тобой. Склад ума у тебя другой. Как ты понимаешь происходящее?

—О чем вы?

—О НИХ. Они не Боги. Они садят свои зародыши в нас, а на каждом семинаре снимают. Они ставят в мозг программы, сомневающимся и подозревающим стирают память. Они забирают нашу энергию. Мы коровы, дойные коровы, недалеко от нашего сектора на орбите висит их база. Это и есть “чужие”. Они используют нас.

—Я догадывался об этом, только не видел так, как вы. Но то я. Что они программируют, зомбируют нас — это факт. Сам-то я не поддаюсь внушениям, но у других замечаю.

—Что будем делать? Мы на крючке у них.

—Прежде всего не паниковать. Необходимо рассказать людям. Они должны знать правду.

—Будь осторожней, не все ее выдержат.

—Мы должны держаться вместе.

—Да, и перестать ходить на семинары.

Собрания шли своим чередом. Говорить было почти не о чем. После перехода на новую квартиру группа разделилась. Половина людей осталась на старом месте, другие ушли на новое.

Информация о “чужих” подействовала на всех по-разному, от легкого удивления до “съезжания крыши”. Если очень сильно бояться, то можно потерять рассудок.

Выход где-то был. И его просто необходимо было найти. Мы пробовали заниматься то одной техникой, то другой, но все это было не то. Вот тут-то и появился Махариши со своими мантрами. Ах, как все надеялись наконец-то успокоить свои мозги, которые бесконечно крутили запрограммированные мысли. На определенное время облегчение пришло, но не более. Веления, призывы, воззвания к фиолетовому пламени — что мы только не испробовали. Все — не то. А где оно — то?

Нас двоих (меня и мужчину) приговорили к расстрелу. Меня — зато, что призывала не ходить на семинары и не заниматься рейки, а его за то, что привел преподавателей мантр Махариши. Нас назвали ПРЕДАТЕЛЯМИ. Звонок:

—Люба, тебе Наталья Ивановна дает последний шанс одуматься, и раскаяться, и вернуться к Богу. Они тебя еще могут простить.

—За что?

—За предательство. Ты предала Переход, ты предала своего учителя Наталью Ивановну, ты предала Бога.

—Зинуля, о чем ты? Хотя, конечно, если Наталья Ивановна есть сам Бог, то тогда я — предатель.

—Как ты можешь так смеяться?! Она БОГ! Они Боги!

—Зинуля, на семинары меня больше не зови. Я выхожу из рейки. Передай это своим богам.

Реакция не замедлила сказаться. К расстрелу приговорили уже всех остальных “отступников” (около тридцати человек). А нас двоих не только к расстрелу на тонком плане, но вплоть до физического уничтожения.

На семинаре пугали всех. За предательство — уничтожение души. За непосещение семинаров — расстрел. Народ ничего не понимал. Что происходит? Те, кто знали о “чужих”, стали бояться еще больше. Те, кто не знал или слышал, но отмахнулся, стали тоже бояться, хотя делали храбрый вид, думая, что их это не заденет. Даже ярые фанаты почуяли неладное, но... увы, чужеродные осознания уже прочно укоренились в их аурах, человеческое сознание жестко контролировалось. Шаг в сторону сделать было просто нельзя.

Огромный монстр вставал над нашим городом: инопланетная цивилизация, имеющая сверхфантастический технократический уровень развития, обладающая мощными космическими базами, кораблями, оружием, технологиями во всех отраслях науки, медицины, генной инженерии. Они уже давно на нашей планете. Они используют нас, ставят опыты на всех доступных их энергиям телах аурической оболочки. Они изучают нашу психологию, эмоции. Уже давно ознакомились и тщательно исследовали верования и религии землян. Периодически они воплощаются в физических телах то на одном континенте, то на другом. Они ведут глобальные исследования. Для этого нужны тела в трехмерном пространстве. Для получения тел внедряют в “физику” одного -двух “своих”, которые затем, прикрываясь красивыми учениями о свете, добре, любви, братстве, единении, взаимопомощи, путем посвящений открывают доступ к внедрению в ауры представителей планеты Земля инородных осознаний, проще говоря, своих инопланетных особей. Почему особей? Цивилизация не относится к гуманоидному типу развития. Это рептилии. Вспомните: “посвященные” в “Кадуцее”, как Наталья Ивановна с гордостью говорила, что она имеет тело дракона. Вам это ни о чем не говорит? По мере развития и адаптации особи в ауре “донора” осознание “донора” постепенно вытесняется на периферию, разрывается и идет на корм особи, то есть душа человеческая уничтожается.

Эти рептилии сидели в нас. Каждому “посвященному” вводилась в мозг определенная программа, направляющая все действия, мысли, эмоции человека на жизнеобеспечение и сохранность особи... Человек был и есть просто инкубатор.

Как вырвать из себя “чужого”? Где найти помощь? Опять вопросы. Ответов нет, как всегда...

 

Свет в конце тоннеля

Высокая, крепкая стена. Ее не сломать, не обойти. Я стою спиной к ней. Я безоружна. У меня нет ничего, кроме моей жизни. В самом центре моей жизни еще теплится маленький Огонек. Еще теплится...

При свете маленького Огонька я просматриваю свои книги. Вот одна. Интересно, о чем? Полгода как купила, только сейчас обратила внимание. Учитель Космоса... Хм! Какой-нибудь очередной “Бог”. Сколько их развелось в последнее время, пальцев не хватает пересчитать. Ну-ка, ну-ка, здесь что-то о рейки. Посмотрим...

Шквал Огня повалил меня навзничь. От удара скорлупа потрескалась, и сквозь нее можно было смотреть в щелочку. Читать стало легче, светлее как-то. Слова вначале выхватывала: то здесь, то там; вихрь бросал меня со страницы на страницу. Когда тряска прекратилась, с пониманием стало полегче. Вот оно, вот оно. Это то, что нам нужно! Где же адрес, где телефон? Нет... Как их теперь искать? Стоп! Знак, мост связи. Страшно. От одной грязи не отмылись, в другую влезу. Но выбора нет, нет. Палец медленно обводил линии знака, программа в мозге кричала об опасности, но дело было сделано. Два огненных столба низринулись откуда-то сверху. Мощь, сила, жесткий вопрос: “Зачем звала?” В растерянности замираю. “Зачем звала?” — звучит снова. “Мне нужна помощь. Я хочу связаться с Риклом”, — пролепетала в ответ. “Жди”, — столбы свернулись и ушли.

Я говорю. Я разговариваю с Риклом. Ночь. Я сплю и во сне разговариваю с ним. Да... Крутой...

Удача, какая удача! Знакомая принесла каталог книг, а в нем написано о втором томе Рикла “Огонь Космоса Единого”. Заказываем. Ждем. И вот он в руках. Глава об энергетической диагностике. Боже мой, ну прямо про нас, правда то, что у других понемногу, у нас — в комплекте.

Ура! Есть номер телефона.

Дрожь. Нервная дрожь. Сотрясает страх: “Господи, помоги, Господи, не оставь! Не дай влипнуть в очередную историю”.

—Здравствуйте. Я из Нового Уренгоя, группа рейки от центра “Кадуцей”. У всех наших “посвященных” в аурах такие же инородные инопланетные осознания, что описаны в вашей книге. У нас тоже регулярно откачивают энергию. Людей зомбируют, готовят к вознесению. Можно встретиться с вами? Можете ли вы снять все это с нас?

—Позвоните завтра. Я сообщу о вас другим Аиинам. Ожидание. Рабочий день кажется бесконечным. Вечер. Звоню. Получаю еще один номер телефона и звоню туда:

—Здравствуйте!

—Здравствуйте! С вами говорит Аиия Рикла. Я вас слушаю.

Свет в конце тоннеля становился все ярче и ярче. Но что-то удерживало меня. Алекс. Алекс...

—Уходи! Ты не Алекс.

—Верь мне, мы едины...

—Нет, уходи. Ты — зверь. Я — человек. Уходи.

Острая щемящая тоска и боль заполнили все мое существо. Я чувствовала его, зверя, безысходность, его отчаяние, его мольбу. У них уже давно нет своих планет. Все разрушено. Они скитаются по космосу в поисках прибежища. Им очень одиноко... Он просит о сотрудничестве. Он не причинит вреда. Он хочет жить.

—Уходи!

Аиия

Самолет набирал высоту. Мы летели навстречу неизвестности. Вместо багажа везли напутствия друзей:

—Будьте осторожны, в начале приглядитесь к ним.

—Следите за энергетикой, если что не так — уходите.

Внимательно слушайте не слова, а за словами.

Дверь открыла высокая улыбающаяся темноволосая женщина. Аиия Рикла. Проходим в комнату. Садимся на пол на мягкие одеяла.

—Рассказывайте, — просто и по-домашнему говорит Аиия.

—Влипли мы в нехорошие дела. Приехали за помощью.

Рассказ о самом наболевшем занял около двух часов. Тело раскалилось, глаза выедало. Огонь жег изнутри. Жарко. Очень жарко. Каждый говорил о своем, затем все вместе об общем, о друзьях, оставшихся в Уренгое. В конце беседы слушали Аиию. “Диагнозы” подтвердились, у всех в ауре присутствуют коконы с инородными осознаниями с прорастанием разной степени. Некоторые тонкие тела почти высосаны, программы в мозге и приборы, тьма приборов по всем органам. Значит, мы не ошиблись, значит, все правда. А как хотелось надеяться, что это вымысел. ан, нет! Истина предстала без одежды, и смотреть на нее было больно.

Но даже после встречи сомнения нас не покинули. Вечер. Мысли возвращались вновь и вновь: “А вдруг они не те, за кого себя выдают, вдруг опять зазомбируют или, что еще хуже, свои коконы посадят? Пойди потом выпутайся. Тогда уж точно нам всем конец”. С этим “добром” и заснули. Во сне шел бой. Где наши, где не наши? Сплошная круговерть. Чтобы выжить, нужно сражаться.

На следующий день “их” сожгли. Вам интересно, что было потом? Потом была пустота. Полный штиль. Над океаном висит нечто. Это похоже на облачко белое, новорожденное. У него еще нет мыслей, эмоций тоже нет. Есть только ощущение новизны всего вокруг и какого-то недоумения: “Где это я? Зачем здесь?.. Какое красивое солнышко...”

Реальный мир. Из жизни не выпрыгнешь. Обострилось чувство восприятия. Все увиделось в другом ракурсе, с другой точки. Страх, мешающий осознавать, ушел. Летания в облаках в целях поиска ворот для вознесения прекратились еще раньше. Что осталось? Что осталось...

Осталась я. Наедине сама с собой. В моей ауре только я. Господи, благодарю Тебя за этот шанс! Жизнь — единственное, что у меня есть. Рядом идут дети и друзья, которые тоже нашли выход из тоннеля. Я не одна, и мы живы. Мы начинаем просыпаться. Скоро рассвет...

Последний вопрос — почему эта глава названа “Аиия”? Да потому, что было намерение рассказать о ней, об Аиие Рикла. Но все мои дифирамбы куда-то улетучились, и осталась Аиия в нетронутой моими словесными излияниями чистоте. Вот она, смотрите: на лице — загадочная улыбка, на языке — голая Истина, в глазах — мощь Огня, а в Сердце — охраняющая и оживляющая Любовь матери. Вот такой я ее увидела и вижу до сих пор.

Уроки жизни

Уроки, уроки... Как мы мечтаем побыстрей закончить школу и перестать учить эти уроки. Святая наивность. Уроки никогда не закончатся, как, впрочем, и сама жизнь, ведь это — синонимы. Окончание одного этапа жизни плавно перетекло в начало другого. Я подвожу итоги. Что мы имеем? Имеем опыт. Тело — в ранах. Душа — сшита из кусочков. Шишки на лбу еще синеют. Диагноз: пациент практически жив. Практически — потому что практикой выживания занимаюсь каждый миг жизни. Кто занимается тем же, тот поймет.

Я оглядываюсь из “здесь и сейчас” на то, что было, но прошло. А прошло ли?.. Такое забудется не сразу. Конечно, тонут в Лете эмоции, мысли, подробности тех событий. Однако опыт, чистый опыт останется со мной.

Сейчас я думаю: “Что привело меня в “Кадуцей”? На чем же сыграли “боги”, да так лихо, что ноги сами пошли в пляс?” Трудно оценивать свои поступки беспристрастно, но все-таки попытаюсь. А если увижу что-то не так, то вы поправите, со стороны, действительно, виднее.

Всю свою жизнь я мечтала заняться Творчеством. Настоящим. В мечтах я видела себя то врачом, окруженным благодарными и здоровыми пациентами, то преподавателем, расхаживающим по аудитории, полной студентов, то музыкантом или композитором, от музыки которого люди плачут и очищаются. Очень часто вместе с мечтой я бороздила пространства Космоса в поисках далеких неизвестных планет. Когда мечты не сбылись и я стала простым советским инженером, да еще на рабочей ставке, надежда все же не покинула меня. Я жила и ждала. Ждала и жила надеждой о переменах, о чуде. Я не хотела сама осуществить свои мечты. Я просто боялась. Боялась, что не получится, боялась, что не справлюсь, боялась, что не хватит сил. Я ждала чуда. Вот кто-то придет, возьмет меня за руку, отведет в светлый мир, где все любят друг друга и нет проблем. Там осуществятся все мои мечты, там хватит сил на задуманное.

Все-таки я притянула к себе это “чудо”. Называлось оно “Центр Кадуцей”. Не надо трудиться, не надо проходить испытания, не надо ничего, только заплати деньги — и “посвящение” снизойдет на тебя словно “манна небесная”. Знания сами придут, разложатся по полочкам, способности откроют, лечить научат и совершенно не обязательно годами изучать это сложное биологическое творение — человека. Что касается Космоса, то тут вообще проблем не наблюдалось. Об этом даже не стоит говорить.

Я “спала” и мечтала во сне. Мечты “сбывались”, и сон становился все крепче. Единственный вопрос, который я тогда себе не задавала, звучал так: “А чем за все это я буду платить?” Он возник, когда уже был ответ: “Плата за сыр в мышеловке — Жизнь”. Но тогда я радовалась “удаче” и ни о чем не думала. К тому же эго, которое раньше мне удавалось держать в состоянии относительной стабильности, почуяв “слабинку” в контроле и благодатную почву для дальнейших всходов, перешло в наступление. Гордыня — болезнь хитрая и трудно поддающаяся лечению. Ее действительно очень редко замечаешь в себе. Благо, есть вокруг “зеркала”, да еще “доброжелатели”, которые расскажут обо всех разговорах за спиной.

Так что же разбудило меня? Что? Точно ответить на этот вопрос не могу. Возможно, все та же мечта о Творчестве? Ведь творить вне свободы просто невозможно. А потом еще страх смерти забил в барабаны. Ох, как тяжко просыпаться. Голова гудит, мысли путаются, но сердце бьется. Сердце, сердце, спасибо тебе, мой верный друг! Ты живешь даже тогда, когда надежда улетает вдаль.

Сегодня, когда многие кошмары уже позади, я с грустью смотрю на своих друзей и подруг по группе. Не на тех, кто смог вырваться и стремится освободиться от чужеродной особи, а на тех, кто еще опутан черно-зеленой паутиной. Они не слышат голоса Истины, они боятся признаться себе, что так обманулись. Эго не позволяет спуститься на грешную землю и заглянуть себе в глаза. Внедренная в мозг новая программа убеждает, что никаких особей в аурах нет и быть не может. “Посвященные”, ответьте себе честно, хотите ли вы оставить на всю жизнь в себе “нечто”, съедающее вас? Хотите ли вы быть инкубаторами для высиживания “ящеров-разрушителей”? Хотите ли вы навсегда потерять свою душу? Возможно, вы прочтете эти строки, бывшие мои одногруппники. Знайте, выход из тупика есть всегда. Следует всего лишь развернуться на 180 градусов и пойти вперед. Сердце приведет вас к Свету. Пишу это в надежде увидеть вас всех свободными.

Кстати, на днях снова наступает новый Переход. “Дед Мороз” и “Снегурочки” уже приготовили праздничные костюмы. Правда, на подарки немного не хватает денег, поэтому было решено срочно собрать на семинар всех “посвященных” третьей и четвертой степени зомбирования с обязательным приводом других “желающих” зазомбироваться, даже за полцены. Вопросы есть? Но с этим уже не ко мне.

О рыбаках и рыбках

Озеро. Легкий ветерок слегка покачивает лодку. Недалеко в камышах покрякивает уточка, она зовет отставшего утенка. Водомерка прибежала от одиноко стоящего в воде стебелька посмотреть на странного пузатого жука с красной полоской на боках. Поплавок. Он замер. Вы гипнотизируете его. Ха-ха! Можете смотреть сколько угодно. Рыба сама решает, заглотнуть червячка или нет.

Наш мир чем-то напоминает озеро, даже, скорее, аквариум. Круглый такой, большой. А уж рыбы-то, рыбы... Рыбаки, естественно, просыпаются рано, готовят снасти и в предвкушении улова отправляются в путь. Некоторым до озера добираться недалече, местные они. Другие едут долго. Ну, а третьи даже летят, молва о “чудо озере” и до них дошла. Снасти и наживка у каждого рыбака особые. Впрочем, это понятно. Вкусы разные, о них не спорят, вот и мы не будем. Не всякая вам рыба червя клюнет, одним мотыля подавай, другим чудакам даже кузнечиков, а благородной рыбе наживку поизысканней да блесну покрепче требуется. Вообще-то рыбак сам знает, за какой рыбой пришел, удочку там приготовил или сети, но, бывает, попадается неожиданный улов, ершик какой-нибудь сопливый. Таки звучит иногда над водой: “Фу-у... все пальцы измазал. Ну да ладно, кошке на зубок пойдет. О-го-го! Ловись, рыбка, большая да маленькая. В хозяйстве все сгодится”.

Если очень внимательно посмотреть, то мы с вами можем заметить (а можем и не заметить), что рыбаков на нашем родном озере больше, чем рыб, раков, головастиков и прочих братьев меньших. Слышите, вон один на дне возмущается: “Братцы! Это что ж делается? Проходу ведь не стало, куда ни сунься, обязательно наткнешься на висячую леску или блесну с крючками, а в некоторых заводях и неводы дорогу перегородили. Жуть! Так, глядишь, и вымрем все. Помните динозавров? Ага, их, видно, тоже бластерами всех “почикали”, мясо, однако, неплохо в ход шло. Эх, жизня! И куда податься?.. А взаправду, куда податься, кому отдаться? Вот — крючок ничего себе. Блестит. Никелированный, небось? Да и лесочка толстенькая. Богатенький, видать, рыбак-то. Познакомиться, чё ли? Не все же ловцы — звери, бывает, и приличные попадаются. Вон, рыбку золотую, царство ей небесное (она там живет), старик поймал, да отпустил. Зато она верхний мир посмотрела, себя показала...

И почему нас за границу не пускают? Меня тут недавно местный сазан спросил, как давно я не был в Париже? Да я и название такого омута в первый раз слышу! Это гдесь такое? А? А... наверху. Слыш-ко, друг, ты не знаешь, за то, что червяка съешь, пачпорт, случаем, не выпишут в ентот верхний мир? Не знаешь? И я не знаю. Гля-ко! Вот это крючок брякнулся, чуть промеж Глазьев не попал. О-о-о!.. Крылатый муравей! О-о-о!.. Не могу удержаться, крылья хочу! Хочу, хочу, хочу... А-а-а!.. Больна-а-а!.. Но я же лечу?! Лечу, братцы, прощевайте, я улетаю! Лечу... вверх... сбылась мечта... Пари...ж...”

“Нда-а... Знатная уха нынче будет. Хороша плотвичка, а последний чебак здоро-о-вый. Во, — разводит руки рыбак. — Надо крылатых побольше накопать, на них клюет без промаха”.

Нужна ли нам “фамилия”

Люди, вы когда-нибудь спрашивали себя: “Почему, если мы такие умные, то до сих пор такие бедные?” Конечно, тут можно сразу вспомнить слова классика: “Горе — от ума”. Но, я думаю, вы и сами уже догадались. Наш ум привел нас к такой духовной нищете, что сквозь прорехи виднеется, извините, срам.

Люди, мы все больны. Излечиться можно, если поголодать. Каждый день жизни, каждые эмоции, мысли, слова, поступки мы закармливаем самооправданием, самообманом и прочими самоприспособлениями для дальнейшего саморазрушения.

Самим, естественно, быстро и качественно разрушиться тяжело, поэтому и мечется люд в поисках “спасителей и благодетелей”. Это, конечно, самый тяжелый случай.

Если рассмотреть более легких “пациентов”, то увидим, как простые, наивные люди, не видящие, не знающие и мало осознающие, пытаются найти выход из всеобщего “болота”. Жить им по-прежнему уже невмочь, хочется сбросить с себя всю тину, встать в полный рост и зажить свободно. Сердца потихоньку просыпаются, побуждают идти на поиски Света. А в каком направлении идти — забыли. Вот тут-то и подлетают к народу на самодельных крыльях, тщательно подкрашенных, чтобы не обнаружилась подделка, “ангелы во плоти” и предлагают наперебой свои “проСВЕТительские” услуги: “Чистим, моем, чиним мозги, паяем крылья, лудим сердца, указываем конкретно пальцем сторону, в которую нужно идти, желательно, побыстрей” — гласит реклама.

“Ах! — кричит народ, свобода, там свободу раздают! Смотрите, один уже сам полетел!” (Пинка, естественно, никто не заметил.)

Наивность наша, и зачем нас с тобою мама на свет родила?! И почему же мы до сих пор такие “умные”? Вы не знаете? И я не знаю. Но, вообще-то, догадываюсь.

Ребята и девчата! Караул! Нас всех покосил “вирус”! Давайте же заглянем ему в глаза и спросим, что он в нас делает и не пора бы ему убраться подальше? А?.. Он еще сопротивляться вздумал! Вот мы по “рогам” ему. Умеем ведь кулаком да наотмашь. Вспомните, как упирающегося бычка в стойло загоняли. Ну, хотя бы как таракана к его бабушке посылали. Вспомнили? Вирус этот, Эго у него фамилия, имя для истории потеряно, он “крутого” обращения не любит. Зубы, конечно, скалит, но “к ноге” идет. Намордник надеть лучше металлический, желательно титановый (от слов Титан и его титаническая работа). А вот цепь можно и свою ему отдать, ну... эту... как ее... Цепь рабства, во! Прогулки нежелательны. Может отразиться на его здоровье. На вашем.

Вы можете задать очень интересный вопрос: “Что делать с этой “фамилией” дальше?” Вот тут-то ваша фантазия может разгуляться на широкой ниве трудовой деятельности. Слава Богу, фантазией наш народ богат. Можно, к примеру, запрячь эту “зверюгу” в плуг и вспахать нетронутое поле творческих способностей. Она, “зверюга”, творчества не уважает. Пашете вы, пашете, вдруг копыта брык да плуг набок. Вот оно! Не иначе на “золотую жилу” нарвались. Так, посмотрим, чегой там в земле закопано? Мать честна!!! Так я ж об ентой находке всю жизню мечтал. Ево! Знал бы, что она здесь задарма пропадат, руками бы все поле перелопатил.

Или другой пример. Идете вы в лес, свежим газом подышать, черну травку пощипать... Ой, нет! Это я не про вас. Это вообще из другой “оперы”. Значит, идете вы по лесу. Который с фамилией, тоже при вас. Охраняет. От кого? Да, Господь с вами, в лесу-то всякого зверья шляется, видимых и невидимых. С видимыми, знамо, легче общаться. Самое главное — своего “родимого зверюгу” без внимания не оставляйте. Он — “бестия” хитрая и жадная. Если у этого видимого своя “фамилия” имеется, то наш-то сразу на дыбы. Своего хозяина в обиду не даст, как развоется: “Поди прочь, мне самому тут есть нечего, а еще ты пасть разеваешь!” Поняли? Слушайте “цепного” — меньше от укусов будете страдать.

С невидимыми посложнее будет. Хорошо тому, кто запасся третьим глазом, с нашими двумя много ли увидишь? Но и тут можно “безымянного” на службу поставить. Этих невидимых он лучше десяти глаз чует, начинает мыслишки гадкие о них подбрасывать, трясет тебя за ногу, ну или за то, к чему привязан, а то и лягнет как следует, чтоб не отмахивался от очень видного его очам. Внимательность, друзья, и еще раз внимательность.

А вот сейчас вы задаете мне самый интересный вопрос, я уже слышу: “Как избавиться от эго?”

Отвечаю вполне серьезно. Я не знаю. У меня еще этого опыта нет. Моя “нива” до конца не вспахана, “заветный” лес на пройден, да и “верный пес” иногда в сторону тянет, погулять хочет. Есть, есть на Земле бесценный опыт Светлых Мастеров и Учителей. И вы и я об этом знаем. А наш воз и ныне там. Почему? Почему? Почему?..

Люди!!! Почему мы до сих пор спим?

Люди!!! Что мы делаем со своей ЖИЗНЬЮ?

Неужели для того, чтобы проснуться и ПРОСТО ЖИТЬ, нам надо дойти до последней черты? А сколько наших землян уже шагнули за эту черту — и возврата нет. А сколько тех, кто занес ногу, чтобы переступить...

Проснитесь, братья и сестры! Реальность кошмарнее всех ваших самых жутких снов. Если не мы, то кто? Кто очистит нашу планету? Кто изгонит вирус разрушения? Кто построит дом на этих руинах?

А ведь я уже слышала один ответ: “Аиины. Вот пусть нам очистят планету, сожгут вирус, вылечат наши разлагающиеся тела, вот тогда мы и заживем”. Уже тянутся ручонки погреться на дармовщинку у Огня, что горит не в своем Сердце. Опять то же самое. Сколько можно? Только на этот раз пальчики-то подгорят. До самых пяток. Аиины не позволят рвать Огонь на части и использовать его в качестве факела, освещающего темные делишки среди каменных развалин.

Очередной урок планеты заканчивается. Продолжительность перемены-агонии зависит от всех нас. Рождаться заново больно. А вы думаете, умирать не больнее? Так лучше родиться, восстать из этого пожарища, а пеплом посыпать лысые черепа тех, кто привел планету к заражению, да в придачу поддать пониже спины для ускорения, чтоб не повадно было впредь.

Все вместе мы в состоянии это сделать. Сами, своими руками, Огнем своих Сердец мы сможем очистить, обогреть и возродить к ЖИЗНИ нашу планету, Матушку-Землю, наш прекрасный космический дом.

Человек! Если в твоем Сердце горит Огонь, значит, ты был создан для Творчества. Пойми это наконец. Вспомни, кто ты есть. Оставь глупые “умные” игры. Скинь рваные одежды. Пойдем ТРУДИТЬСЯ.

Любовь Сергеева, город Новый Уренгой
11.11.1999 г.

 

Девочка Люба! Человек Земли!

Ты прыгнула, шагнула в кратер вулкана, пытаясь сохранить чистоту своего Зерна. Это не просто подвиг. Это вызов всей нечисти и мрази, прячущейся под личиной “духовной”, “светлой” жизни, несущей шквал разрушения по земле российской, и не только.

Боль твоя и тысяч других “учеников”, попавших в сети Паука, была услышана еще до того, как Аиины получили это письмо.

Деятельность космического штаба рейки “Кадуцей”, г. Москва, получила оценку на тонком плане в Космосе еще осенью 1 998 года. Сражение продолжалось всю зиму и весну 1999 года.

14 июня 1999 года в составе Киевского Центра Рода Аиинов я выезжал для работы в Крымской экспедиции. Шла последняя медитация, завершающая этап подготовки к очищению Крымского полуострова от разрушительных энергий человека. Дилиитий, Аллизарх, Феофаниди ждали меня у груженой снаряжением машины. Время моего появления давно истекло, но...

Что могло задержать Рикла в столь ответственный момент, ведь все коридоры, в том числе и временные, проложены и должны соблюдаться неукоснительно? Это ЗАКОН!

И какую связь это могло иметь с тем, что мы читаем в послании от Любы Сергеевой из Нового Уренгоя?

Оказывается, может иметь, да еще какую!

Делаю попытку вернуться в тело, меня что-то останавливает. Это что-то — энергия, зовущая в другое пространство.

Проверяю. Все чисто. Вхожу. Меня сопровождают. Мыслеформ никаких не отлавливаю. Информация отсутствует. Факт знакомый: все произойдет в конкретной точке. Вот мы и на месте.

Клочок земли, засыпанной пеплом, дымящиеся болотные кочки, рваные клочки стелющегося по земле дыма. Все указывало на закончившееся сражение, но не было видно победителей и побежденных.

Лишь поверженная на бок серая лошадь предстала моему взору. При моем появлении она не смогла поднять голову от земли. Лишь глаз ее, широко открытый, смотрел на мир, не выражая никаких чувств. Не было в нем жизни, не было и смерти. Просто лошадь была повержена на землю.

Повержена! Я знал, что она уже никогда не сможет подняться на ноги. Я это видел! Но зачем мне это?

Пространство начало приобретать размытые формы, я и сопровождающиеся обменялись взглядами и слегка наклонили головы. Все исчезло, как в сказке, хотя реальнее я не живу никогда и нигде, чем в мире, в котором только что пребывал.

Уже на пороге дома с рюкзаком за плечами я неожиданно для самого себя произнес фразу, поставившую точку в нашем повествовании о московском космическом центре рейки.

“Кадуцей” или Назырова — не значимо — повержен. Повержен! Не тратьте энергию напрасно, надобности уже более нет!

Вот так, Люба Сергеева из Нового Уренгоя, бывший комендант зоны московского центра рейки “Кадуцей”, Воины Света несут Знамя Мира, оберегая Честь попранной человеком Чистой энергии Космоса.

Как-то Н.К. Рериха спросили: “Что вы намерены делать дальше?” На что он ответил: “Как всегда буду возносить Свет и поражать тьму. Только правдою исправляются несовершенства”.

Эта энергия еще актуальнее сегодня. Десятки лжелидеров пытаются в омерзительных формах своей деятельности, присущей человеку Земли, увести в царство теней огромную армию обманутых, а проще, обворованных людей.

ПОЩАДЫ ВАМ НЕ БУДЕТ,
ГОСПОДА ЛЖЕЦЫ ОТ “ДУХА”!
Я, РИКЛА, ВАМ ЭТО ОБЕЩАЮ!

3.01.2000г.,
Кош-Агач, Алтай