Духовность > Рикла > Тринософия Огня > Том 1

Легенды Долины ЯРЛу

Эта беседа посвящена Мастер-Камню в Долине Ярлу, судьба которого за последние двенадцать лет стала неразрывно связана с судьбами многих тысяч людей.

В 2000-м году, собрав у Камня сопровождавших Его Аиинов, Мастер сказал: «Запомните мои слова: не пройдет и нескольких лет, как Долина станет местом массового паломничества, второй Меккой, куда устремятся полноводные потоки людей со всего мира». Все произошло именно так, как и пророчествовал Учитель.

Долина Ярлу стала Местом Силы, источником духовного и физического исцеления тысяч людей. Постепенно, с ростом ее популярности, имя Рикла, создателя ныне существующего энергетического комплекса – Магнита, начало искусственно замещаться стяжателями от духа более удобными, давно прижившимися в сознании людей именами. Авантюристы почему-то посчитали, что они с легкостью могут переписать историю рождения Мастер-Камня на свой лад. Потекли по бренной земле, опережая друг друга, ядовитые ручейки измышлений завистников, злопыхателей и просто невежд, отравляющие сознание убогих человечишек — вымирающих духовно обитателей Планеты.

Неподверженные базарной риторике люди, посещавшие Долину, так описывают свое впечатление от увиденного и услышанного из уст эзотерически ненормальных вещателей:

«Как я уже написал, центром всеобщего внимания в долине Ярлу является большой монолитный камень. По разным источникам его называют и камень Рериха, и камень-мастер, и много других вариантов. Если честно, за все мои визиты и общения со «старожилами» каменного города, я не разу не слышал одинаковой истории. Каждый человек, который мне там попадался, давал свое описание этого камня, его происхождения и предназначения. Именно по этой причине я не буду писать и настаивать на какой-то определенной правде. Я бы хотел просто описать свои личные впечатления от пребывания в этом месте». (http://publicpost.ru/elections/blog/id/19135/, блог Валерия Степанюка).

Устное народное творчество, замешанное на перекисшей эзотерической закваске, обретает свою жизнь в легендах, сказаниях и даже научных гипотезах относительно происхождения загадочного Камня, которые из уст в уста передаются приходящим в Долину путникам, блуждающим по Земле в поисках хлеба духовного, и просто туристам, ради любопытства или по стечению обстоятельств посетившим Долину. Через мировосприятие тех и других эта гремучая смесь, сдобренная корыстными помыслами, распространяется по бескрайним просторам всемирной интернет-паутины, откуда черпают информацию и пропускают ее через свое зашлакованное сознание миллионы людей.

Каждый стремится внести свою лепту и поучаствовать в создании истории рождения в Долине Ярлу Чудо-Камня. Чаще всего его связывают с именем Н. К. Рериха и его среднеазиатской экспедицией, во время которой известный художник посещал Алтай.

Псевдосоздатели преследуют свои корыстные цели: турфирмы ради наживы привлекают именем Рериха туристов, даже не удосужившись изучить маршрут, которым проходила его экспедиция. Ведь если бы они это сделали, то увидели бы, что Рерих никогда не был в Долине Ярлу и его путь пролегал далеко за соседними хребтами.

Лидеры от духа и эзотерики разного толка, как и девяносто процентов всех тех, кто посещает Долину, представ перед Мастер-Камнем с благочестивыми минами, которые мгновенно меняют свое содержание, когда закрываются объективы камер, приходят откровенно стяжать энергию во всевозможных формах ее проявления.

Все это мы наблюдали через объектив видеокамеры нашего сотрудника, отснявшего материал «Ярлу-2012». Не обращая внимания на ничем не приметного человека с камерой, посетители Долины, не смущаясь, меняли одежды «благочестия» на пестрые наряды грубости, невежества и откровенного хамства. Среди них были и «последователи» Рикла, и «почитатели» Рериха, которые не могут найти единства в вопросах духовного наследия своих Мастеров, но так близки в проявлениях своей самости и амбициозности. В моменты, когда их черепов не касаются исходящие от Камня потоки святой благодати, они напрочь забывают о том, что находятся в пространстве, освященном духом Великих Имен, к списку которых из года в год их же заботами прибавляются все новые и новые исполины от духа — вершители мировой истории.

На одном из сайтов в интернете мы прочли удивительную историю, напрочь опрокинувшую в тартарары теорию по поводу принадлежности Камня-Мастера к творчеству Н.К. Рериха и самих ее создателей.

«Камень Чингисхана. Ущелье Ярлу

Фантастическое это место — ущелье Ярлу в долине Эдельвейсов, здесь выстроен целый город из камней. Эту местность называют Синими горами, потому что обрывы, находящиеся в долине, почти целиком состоят из голубой глины, благодаря чему в дневное время склоны долины окрашены в синие, фиолетово-сиреневые тона.

В южной части долины есть загадочное место. Согласно преданиям, в долине Ярлу, другое название долина Эдельвейсов, долина Матери мира, находится один из входов в заветную Шамбалу. На входе в долину лежит огромный валун — камень Чингисхана, энергетический камень, который непонятно откуда взялся и как тут очутился.

Об этом камне многие века ходит множество легенд. Камень действительно огромный, удивительный, на 70 метров уходит вглубь в землю, а вокруг, в основном, камни другой формы и строения. Считается, что камень защищает вход в долину.

Человек с низким уровнем вибраций (а вибрации — это суть человека), с негативным образом мышления в долину не пройдет, хотите верьте — хотите нет, но долина не принимает.

У таких людей начинаются резкие приступы боли или находится срочно другое дело или просто желание уйти, страх и головокружения не редкость. Обостряются старые боли. Нижние центры вибрируют, там снимаются некоторые блокировки.

Воины Чингисхана, его легендарные бойцы подзаряжались у этого энергетического камня. Энергетическая активность камня не ослабевает, только постоянно видоизменяется.

Рерих во время своей Алтайской экспедиции посещал долину Ярлу и пометил этот камень своим знаком и синим крестом, как место силы. На «энергетический» камень полагается залезать босиком и сидеть на нем в тишине и медитировать. Если собственная энергетика мощная, то можно, раскинув руки, обнимать камень».

 

Интернет переполнен всевозможными сказками о Долине Ярлу. Одна из них нам даже очень понравилась. В ней говорится о том, что Мастер-Камень с древности называют Камнем Шамана или Мировым Камнем. По преданиям, когда-то на месте озера Ак-Кем перед Белухой стоял город, а Мировой Камень был местом, где древние князья решали вопросы мира.

Днями нам передали еще одну историю, услышанную ребятами на аккемской тропе. «Знающие» люди сказывали, что сам Александр Македонский бывал на Алтае и несколько недель жил в Долине Ярлу, черпая силы и мудрость у Камня-Мастера. Слышали мы и об инопланетянах, которые доставили этот Камень с другой планеты.

Интересно, кто будет следующим? Чье имя осенит сии края обетованные и Камень, лишь полвека назад разверзнувший своим могучим телом земную твердь, но уже так сильно опутанный людьми нитями далеких и неведомых ему времен?

Не слишком ли тяжелый груз вы на него взвалили? Ведь за каждым именем стоят свои камни, неоднократно менявшие русла рек мировой истории, своя боль и радость, страдания одних и триумф других.

Зачем же вы ставите на него печати прошлого, вековыми гирями тянущие его вниз, тогда как он изо всех сил стремится вверх? Прошлого, которого у Камня-Мастера просто не существует, ибо еще полвека назад он был плотью земли, а не ее формой.

Не случайно люди, посещавшие в этом году Долину, стали поговаривать, что Камень начал уходить под землю. Возможно, им показалось, а возможно, он и в самом деле решил покинуть земной мир, вдоволь насытившись негативом его обитателей.

Придет в долину случайный Путник, уставший ляжет на землю, положив голову на едва выступающее из недр земли каменное ложе, и мирно уснет. Ему будет невдомек, что он лежит на Великом Камне, которому еще недавно поклонялись тысячи людей, и в своем непринужденном сне Путник будет гораздо ближе к нему, чем все те, кто сегодня бьется лбом о его твердыню, создает свои порталы в его пространстве, ревностно лобызает выгравированные символы и, самозабвенно демонстрируя свою продвинутость в окружении сотен людей, пытается постичь высоты медитации.

Возможен и другой сценарий развития событий.

Далее мы приведем вам дословный рассказ Рикла о том, как за одну ночь лик Долины Ярлу, через которую прошел мощнейший селевой поток, изменился навсегда.

Также доводим до вашего сведения, что в июле 2012-го года на Ярлу сошел еще один поток каменной лавы, не такой силы как предыдущий, но принесший видимые преобразования ее форм.

Как после этого стала выглядеть Долина, спросите у очевидцев, но те, кто помнят ее начиная с 2002-го года, отметят колоссальные изменения на местности не в сторону улучшения подступов к Каменному Городу и Мастер-Камню.

Обратите внимание на эту тенденцию. Вы не задумывались о том, что когда Ярлу впитает в себя определенную критическую массу человеческого негатива, который каждый приходящий оставляет на ее Алтаре, она решит вновь отгородиться от двуногих варваров непроходимыми валами корумов и топкими болотами. Тогда люди, как во времена Сапожникова, блестящего исследователя Алтая (1861-1924), будут обходить ее соседними хребтами и, устремляя свои взгляды к уцелевшему каменному островку, будут рассказывать друг другу легенды о том, что когда-то здесь стоял Каменный Город, внутри которого покоился Мастер-Камень.

Какую истину вы пытаетесь найти в спорах о том, кто открыл этот Камень, кто выгравировал на нем символы и, соединив с Космосом, подарил Земле Магнит, источник созидательной энергии?

Почему мы решили поддержать получившую в последние месяцы столь сильное развитие дискуссию? Не потому, что некоторые из нас были вместе с Рикла, когда он в 1999 году привел первую экспедицию Аиинов в Долину Ярлу, где одиноко, в окружении лишь безмолвных синих гор, стоял тот самый Камень, еще не Мастер, но уже Чудо-Творение природы. Камень, тело которого вы сегодня топчете ногами, иногда даже не соизволив снять ботинки, спеша поудобнее примостить на нем свой зад, чтобы поэффектнее запечатлеть себя на фоне великого творения... А потом с гордостью рассказывать, что до вас этот Камень удостоили своим присутствием такие гиганты истории, как Македонский, Чингисхан, Рерих... и еще какой-то Рикл, присвоивший себе все их заслуги.

Мы даем этот анализ не потому, что среди нас находятся те, кто по замыслу Рикла тачал символы на Камне и закладывал первые валуны в основание Каменного Города. Уже десять лет они безмолвно, с едва заметной улыбкой слушают рассказы «знающих» о том, как Рерих «пометил Камень своим Знаком» или как его последователи в девяностых годах по каким-то картам нашли и положили символы, как было указано на чертежах Рериха.

Имена Аиинов, тачавших символику, так и не будут вписаны в историю, пополнив перечень Великих, и торговцы духом не будут заманивать на них тысячи простофиль. Но разве это имеет значение? Главное, что они навсегда останутся и обретут пусть земную, но все же вечность, в Сердце Каменного Великана. Под стук их молотков в Его исполинском теле, омытом горячим потом вдохновенного труда и тихими слезами причастности к Творчеству Учителя, рождался Мастер.

Читайте, как это происходило в действительности:

«16.07.2000 г.

Амедэйя исправляет вчерашнее свое видение про Знаки Огня.

— Я увидела не ярлинский, а уже следующий камень. Поняла это сразу же, как только стала снова просматривать тонкий план.

Тут уже и Отец не молчит:

— Конечно же, Крест на Камне будет с востока, Знамя Мира — на западе. Так Огонь Возрождения Жизни Духа на Земле, что есть Равновеликий Крест бытия и эволюции, на отвесной стороне Камня встретится с Огнем Солнца, а потом прольется с пологой стороны в мир Знаменем, росточки из трех его точек огненных прорастут Лучами Жизни на Земле.

Энергию Творчеству гравировки символов закладывал сам Рикла, увидев в расположении Знаков извечный Путь Огня. Солнце на востоке (Овен) — как зарождение, неудержимое стремление к зарождению, росту всего живого, потом в зените (Огонь Льва) — это уже Пламя процветания, Творчества, стабильности и первых практических результатов. Третий Огонь (Стрелец) — энергия лучника, умудренного опытом старца, целящегося в неведомое. Согласно этому огненному посеву и будут размещены знаки…

20.07.2000 г.

Дилиитий и Аллизарх приступили к разметке Символов на Месте Силы Камень. Дилиитий увидел Знамя Мира и Крест в выпуклых линиях гравировки. Еще год назад выбрал он этот камень для своей медитации, объяснив тогда всем: «Он теплый, горит изнутри!»

Сейчас предстоит работа в энергиях, даже Отец не в праве вмешиваться в это Творчество. Нежелательно также чье-либо присутствие рядом…

Со своих утренних высот Рикла обозрел ситуацию у Камня, теперь оповещает:

— То, что выходит из-под зубил наших ребят-камнетесов, неописуемо! Это Творчество, от которого захватывает дух. Я еще раз повторяю: не боги Творят на Земле энергию, а люди в красоте своей ее созидают!..

Вечером, за ужином Дилиитий отправляет в рот последний кусочек хлеба.

— Сразу видно, закончил работу, — констатирует факт Учитель, — в обед ему не до еды было, он весь был в Камне, в Творчестве его формы.

Гравировка знаков Огня и вправду уже готова, не нанесена только краска. Дозволено наконец и всем остальным с Творчеством сильным соприкоснуться.

Камень звучит, он живой! Равновеликий Крест, несущий в себе энергию зарождения Огня Жизни, предстает перед нами гигантским вдохом, Знамя Мира — выдохом каменного исполина. Высоко реет оно, поднятое в Духе, значит, и в сердце не будет опущено!

На Камне — удобная ложбинка для медитаций, мы, лежащие и сидящие на теплых каменных боках, слились с ним в огненной Пустоте. Покоем, умиротворением веет от этой проявленной вечности, и так не хочется уходить от каменного собрата-долгожителя…

21.07.2000 г.

Крест на Камне под рукой Аллизарха расцветает сапфиром. Этому символу зарождающейся жизни цвет мудрости присущ изначально. Не зря Владыка Мория долгое время носил в своей чалме этот великолепный камень.

(фотография Равновеликого Креста, цветная вклейка после с. 112, т. 6 , «Огонь Космоса Единого»)

 

 

 

 

Знамя Мира Дилиитий расцвечивает рубином, провозглашающим:
«Да будет жизнь победоносна, как Знамя Мира!»
(фотография Знамени Мира, цветная вклейка после с.48, т.6, «Огонь Космоса Единого»)

У Камня — тишина, лишь изредка прорезываемая вспышками цвета да щебетанием птиц. Ветер шелестит в редкой траве, как старый дворник с метлой управляется. Все ждет прихода животворящего Огня Космоса Единого. Вечером Александр, ушедший медитировать на Камень, долго и бережно пригоршнями выносил с Него пыльную крошку, принарядил его к завтрашнему празднику…

22.07.2000 г.

С первыми лучами солнца назначено таинство Посвящения Камня. Пятнадцать минут восьмого все идем к нему по просыпающемуся распадку вслед за Учителем по утренней прохладе. Горы раскрашены всеми возможными оттенками радужного спектра; Камень наш — как раз на границе серебристо-стальных пород с фиолетовой яшмой. Еще одно название есть у ЯРЛу — Долина Дроздов. Вот их семь солидных птах уже расселись по склонам зрителями предстоящему Творчеству.

Совсем скоро появится у места и название новое. Долиной Огня нарекут ее люди от нового века, когда Рикла пробудит Камень к Творчеству. Постоянным источником чистой энергии засияет тогда Камень-Мастер, эталоном светоносным, воспевая истинные человеческие сокровища, поможет восстать Земле и ее цивилизации…

Робкие лучики солнца трогают макушки травы на склонах, начинается Творчество Огня, таинство пробуждения и инициации. Руки Рикла простерты вверх. Он призывает энергии Космоса Запредельного. Как колокол просыпается в их звучании Камень, прорисовывается аура горного окоема над Кара-Тюреком, светлеет небо. Все замерло в торжественности. Мы будто во Храме с пылающими свечками в руках внемлем Слову Огня, идет богослужение на Алтаре Мира!

Положение рук Учителя меняется: левая рука поднята вверх, призывает силы Света, Солнце земное и небесное, правая опущена вниз, сдерживает натиск сил мрака и тьмы. Сейчас через них потекут уже запредельные энергии дальнего Космоса.

Рикла посвящает Камень всеми пятью Знаками Огня. Проливать ему теперь здесь мастерство людям, пришедшим сюда с поклоном, от дел мирских познать дела небесные, пока земля не разверзнется. Но и тогда, сменив формы своего существования, сохранит он огненное осознание; и уже другой Учитель высветлит его внутренний сияющий смысл.

С рассветом проделана лишь первая часть Творчества, оживлен Равновеликий Крест. Знамя Мира — поток энергии, через него текущий, Рикла будет открывать позже…»


(фотография с цветной вклейки после с. 48, том 6, «Огонь Космоса Единого»)

А теперь внимательно посмотрите на фотографию, сделанную десятого августа тысяча девятьсот девяносто девятого года, где Рикл в медитации призывает энергии Шамбалы Земли для совместного творчества. Снимок сделан с восточной стороны, Мастер сидит на Камне, раскинув руки; а теперь сам Камень — он ПУСТ. Еще в тысяча девятьсот девяносто девятом году на Камне отсутствовала символика, начертание которой приписывают Н.К. Рериху, якобы посещавшему Долину Ярлу в 1926-м году.

(фотография с цветной вклейки после с. 80, том 5, «Огонь Космоса Единого»)

Однажды Рикла рассказал своим ученикам, как поднимался Камень из недр земли, беседа была записана и опубликована.

«Как-то в августе 1970 года я спускался от верховьев Текелю, где когда-то останавливался Сапожников со своим караваном и несколькими спутниками. Выйдя к серединному хребту долины Ярлу, я решил траверснуть его с левой стороны по сырому сыпушнику. По нему легче бежать зигзагами, сбрасывая высоту перевала. Сухой же щебень становится жестким, как бы сцементированным, и в случае падения от одежды мало что остается, разве что лохмотья, свисающие вдоль тела, как отдельные фрагменты некогда существовавшего белья. Ловко орудуя своим излюбленным орудием пути — кайком, я буквально за пятнадцать-двадцать минут «скатился» вниз. Вытряхнув из резиновых коротких сапог мелкий щебень, стремительно помчался вдоль Ярлинки к аилу, где меня должен был ждать Николай Сагалович или недельный запас продуктов, оставленный им по предварительной договоренности. Выбежав на довольно ровное плато, перед входом в лесную зону метров за триста, я УВИДЕЛ довольно гладкую поверхность камня, выступающую из земли на тридцать-сорок сантиметров. Чувствовалось, что это монолит, сидящий глубоко в земле...

…Через восемнадцать лет, в 1989 году, находясь почти за пять тысяч километров от Камня, я услышал его Зов и, бросив все мирские заботы, устре­мился на Алтай — в Ярлу…

…Прошло еще десять лет, когда уже не Валентин, но Рикл привел своих первых учеников к Камню, который явно изменил свои формы. Теперь я знал, зачем Карма забросила меня в далеком 1967 году на Алтай, а с 1970 года?— в самое Сердце Алтайских гор.

Я знал — что нужно Делать!

Я знал — как нужно Делать!

Я знал — зачем нужно Делать!..

…Долина ЯРЛу 2004 года запомнилась всем резко возросшим числом посетителей Места Силы Камень-Мастер. Гиды водят плановые группы, рассказывают мифы о Камне, вокруг которого слагаются легенды и притчи о его таинственном появлении. С 2005-го года Камень-Мастер и Город-Крепость, построенный по замыслу Рикла, вошли в единый ансамбль Национального Заповед­ника. Первый камень Крепости, по чертежам Рикла, заложил в 2002 году Ками-Доминэй с группой Аиинов согласно замыслу Мастера...»

(«Вехи Огненного Свершения», том 2, второе издание)

Даже из этих строк разумному человеку становится все предельно ясно: Камень, выросший на глазах Валентина за тридцать лет, спал глубоко в недрах земли, когда по ней ступали и Македонский, и Чингисхан, и даже Рерих, и ни при каких условиях не мог быть свидетелем их путей.

Рожденный в Камне Мастер — это Творчество Земли и Неба, соединенное Мастером Рикла в Луче Посвящения в 2000-м году, первом году третьего тысячелетия.

Символика, выгравированная на Камне — это труд мастеров-камнетесов Аллизарха, Дилиития и Ками-Доминэя, в 2000-м и 2001-м годах воплотивших замысел Рикла на форме мегалита.

Каменный Град, заложенный Аиинами в 2002-м году — это коллективное сотворчество сотен людей, каждое лето, а теперь и круглый год приходящих в Долину на встречу с Камнем-Мастером.

Никто из алтайских последователей Рерихов еще десять лет назад и слышать не слыхивал о Камне в Долине Ярлу, которая лишь несколькими годами позже была вписана ими в нитку маршрута среднеазиатской экспедиции, а попутно и в проспекты туристических маршрутов под громким названием «Камень Рериха» или «Долина Рериха».

Человек, пишущий сейчас эти строки, в теперь уже далеком 2002-м году лично под диктовку Мастера набирал электронное письмо к одному из групп-лидеров движения Рерихов в Горном Алтае, где Учитель рассказывал о Камне-Мастере и Долине Ярлу.

Тогда возник естественный вопрос: «Мастер, зачем мы это делаем?»

Ответ: «Пусть идут, пусть ведут за собой в Долину людей. Пройдет несколько лет, и вы увидите, что к Камню-Мастеру будут устремлены не десятки, а сотни и тысячи ищущих. И не значимо, чьими последователями они будут, ибо придут в Долину за глотком чистой энергии, которую будут черпать не из имен своих Гуру, а у Камня-Мастера, соединенного Рикла с Единым Космическим Магнитом. Для меня не значимо, чье имя будет звучать в связи с воистину Космическим Творчеством в Долине Ярлу, главное, что Магнит будет работать во благо. А время все расставит по своим местам».

Сегодня эти самые последователи, приходя в Долину, которую они изо всех сил пытаются сделать платформой для своего личного продвижения по иерархической лестнице лидеров от духа, с налитыми кровью бычьими глазами, не стесняясь в выражениях, подобно цепным псам кидаются на мирно сидящих вокруг Камня-Мастера людей с требованием убрать с него Книги Рикла, якобы оскверняющие чистоту пространства Рериха.

Значит, Камень для вас — это Святыня, а Мастер, родивший Его — изгой? Теперь Рикл мешает вам получать дивиденды на Его собственном Творении.

Связывая Камень в Долине Ярлу с именем Н.К. Рериха, вы либо осознанно искажаете известные факты его пребывания на Алтае, либо выставляете на всеобщее обозрение свое невежественное незнание маршрута Н.К. Рериха, которым проходила его экспедиция.

Очевидно пришло то время, о котором десять лет назад говорил Учитель, — расставить все по своим местам.

Сопоставление географических координат, названий старых мест с новыми и прочие вычисления, которые можно сделать, опираясь на сведения, данные в дневниках участников экспедиции и факты, рассказанные местными жителями того периода, сопровождавшими путешественников на радиальных выходах, может занять некоторое время, но для пытливого искателя не составит большого труда восстановить справедливость.

Точно установлено, что Рерих видел Белуху со стороны южных склонов, откуда берет свое начало Катунь. Также он поднимался на Теректинский хребет, который окаймляет Уймонскую степь с севера (см. карту). Проводники водили его по белкам Катунского хребта, которые лежат параллельно рекам Кучерла и Ак-Кем, но на значительном отдалении от них.


Основные сведения о местах пребывания Рерихов исследователи черпают из статьи «Рерих на Алтае» барнаульского художника Леопольда Цесюлевича, который приезжал в Верхний Уймон, когда были еще живы крестьяне, помнившие знаменитых путешественников. В статье есть такие строки:

«Рерих побывал на многих окружающих горах. Художник с проводником, Вахрамеем Семеновичем, на лошадях поднимался на белки Студеный, Погорелка, Большой Батун, Малый Батун. Взбирались на Теректинский хребет, чтобы оттуда писать вершину Белухи. Ездили к подножию Белухи вдоль реки Кучерелы. Был Рерих и на южных склонах Катунского хребта, откуда вид на Белуху открывается наиболее полно. Об этой поездке свидетельствует известная его картина «Белуха», которая теперь находится в Париже, в Лувре. На этой картине, написанной в звучных, светлых тональных отношениях, отчетливо видны обе вершины Белухи, на переднем плане рисуется ледник Геблера, а за ним виднеется заснеженный Раздельный гребень, пересекающий ледники Катунский и Берельский».

Человек, бывавший в этих краях или изучавший карту, знает, что если идти вдоль Кучерлы, то к подножию Белухи не попадешь, необходимо еще взять перевал Каратюрек.

Некоторые последователи Рерихов предполагают, что он мог по-быстрому проскакать на лошадях вдоль Кучерлы и подняться на перевал Каратюрек, чтобы оттуда любоваться Белухой. Они допускают, что, будучи хорошим наездником, возможно совершить такое путешествие с восхождением на перевал высотой 3060 метров и вернуться обратно за один день. Очевидно те, кто выдвигает такие гипотезы, делают это из мягкого домашнего кресла, водя холеными пальчиками по карте и не представляя действительных тягот такого путешествия для человека из тридцатых годов прошлого столетия. Даже при современном развитии туристической индустрии, значительно облегчающей испытания человека в горах, эта задача будет достаточно трудно выполнимой.

Исследователи наследия Рерихов, хоть и не имеют точного описания маршрутов их путешествий на Алтае, однако единодушны в том, что все поездки они совершали на лошадях из Уймонской долины, и самая дальняя была к слиянию Ак-Кема и Катуни (кстати, в настоящее время это Западная Вершина Материнского Магнита, заложенного Рикла в 2004 году).

Поездка вдоль Кучерлы — это достаточно серьезное путешествие, но даже если принять его возможность, времени на то, чтобы добраться до Ярлу, не говоря уже о гравировках, просто не остается. Те, кто утверждает причастность Рериха к созданию Места Силы в Долине Ярлу, не представляют себе трудоемкости глубинной гравировки на камне, на которую, в зависимости от породы, уходит несколько дней труда резцами с победитовыми наконечниками.

Но это все слова, давайте обратимся к фактам и проведем краткий анализ пребывания Рериха и его экспедиции непосредственно в Горном Алтае.

В первую очередь необходимо уточнить сроки этого пребывания, после чего многие навязанные вам заблуждения относительно спектра работ, проведенных Рерихом, отпадут сами собой.

В статье Леопольда Цесюлевича «Рерих на Алтае» даются следующие отправные даты передвижения экспедиции:

«В Бийск приехали 30 июля. Здесь наняли возниц, лошадей, погрузили багаж на четыре брички. На следующий день отправились вглубь Алтая. <...>

На седьмой день после выезда из Бийска, переправившись на пароме через Катунь, экспедиция прибыла в Верхний Уймон. Здесь остановились у Вахрамея Семеновича Атаманова».

Отъезд Рерихов из Верхнего Уймона состоялся девятнадцатого августа, двадцать четвертого августа они прибыли в Бийск, откуда двадцать шестого отправились на теплоходе в столицу Сибири город Новосибирск.

Таким образом, срок пребывания экспедиции Рерихов в Горном Алтае ограничился лишь двенадцатью днями.

Если вы внимательно изучите материалы Центрально-азиатской экспедиции по дневниковым записям ее участников, то сможете самостоятельно прийти к выводу, что Рерих физически не мог посетить Долину Ярлу и выгравировать двойную символику на Камне.

Пробыв на Горном Алтае всего 12 дней, он в значительной степени был ограничен временем, чтобы предпринять такое путешествие и выполнить обозначенные работы. Несмотря на скудность информации о фактических маршрутах экспедиции, известно, что ее участники совершали короткие радиальные выходы в разных направлениях, предварительно посылая на разведку проводников. Обычно в первой половине дня выезжали на лошадях, во второй работали и общались в Верхнем Уймоне.

Дочь Вахрамея Семеновича, Зинаида Зубакина, так вспоминает о Рерихах: «…Старик все больше у себя сидел, а Юра бегал или в горы выезжал. А иногда вместе ездили. И туда ездили, и туда. Во все стороны ездили».

Относительно последнего предложения, согласно записям экспедиции, выделяются четыре основные направления:

1.Теректинский хребет.

2.Катунские белки.

3.Исследование Уймонской степи.

4.Слияние Ак-Кема и Катуни.

Что касается трех первых пунктов, то здесь все достаточно ясно. На каждый из выходов Н.К. Рерих тратил не меньше одного дня. А вот на поездку на слияние Ак-Кема и Катуни требовалось, как минимум, четыре дня.

От Тюнгура до Уймона почти семьдесят километров. Если предположить, что Рерихи останавливались с ночевкой в Тюнгуре и оттуда посещали слияние Ак-Кема с Катунью, долину Кучерлы и проводили там свои изыскания, о которых все время упоминает Зинаида Григорьевна Фосдик в своих путевых заметках, то такая мини-экспедиция может занять не менее четырех-пяти дней, если двигаться практически без остановок.

Таким образом, на все радиальные выходы у Н.К. Рериха могло уйти от семи до восьми дней, и это при том, что мы осознанно занижаем временной интервал, не учитывая бытовые обстоятельства организации экспедиции в 30-е годы и плохую погоду, которая почти половину срока сопутствовала их движению.

«В то лето, лето 1926-го года, Алтай заливали дожди. Дороги были размыты, липкая, черная грязь превратила их в предательские болота. Мутная вода заполняла до краев дорожные ухабы. <...> В середине августа наступили ясные дни, а на горах уже выпал снег. Воздух стал прозрачным, и хорошо просматривались дали». (Л.В.Шапошникова, «Алтай: по пути Рериха»).

Итак, из двенадцати дней остается в лучшем случае четыре, в которые Рерих должен был посетить Ярлу, а так же уделить время своим личным внутренним работам, что по свидетельству очевидцев он и делал: «Между Рерихом и Вахрамеем Семеновичем образовались близкие и сердечные отношения. Когда художник работал в своей комнате, Вахрамей единственный мог без приглашения заходить к нему».

Давайте теперь рассмотрим возможность поездки Рериха в Долину Ярлу.

Существуют мнения, что Рерих во время своего пребывания в Горном Алтае посещал Долину Ярлу, где «пометил Камень своим знаком». На это путешествие ему оставалось всего четыре дня. Для этого Рерих должен был добраться до Ярлу за один день. Возможно ли это для путешественников в 30-е годы? Современник ответит: «Конечно, да», но он ориентируется на то, что представляет данный маршрут сегодня. Однако в своей поспешности и некомпетентности вы не учли тот факт, что даже когда Рерих путешествовал по Алтаю через реки Катунь и Кучерлу еще не было мостов и переправа занимала значительно большее время, чем сегодня.

Для сравнения прочтите описание Долины Ярлу, сделанное В.В. Сапожниковым в 1897 году. Его научную экспедицию с посещением Н.К. Рерихом Алтая разделяют всего двадцать девять лет тишины, покоя и нетронутости первозданной природы этих мест.

«Ущелье Текелю и перевал в систему Аргута. Покончив работы в Ак-кеме, мы 16 июня перешли в соседнюю Текелю, и это стоило нам порядочных хлопот. Перейдя Ак-кем вброд ниже озера, мы направились топким лугом в узкую боковую долину речки Ярлу, текущей по северную сторону горы того же названия. Однако мы не пошли ее долиной, так как она обставлена страшными кручами с осыпями, о чем говорит и самое название Ярлу, т. е. «с обрывами» или с «ярами». Нужно было круто подняться «на дол», или на плоскогорье, вдоль правого берега Ярлу и итти параллельно долине к востоку значительно выше границы леса. Сверху особенно хорошо рисуется узкая вырезка долины с светлосиними осыпями.

Дол, или плоскогорье, представляет пустынную волнистую равнину без признаков деревьев, покрытую низкорослыми альпийцами. Кое-где лежат обнаженные россыпи корума или выдаются невысокие скалистые хребты. Через 3 часа пути мы были против вершины речки Ярлу, на высоком перевале в Текелю (до 2 860 м), где при сильном ветре нас засыпала снежная крупа. Водораздел между Текелю и Ярлу интересен в том отношении, что он проходит узкой гривой параллельно первой и перпендикулярно второй, причем грива, при абсолютной высоте в 2 530 м, отлогим лугом всего на 170 м опускается на восток к Текелю и страшно крутым синим яром метров на четыреста обрывается к р. Ярлу. Грива постоянно осыпается по направлению к Ярлу, со временем эта небольшая преграда может совершенно уничтожиться, и тогда Текелю пророет сюда себе новый путь» (В.В. Сапожников «Путешествия по Алтаю»).

Преимущественно все путешественники и исследователи двадцатого века подходили к Белухе с юга, через Рахмановские ключи со стороны Казахстана. Были и те, которые, подобно Сапожникову, осваивали подходы к Белухе с северной стороны, но их было значительно меньше и, согласно отчетам, в которых отсутствуют свидетельства посещения ими Ярлу, мы можем сделать вывод, что проводники того времени обходили Долину «обставленную страшными кручами» стороной.

Например, у известного алтайского художника Чорос-Гуркина, которого водил по Алтаю, в том числе и к Белухе, Вахрамей Атаманов, позднее бывший проводником Н.К. Рериха, нет ни одной картины и ни одного упоминания в устном творчестве ни о Чудо-Камне в Долине Ярлу, ни о самой Долине. Сей маршрут был явно не популярен в те годы.

Не имеет смысла даже рассматривать тот факт, что зная о древности происхождения и роли Мастер-Камня в истории не только Алтая, но и всего мира, как рассказывают нам об этом легенды современности, такой пытливый исследователь как Чорос-Гуркин, будучи на Ак-Кемском леднике у подножия Белухи, не посетил сии края обетованные и не отразил полученные впечатления в своем творчестве.

За двадцать девять лет конца девятнадцатого и начала двадцатого столетий между экспедициями Сапожникова и Рериха немногое изменилось в облике Долины по сравнению с тем глобальным преображением, которое она претерпела за последние двадцать пять лет. Еще в семидесятые годы в Ярлу нужно было пробираться через глубокие болота и завалы корумов, поэтому Долину обходили соседними хребтами.

Вы просто представьте, что сто лет назад Ак-Кемский ледник выступал вперед на два километра, заполняя собой все пространство, по которому сегодня туристы ходят к его подножию.

В июле две тысячи первого года Долина Ярлу за одну ночь изменила свой лик настолько сильно, что все преобразования, происходившие с ней за последние сто лет, кажутся незначительными.

Мы решили привести вам нигде не опубликованный рассказ Мастера Рикла о событиях, произошедших в Ярлу в ту страшную ночь, свидетелем и участником которых он стал.

«Это был конец июля 2000-го года. Мы разделились на две группы; первую, которая должна была пройти по обычному маршруту через Долину Ярлу до условленного пункта встречи на Месте Силы Цивилизация, вел Аллизарх. Мастер должен был со своей группой идти через Ороктой, по хребтам, спуститься к Текелю, обходя Долину Ярлу стороной, так, как в былые времена хаживали. На Ак-Кем раньше такой тропы не было, едва заметная тропка была, ездил Витя Нольфин, проводник Валентина, и изредка группы туристов продирались сквозь каменные завалы осыпей. Какие там тропы, это сейчас дороги.

Учитывая ситуацию, в которую попала группа Аллизарха, предупрежденного Мастером еще в Барнауле о предполагаемых форс-мажорных обстоятельствах его пути, Рикл изменил свой изначальный маршрут и уже на второй день к обеду разбил свой лагерь в Ярлу.

Природная ситуация осложнялась с каждым часом, все пространство Долины было пропитано вибрациями приближающейся катастрофы. Вечером того же дня я поднялся на Чашу Алтаря Мира и сел в медитацию. Я обратился к Владыкам стихий: «Дайте мне коридор, шесть часов завтра с утра, я должен вывести людей, иначе они погибнут». Я общался с Ними, как сейчас разговариваю с вами. Я разъяснил Им поставленные передо мной задачи, и что у меня нет других людей, которые были бы готовы выполнить их вместе со мной.

Когда я спустился в Долину, уже творилось что-то невероятное. Порывы ветра сбивали с ног, несущиеся с бешеной скоростью черные тучи погрузили Ярлу во мрак.

Вы все хорошо знаете место стоянки Мастера. Наша с Ками палатка стояла ближе к бугру, рядом с кривой лиственницей, а палатка Дилиития и Аиии — с краю, ближе к реке.

Долина в те времена имела совсем другой ландшафт. Прямо возле лагеря текла чистая река, она была метра три-четыре шириной. Вода была по щиколотку и выше, местами доходя до колена. Палатка Дилиития и Аи стояла примерно в трех метрах от обрыва реки. Там был невысокий обрывчик, сантиметров пятьдесят-шестьдесят, с нашей стороны текла река с прозрачной водой, а с другой стороны, вдоль серединного хребта, — черная река, ревущая мутным потоком селя. Их разделяла перемычка, шириной метров пять и высотой метра два. Все ручьи, бегущие с травяного склона, образовывали чистую реку, дно которой было усыпано белым и розовым кварцем. Чуть ниже лагеря мутная река с той стороны серединного хребта соединялась с чистой, и уже вместе они стремительным потоком неслись к Ак-Кему.

Когда я увидел происходящее в природе, то попросил ребят закрепить палатки дополнительными оттяжками и на всякий случай иметь в палатке нож, чтобы можно было прорезать полотно и выскочить из нее при необходимости.

Часов в десять вечера пошел ужасный ливень с дикими порывами ветра, которые буквально сметали все на своем пути, ну и нас «смели» в палатки. Между одиннадцатью и двенадцатью ночи началось что-то невообразимое, не поддающееся никакому осмыслению. Ничего не было слышно, кроме сплошного гула, давившего на голову со страшной силой. Земля вибрировала, пространство сотрясалось в неистовой злобе воющего ветра, и тогда я понял, что происходит нечто, выходящее за рамки восприятия, — катаклизм. Я с трудом докричался до ребят и попросил Сережу выйти и посмотреть на русло реки, не подмоет ли их палатку. Ответ был шокирующий: «Ничего не случится». Тут до меня дошло… Это крах! Я в очередной раз остался один на один со стихией. Вижу, Ками не собирается выходить, одеваться бесполезно, я как был в одних шортах, так и выскочил наружу. Там творилось что-то невообразимое… описывать не буду. Разбуженный во мне зверь буквально выкинул Аю и Дилиития из палатки, заставил переставить ее рядом с нашей. Мы все вымокли до трубчатых костей и страшно замерзли. Ничего не было видно, в воздухе летали камни, сухие ветки, вырванные с корнем деревья и все, что стихии удалось поднять с земли.

Неожиданно я услышал надвигающийся гул грозной стихии, несущийся с нарастающей скоростью откуда-то сверху. Не успев до конца осознать всю гибельность момента, я куда-то провалился и уже как бы издалека слышал, как шел по земле жуткий гул, ощущая его вибрации прямо под дном палатки, под спальником. Земля не тряслась, как при землетрясении, она вибрировала, как будто по ней идет какая-то огромная, в десятки тысяч тонн масса.

Утром проснулся — очнулся, так вернее будет. Тишина, абсолютная тишина. Поют птицы, и солнце светит. Я вылез из палатки, как глянул — пришел в ужас: Долины не было. Не было пятиметровой перемычки между реками, вообще ничего не было. Там, где стояла палатка ребят, из которой они не хотели ночью вылезать, образовался обрыв, и если бы я не вытащил их силой, то их бы просто смыло и раздавило селем. Вся Долина была в грязи по колено и выше. Перемычку, разделявшую две реки, пробил поток лавы, как девятый вал с водой и дождем, катившийся с вершин. Я такого в жизни больше никогда не испытывал, хотя многое видел и многое перенес, но такая ночь была лишь одна.

Я знаю Ярлу сорок с лишним лет, она абсолютно изменила свой вид, абсолютно. Местность до Каменного Города была изменена до неузнаваемости. Лава прошла через Долину и ушла в Ак-Кем. Вскоре все затвердело и стало поверхностным слоем того, по чему вы сейчас натоптали свои дороги.

С той ночи Долина Ярлу обрела тот вид, который вам всем знаком. Вы представьте, что если высота каньона, разделявшего реки достигала двух метров в высоту и около пяти в ширину, т.е. мы спокойно ходили по этой перемычке к Камню, то какой силы был селевой поток, снесший ее с лица земли, как былинку. Местность выровнялась, светлой реки не стало, как и не было вовсе. Сейчас, спустя одиннадцать лет, лишь отдельные ручейки вновь пытаются обрести русло будущей реки.

Это была такая мощь, поток селя в одночасье смыл лес, изменил русла рек, смел с лика земли все, что стояло на его пути. Страшная ночь, мои спутники, бывшие тогда со мной, так и не осознали, в эпицентре какого природного катаклизма они оказались».

 

Изучая дискуссии между серьезными исследователями Рериховского наследия, которые, кстати, нигде даже не упоминают Долину Ярлу и не рассматривают ее как возможное место пребывания экспедиции, а чаще спорят о том, с какой точки художник видел Белуху, мы находим следующие предположения.

Культуролог И.А. Жерносенко пишет, что: «Н.К. Рерих не мог ехать к северному подножию Белухи через Кучерлу, т.к. со стороны Кучерлы к Белухе можно попасть, лишь пройдя один из перевалов: Кара-Тюрек или Рига-Турист. Первый осыпной, высота 3060 м, категория 1А; второй снежный осыпной, высота 2850 м. Оба перевалы непроходимы для лошадей, имеют категорию сложности, принятую в горном туризме».

Наши современники опровергают его утверждение, заявляя, что перевал Каратюрек не осыпной и через него лежит отличная конная тропа. Конечно, они правы, но не учитывают тот факт, что хорошей ее сделали за последние лет двадцать многочисленные туристы, а более восьмидесяти лет тому назад по этим местам хаживали лишь охотники и редкие группы исследователей.

При этом согласно тем срокам, в которые должна была уложиться экспедиция Рериха, мы рассматриваем лишь вариант ее выхода из Тюнгура, исключая Верхний Уймон.

Вы должны понимать, что цели и задачи, которые ставят перед Рерихом его современные почитатели, утверждающие причастность художника к Камню-Мастеру в Долине Ярлу, требуют особой подготовки и времени.

Это не просто поездка верхом по окрестным хребтам, а полноценная микро-экспедиция, в которую Рерих должен был отправиться вместе с группой подготовленных людей, провизией, палатками и прочим бутором, необходимым в быту.

Так же в эту группу должны были входить люди, имевшие специальное оборудование и навыки работы по камню.

Были ли такие люди в экспедиции Рерихов? И если да, то почему нигде не озвучены их имена? Это совсем не свойственно ни самим Рерихам, ни сопровождавшим их спутникам.

В дневниках участников экспедиции мы находим подробнейшие сведения о том, какая роль отводится каждому члену группы от самих Ведущих и их ближайших помощников до последнего слуги (пастуха).

Н.К. Рерих уделял много внимания и не жалел ни времени, ни чернил, чтобы показать причастность каждого человека к общему Делу.

Поэтому мы встречаем столь подробные описания самых обычных ежедневных дел наравне с рассказами о мероприятиях, проводимых экспедицией в области научно-исследовательской деятельности, закладке субурганов и встречах с высокопоставленными людьми.

Отсутствуют даже малейшие упоминание о том, кто отвечал за раздел работ по гравировке символов и когда они были осуществлены. Нигде ни единого слова.

Вернемся к срокам. Три дня на дорогу в Ярлу и обратно, с выполнением работ по нанесению двух символов на Камень, который, к слову, в тот период времени еще находился под землей.

Перенесите себя в 30-е годы прошлого столетия, представьте вес и объемы экспедиционного снаряжения, а также интересующий нас район на подходах к Белухе, который тогда скорее напоминал непроходимые джунгли, чем развитую туристическую зону с натоптанными тропами, турбазами и прочим цивилизованным сервисом, коей она является сегодня.

Смог бы Рерих предпринять такую экспедицию в указанные сроки? Выводы делайте сами.

 

Необходимо сказать об еще двух важных факторах, относящихся к личности самого Николая Константиновича.

Совершенно не в стиле Рериха сотворить некое мало-мальски важное дело и смолчать об этом. Это хорошо читается не только в дневниках его сподвижников, но и в том, как он вел свои дела в социальной сфере и насколько тщательно следил, чтобы его имя не затерялось в анналах истории.

Например, будучи на Алтае, Рерих собственноручно изготовил мемориальную доску на могилу расстрелянных партизан. Во время путешествия по Монголии и Тибету Рерихи неоднократно возводили буддийские святыни — ступы и субурганы. Каждая такая постройка сопровождалась ритуалами по обычаям страны пребывания и ярко освещалась в дневниках участников экспедиции.

Многие Рерих-нутые неоднократно пытались инициировать суды над Рикла, якобы присвоившим себе их товарный знак, на самом деле являющийся старейшим на Земле Космическим Символом Триединства.

Как можно воспринимать человеку в здравом уме, что древнейший символ на Знамени Мира является собственностью Рериха? А теперь, когда Международный Центр Рерихов запатентовал священный Символ, как свой товарный знак, тем самым опошлив идею Рериховского движения, он лишний раз убедил нас в отсутствии границ невежества человека.

Запатентовать символ Триединства, существовавший в Космосе еще задолго до зарождения жизни на Земле и как жизненный принцип использовавшийся обитателями различных планет, равнозначно присвоению в личную собственность кусочка неба, звезды или частички межпланетного пространства.

Сам Н.К. Рерих очень тщательно следил за сохранением своего имени за каждым продуктом своего интеллектуального труда, посредством получения разного рода документальных подтверждений.

Однако посмотрите, что он говорил о Знамени Мира:

«Символ этот имеет огромную древность и встречается во всем Мире, потому он не может быть ограничен какой-либо сектой, организацией, религией или традицией, а также личными или групповыми интересами, ибо представляет эволюцию сознания во всех ее фазах».

Древность Символа Триединства не подлежит сомнению. Не зря Николай Константинович изобразил на одной из картин скалы в Гималаях с гравировкой Символа Триединства, с единственным отличием: отсутствует круг. Камни с той же символикой, но уже в круге, в большом количестве встречаются на территории Алтая и Сибири. Два таких камня всем хорошо знакомы: один лежит в Катуни, неподалеку от Ак-Кобы (между Мультой и Катандой), другой – в селе Куюс, но существует множество других, которые местные жители обнаруживают в самых разных местах в горах Алтая, в тайге и горной шорье. Время не стерло творения древних мастеров-камнетесов, и три круга в едином проступают на ликах камней, иногда четко, иногда едва угадываемо.

«Многие утверждают, что Символы выгравированы во время экспедиции четы Рерихов на Алтай. Однако это в корне не верно. Наскальная гравировка на многие века древнее, чем узаконенный Николаем Рерихом Символ Триединства на Знамени Мира. Рерихи видели на Алтае Камни с трехлепестковыми пламенами и воспринимали их как Весть Учителя. Это действительно была Весть, оставленная рукой безымянного Брата, некоторое время выполнявшего свою задачу на Алтае. Утверждаем! Символика была некогда выгравирована руками древних Мастеров во времена поиска путей к мифическому Беловодью. Еще в домонгольский период одиночки, как правило, монахи, реже посланники устрем­ленных князей, простирали свои взоры в сторону неизведанной страны, тесно соединенной духовными связями с Индией и Тибетом. Синегорье, Беловодье будоражили умы неугомонных искателей счастливой жизни сказаниями и легендами о своей таинственности. Знаки были оставлены вестниками Белого Братства, как путеводные звезды в Обитель Светлых Богов».

(беседа «Скрытые Вехи Путей Белого Братства», «Вехи Огненного Свершения», том 4)

В дневниках экспедиции также отсутствует всякое упоминание об Ак-Кемском озере, которое Рерих увидел бы, перевалив Катунский хребет или перевал Каратюрек, как предполагают некоторые изыскатели. Та красота, которую он мог бы увидеть, побывав на Ак-Кемском озере, обязательно нашла бы отражение в его творчестве, как в прозе, так и в живописи. О том, что этого не случилось, можно только посожалеть, ведь он мог быть первым художником, написавшим Ак-Кемское озеро и прекрасный лик Белухи, отражающийся в его водах, Бориса и Брониславу, вечных стражей, застывших на подходах к величественным снегам. Такие полотна появились уже гораздо позже, ибо каждый уважающий себя художник, побывавший в горах Алтая, считает делом чести запечатлеть этот бесподобный пейзаж. На картинах же Рериха Белуха являет нам лишь свои белоснежные вершины, скрываясь от кисти художника за живописными хребтами окрестных гор.

Художник Б. Смирнов-Русецкий, ученик Н.К. Рериха, лишь в семидесятых годах двадцатого века дошел до Ак-Кемского озера и написал Белуху в традициях своего Мастера.


Б.А. Смирнов-Русецкий. Белуха. Туман

Некоторые исследователи придерживаются следующего мнения: «...если посмотреть картины художника, то ясно видно, что Белуха изображена не от истоков Катуни, а на большом расстоянии, причем с определенной высоты, что позволяет показать вершину хорошо доминирующей над местностью, ее очертания не скрадываются склонами гор справа и слева».

Исходя из этого, можно предположить, что Н. Рерих не собирался ехать к истокам Катуни, для него было достаточно увидеть Белуху с более близкой к Верхнему Уймону точки, тем более что в дневниковых записях художника мы находим: «А со Студеного хребта лучше всего видно саму Белуху, о которой шепчут пустыни». (И.Л. Мершина. Алтайский маршрут Центрально-Азиатской экспедиции: 80 лет спустя).


Н.К. Рерих. Белуха. Эскиз

Излишне говорить, что Долина эдельвейсов, если бы художник посетил ее, тоже была бы на его полотнах или в дневниковых записях, хотя Камень мог бы и не привлечь его внимания, так как был значительно «утоплен» в землю и скрывался в густых травах, ныне беспардонно вытоптанных многочисленными посетителями…

Мы не будем напоминать, что на узком торце Камня есть еще одна гравировка, которая не указана ни в одной статье, ни в одном туристическом буклете — 2000 год. Те, кто читают книги Рикла, знают дату Посвящения Камня, которую отмечают как его день рождения (22 июля 2000 г.). Это так, к слову, ибо сие обстоятельство лишь делает нападки отдельных приверженцев версии о Рериховском Камне еще более агрессивными. Мол, вандалы проклятые, испортили памятник культуры. А вы никогда не задумывались о том, что если бы не эти символы, которые некоторые относят к формам проявления вандализма, ни вы, ни тысячи других людей никогда бы не узнали о Камне-Мастере в Долине Ярлу?

Ну и наконец, хранители наследия Рерихов для утверждения истины могут провести экспертизу, которая подтвердит, что дата нанесения символов — действительно 2000 год.

Сегодня высказывается много мнений и предложений насчет того, как именно вернуть Мастер-Камню в Долине Ярлу имя его истинного Родителя и Посвятителя, Мастера Рикла, человека, который открыл это Место Силы в горах Алтая для всего мира. Каждый предлагает свои формы справедливого разрешения данной ситуации, сообразно своему внутреннему содержанию и состоянию духа.

Далеко не все, что исходит со страниц ваших писем и из устных высказываний, может быть принято нами и поддержано, ибо, как сказал Рикл в одной из своих последних бесед с учениками: «Люди Земли ничего не знают о справедливости, хотя это слово звучит из уст так же часто, как раздаются звонки их мобильных телефонов, пронизывающие пространство смертельными вибрациями.

В современности слово «справедливость» стало синонимом фигового листа, которым после падения во грех превратившее святое начало творения в похоть человечество стало прикрывать свое бесстыдство. В большинстве своем земляне подстраивают справедливость под свои личные выгоды и амбиции, которые выставляют в образах высоких стремлений и благодетелей».

Но, несмотря ни на что, как бы вы ни выражали свои чувства и эмоции, мы радуемся тому, что все происходящее с Мастером и вокруг его имени не оставляет вас равнодушными. Защищайте имя своего Мастера, но если вы делаете это через агрессию, ложь и лицемерие, знайте: такая защита отяжеляет Его движение в мирах Космоса и Земли.

В завершении нашей беседы вернемся к вопросу: почему мы решили принять участие в дискуссии, которая за последние годы переросла в жестокий спор между последователями Мастера Рикла и Н.К. Рериха, к которому присоединяется все большее число как заинтересованных, так и независимых людей.

Ответить мы решили словами из книги «Община», § 94, возможно, слова почитаемых вами Учителей смогут достичь вашего сердца:

«Часто вы говорите о несовершенстве существующих книг. Скажу больше — ошибки в книгах равны тяжкому преступлению. Ложь в книгах должна быть преследуема, как вид тяжкой клеветы. Ложь оратора преследуется по числу слушателей. Ложь писателя - по числу отпечатков книги. Занимать ложью место народных книгохранилищ тяжкое преступление. Нужно почуять истинное намерение питателя, чтоб оценить качество его ошибок. Невежество будет худшим основанием. Страх и подлость займут ближайшее место. Все эти особенности непозволительны в обществе. Устранение их нужно осуществить в новом строительстве. Запретительные меры, как всегда не пригодны. Но открытая ошибка должна быть удалена из книги. Необходимость изъятия и перепечатка книги образумит писателя.

Каждый гражданин имеет право доказать ошибку. Конечно, нельзя препятствовать новым взглядам и построением, но неверное не должно вводить в заблуждение, потому, что знание есть панцирь общины и защита знания ложится на всех членов ».

Далее в том же ключе. Письмо Е.И. Рерих американским сотрудникам (том 1,2 79):

«Помните любимые слова Н.К., которые он так часто повторяет: «Мы должны опираться на истину, на истинные факты, все наши слова и действия должны быть чисты, как кристалл, ибо мы живем на глазах всего мира». Потому зорко следите, чтобы враги, одевшие личину дружбы, не искажали факты, чтобы неточность не вкрадывалась даже в мелочи, ибо из мелочей складываются большие величины. Неусмотренный камешек под ногою роняет гиганта. (Посев 31 декабря дал свой урожай.) Не затрудняйте путь!»

 

Остается напоследок озвучить просьбу Мастера Рикла к посетителям Долины Ярлу – не рвите эдельвейсов, не вытаптывайте травы.

«Одновременно прошу разрядить энергетическую и физическую ситуацию вокруг Места Силы Камень-Мастер в ЯРЛу. Не селитесь рядом с Градом и Камнем ближе, чем на километр, это не есть мой запрет, но Просьба Мастера. Не ставьте свои туалеты под Чашей Алтаря, уберите палатки ниже, до первой чистой воды, это в километре-полутора от моей стоянки — ее все знают. Ходите к Мастеру в гости, как к Святому Месту, а не искажайте энергию своим присутствием в Его Ауре, ибо вы все носители психической энергии, как положительной, так и отрицательной. Очистите место от своих же нечистот и отойдите на рубежи Благоговения».

 

P.S.: Как бы просто к слову, но те, кто слушал живые беседы Мастера на новом диске, посвященном экспедициям Рикла в 2005-м и 2012-м годах, поймут суть этого постскриптума.

За Белухой водилось много разных имен, но вот одно из них для нас имеет особое значение – Мусс-Ду-Тау, так издревле называли ее киргизы южного Алтая.

Группа Учеников
21.11.2012 г