:

1

:

аньше люди часто летали на Луну от всяких земных невозможностей. Побудут там немного, забудут свои земные горести и возвращаясь на Землю ничего не узнают. А те, которые оставались все это время на Земле, спрашивают не понимая, что случилось с их другом: Ты что, с Луны свалился? И тот, кто был на Луне отвечает: Конечно! Откуда же мне еще было свалиться? И вот, те люди, которые частенько падают с Луны, хранят в своем сердце прекрасную музыку далекого. Они знают тайны Земли и Вселенной. Они мне и рассказали эти сказки, которые я записала для Вас.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ДИКАЯ ИСТОРИЯ

Глава 1

Давнымдавно, когда Земля была еще совсем ребенком, родители надевали ей на голову кружевные чепчики из тканей таинственных атмосфер, чтобы она видела сны и могла по ним постигать жизнь.

Видя с младенчества сны, которые ей показывал ее отец Космос, и впитывая молоко своей матери Луны, она росла не по космическим дням, а по космическим часам и вскоре превратилась в прекрасную юную царевну.

Как и в детстве, она все еще была нежно привязана к своей матери и любила подолгу смотреть на нее по ночам, вышивая серебряными нитями материнской любви свои удивительные, живые сны. Из них она готовила себе приданное. Ведь когда-нибудь однажды, ей предстояло встретить великолепного, блестящего царевича и выйти за него замуж.

И вот, когда юная царевна, убаюканная колыбельными песнями Луны, спала в своей нежной пуховой постели из белых субстанциональных масс Космоса, Блестящий царевич Ярило-Солнце начал засылать к ней своих сватов. Огненными шарами, они неслись к Земле и кружа вокруг нее будили царевну своим фантастическим сияньем. Ничего еще толком не понимая спросонок, молодая Земля терла глаза и искала в небе свою маму, но никак не могла увидеть ее: все вокруг было настолько освещено огненными сватами, что нежный свет Луны не мог пробиться сквозь эту предсвадебную иллюминацию. Тогда Земля решила спросить сама, в чем дело и почему теперь так светло?

Мы предвестники Сияющего Дня, отвечали сваты, нас послали Великолепныя, Ослепительныя Царевич Ярило Солнце. Его Сиятельство велели Нам сказать, что влюблены в Ваши милыя красы, и желают, чтобы Вы стали его верной супружницей. А как получит он согласие Ваше, то тут же он пошлет Вам лучи своей любви, и будете Вы в них цвести расцветать, покуда не станете Царицей всей страны его огромной, звездам в коей нет числа, и чьи просторы бесконечны!!!

Тут юная прекрасная Земля отвечала посланникам Солнца:

Мы, Земле юныя, просим ночку переспать, да совет с моей матушкой Луною держать, а как решимся Мы супружницей верною Ярила Солнца стать, то будем петь Им песню. Как услышат они песню нашу, тогда станем свадьбу пышную играть, всех в гости созовем, и родителей почествовать будем. А сейчас возвращайтесь к своему Господину Великому, передайте ему ответ Наш.

И полетели сваты огненные в страну роскошную, блистательную Великого Ярила Солнца, а от их великолепного полета, все небо вокруг было расцвечено разноцветным сиянием. Потихоньку, помаленьку, исчезло сияние и молодая Земля увидела среброликую Луну, свою мать, и обратилась к ней с такою речью: Мам, а мам, что делать-то? И в правду что ли замуж за Солнце выходить?

И поэтичная Луна отвечала своей дочери Земле: Слушай, доченька моя, слушай меня родная, я тебя в любви растила, молоком своим поила, отец Космос тебе сны показывал и сказки рассказывал, поэтому ты теперь такая красивая, поэтому ты теперь такая милая. И Царевич Ярило покорен твоею красою. Он теперь хочет тебе добро свое дать, детей с тобою рожать и множить силу свою и красу твою, чтобы ты детей своих любила, и растила бы их, так же как и мы с отцом твоим растили тебя. Ярило жених богатый, статный и ладный. Он любовью своею тебя согреет и богатствами тебя своими одарит, чтобы росли твои дети сильными и красивыми. Иди замуж за него, дочка, а я буду с тобой каждую ночку.

Тогда прекрасная Земля легла спать, чтобы сон увидеть, и с отцом Космосом совет держать. Ей снилось, что все вдруг ожило, задышало, и трепетом юной любви наполнилось все вокруг. Ей снилось, что глубокие воды, которыми она была окутана, вдруг стали разворачиваться сами собой, как прекрасное сари, и тело ее обнажилось и она поняла, до чего была красива! Нежные формы удивляли своей гармонией, а любовь, которую она хранила в глубине своего сердца вдруг стала звучать, как песня, разливаясь по всем просторам прекрасной музыкой! И до того ей этот сон понравился, что Земля проснулась и тут же начала петь вслух эту удивительную по красоте и силе песню любви, которую услышала во сне от отца Космоса.

Звуки этой песни летели все дальше и дальше, пока не достигли

Прекрасной страны Сияющего Ярила- Солнца. И заслышав их, Блистательный Царевич двинулся навстречу своей новой судьбе, навстречу своей любви, своей юной прекрасной Невесте. А увидев ее засиял еще ярче, даря ее золотом своей любви. И Земля, купаясь в его объятиях, стала еще прекрасней: первое дыхание от испарений ласк любви проносилось над водою! Воды, иссушаясь, поднимались кверху, образовывая воздушный ореол, который теперь, как складки прозрачной, легчайшей ткани облегал нежное тело Земли. Царевич Солнце, в восхищении красотою Земли, усеял эту ткань сверкающими бликами, а на голову ей одел корону-Радугу, и все далекие звезды, и таинственные неизвестные планеты любовались этой неотразимо- прекрасной невестой Землей!!!

А когда настал час свадьбы, то все приглашенные разместились ровным кругом вокруг жениха и невесты, чтобы лучше видеть празднество. Все хотели налюбоваться вдоволь на великолепные, золотые уборы Ярило Солнца и подвенечный белоснежный с голубизною наряд молодой Земли. И каждый из гостей принес свои дары: Меркурий, младший брат Солнца подарил движение и скорость. Венера, сестра Солнца, подарила красоту и гармонию. Марс, верный друг и товарищ подарил отвагу и мужество. Юпитер, зять великодушие и веру, Сатурн, строгий учитель дисциплину и время, Уран, гений, подарил дружбу и озарения, Нептун, мистик ясновидение, Плутон, правитель, принес силу и власть, а веселый шутник Хирон одарил новобрачных юмором и многотомным сборником анекдотов всех времен и народов. В одном из своих сочинений, он вывел странный Персонаж, который не подлежал никакому описанию. О нем даже нельзя было сказать кто он по-гороскопу. Но что поделать, таков Хирон. Его странный Персонаж бегал на свадьбе и пел веселую песню:

Я Рыба, Рыба, Рыба!

Я вовсе не Овен!

Тельцы, Весы и Раки

Совсем не мой рефрен,

Мне тяжко с Водолеем

А с Девой просто мру,

Со Львами веселее,

Но я от них бегу!

Быть может нету в мире

Названья для меня,

Но я всегда в эфире,

И с вами я всегда!

Свадьба длилась целых семь космических дней, все пировали и славили молодую пару, а когда пир закончился, то все гости разошлись по своим местам, а Солнце и Земля, взявшись за руки стали кружиться. И кружатся они по сей день, неразлучные, и в кружении своем счастливы, и делают счастливыми всех и все вокруг!

Глава 2

От того, что Солнце кружило Землю вокруг себя, молоденькая Земля округлилась и стала хорошенькой, ладненькой и смешливой. Часто она хохотала просто так, без особой на то причины, просто потому, что было хорошо. Потому, что она понимала, как хорошо любить и быть любимой. А ее молодой супруг, увидев такое ее настроение, еще пуще прежнего воспылал к ней страстью, и воспламенил ее своей огненной любовью настолько, что пришлось звать на помощь врача, Великого Вайю, повелителя всех ветров. Вайю принес на своих огромных крыльях прохладу и остудил Землю от любовной горячки. И Земля, из благодарности к нему за его заботу, пошла в рост.

Первым делом, стала отращивать волосы. Длинные побеги ползучих растений стелились по всей ее поверхности, и со временем выпрямляясь, росли вверх. И снова Земля преобразилась: все суши ее, поросли дивными волосами- цветами, волосами-деревьми и пушком папоротников. Вайю очень любил играть с волосами Земли: волнуя их движением своего дыхания, он заставлял их шептаться и петь. И Земля любила его ласковые прикосновения, она просила его еще немного побыть с нею, покрутить пальцами кудри у нее в лесах-волосах, позаплетать косички. И Вайю с удовольствием выполнял ее просьбы и от этого, Земля раскудрявилась еще больше! Повсюду распускались цветы необыкновенной красоты, лепестки их были огромны! И деревья росли такими же высокими и диковинными. Непохожие ни на что известное Земле до этого, они сделали из нее настоящую южную красавицу: кокетливую и темпераментную. Ну и дела! - говорила она, глядясь на себя в зеркала водных гладей, - сплошная экзотика! - и хлестала по воде непонятно откуда выросшим хвостом, перламутровым, с чешуйками, и поднимала им мириады бриллиантовых брызг! Шаловливая, она ласково мучила своего супруга, прячась в прохладной тени своих первобытных лесов, она мягко тиранила его тем, что заставляла подолгу искать ее в густых чащах. Ветер, Вайю, слал ей все новые наряды, один прекрасней другого, и она каждый раз преображалась, облекаясь в тот, или иной наряд Молодой муж Солнце с ума сходил, когда она долго не показывалась ему в своих новых платьях. Сейчас-сейчас! Еще чуть-чуть подожди сообщала она ему кокетливым тоном, я одеваюсь! А он, продолжая кружить вокруг нее, искал ее в зарослях джунглей, и найдя, обдавал ее жаром своих огромных огненных глазищ. И в свете его взгляда она была еще прекраснее! А потом, красавица откидывала легким движением волосы со лба и давала себя целовать и нежить. И так продолжалось еще долгое время сияние ликующей Земли было видно всем обитателям Космоса.

Скоро Земля начала заметно поправляться, и прекрасная одежда, даренная ей ветрами теперь была ей безнадежно мала: сильно выпирали бока, живот стал большим и круглым. Ей уже не так хотелось веселиться, нежно терзать супруга юбовными играми. Она все больше искала уединения, хотела видеть свою мать-Луну. Все чаще склонялась она головою к ночи, и ждала целыми днями ее наступления чтобы подолгу беседовать с мамой Луной.

А теперь что? спрашивала она ее, - почему все так? Мне уже не интересно играть с мужем в прятки-догоняшки. Мне хочется подолгу спать, и просто нежиться в его лучах...

И мать-Луна ей отвечала: Все правильно, детка. Теперь ты сама скоро станешь мамой. И Земля поняла, что понесла в чреве своем новую жизнь. Что все теперь будет иначе. И жизнь ее, и сам лик ее изменится.

А молодой супруг Солнце, понимающе и ласково смотрел на нее по утрам, не тревожа ее долгий, глубокий сон своими жаркими прикосновениями. А днем нежно грел ее в своих объятиях.

Время шло не спеша и не медленно, шло как заведенное. Днем Земля наслаждалась обществом своего супруга, а ночами пребывала с маменькой. И однажды она почувствовала странные толчки. Это, наверное, роды начались, - подумала она. И правда, отовсюду из ее недр, из ее пор появлялись странные существа: прозрачные, невесомые, с большими круглыми головами, с ручками, похожими на плавники и крылья одновременно, и вместо ног что-то наподобие подвесного моторчика, круглой формы: они могли летать, плавать и бегать.

Очаровательно! подумала Земля. И это мои дети? А где же прекрасные, округлые формы, как у меня, их матери, или как у их отца Солнца? В чем же наша схожесть? Разве только в глазах, размышляла она, ведь они у них круглые и большие, как у нас, их родителей. И Земля принялась ласкать и гладить своих малышей, говорить им всякие ласковые слова, потому что какими бы они ни были, они все-таки были ее детьми, и как всякая мать, она любила своих детей. Но все-таки, хотелось бы знать, с чем связано такое внешнее несходство, у папеньки попробую спросить, - решила Земля, и стала звать на помощь Космос.

Глубокий мудрый Космос успокоил ее: А ты так сильно не переживай,- сказал он ей, - видишь все эти планеты? и он широким жестом показал на переливающиеся разноцветным сиянием шары в его, космическом пространстве это тоже мои дети! Но прежде, чем вам всем стать такими красивыми и круглыми, вы все начинали вот с таких вот странных существ. Не все из них, конечно, вырастают в планету, но каждая из вас, начинала с маленькой точки в пространстве и превращалась по-очереди то в облачко, то в капельку, то в камушек, то в букашечку,объяснял он своей дочери, а рядом крутился все тот же странный Персонаж из сочинений Хирона. Вот, посмотри на него, указал Космос Земле, видишь? Что-то непонятное, чему вроде бы и нет названия, и все же оно существует. Это, детка моя, монада. И все, чему суждено родиться, проявиться и жить, появляется именно из таких вот монад. И он ласково погладил маленькую, круглую и блестящую как бусинка, монаду. Эта крошка и говорить-то толком не умеет, но песни уже петь может. И все в этой Вселенной устроено по этому принципу: сначала вроде нет ничего, а ты что-то чувствуешь, будто музыку таинственную слушаешь, а потом, вдруг будто бы из ниоткуда возникает Нечто. А крошечная кругленькая монада при этих словах засияла и стала напевать что-то очень странное и непонятное, почти нечеловеческое:

Матрипадма еще не набухла,

И все же Ое-а-хо-о един!,

И так дальше, вид за видом. продолжал отец Космос. Состояние за состоянием. Это сейчас ты, доченька, такая хорошенькая, ладненькая, а была ведь не больше червячка-заморыша! Это всегда так! И все мое пространство наполнено жизнью, которая хочет проявится и существовать!, и он по-отечески ласково потрепал ее по щеке. И они вместе весело рассмеялись. А потом еще говорили о том, о сем, о житье-бытье, про то, как лучше детей воспитывать-растить, как и свое здоровье и нервы попусту не тратить.

А на прощание, он поцеловал свою дочь Землю, и сказал, что каждый раз думает о ней, посылает ей свою бесконечную любовь и заботу, и следит за тем, чтобы все у нее и ее детишек было хорошо и правильно. И после этого исчез, на прощанье забросав ее Небеса звездопадом, растворился вокруг невидимыми и едва осязаемыми волнами бесконечного покоя.

А монада, восхищаясь зрелищем и не помня себя от счастья вдруг запела чистым красивым человеческим голосом совершенно понятную песню:

Смотрите! Звезды падают на нас!

Летит крылатое творенье,

Наполнен воздух вдохновеньем

И каждая несет свой сказ!

И лишь моя звезда одна на небе,

И не спешит покинуть кров родной,

Ее края ласкает Космос негой,

И откровеньем дышит весь ее покой!

Такой же буду я,

В неизмеримом временем пространстве,

Неся покой всему, что торопясь живет,

И собирая мир в любви и братстве

И сберегая души,

Аки Земле береге живот.

 

Глава 3

Когда точно Эволюция появилась на Земле, сейчас уже сказать никто толком не может. Но однажды увидев жизнерадостную, хотя и немного импульсивную и непредсказуемую Эволюцию, Земля прониклась к ней глубокой любовью. Она говорила своей любимой подруге: Как хорошо, что ты пришла! А то без тебя как-то пусто было... Я от тебя просто в восторге! Ты такая неземная! Такая удивительная! А я вся какая-то постоянная, неспешная..., Вот поэтому ты мне и нравишься!- отвечала Эволюция Земле. Ты как раз такая, какой я не могу быть бережливая и заботливая! Ты надежная, на тебя всегда и во всем можно положиться. Ты устойчивая, к тебе даже можно прислониться и на тебе можно воплотиться. Ну где я еще такую в Космосе другую найду? А у меня еще много идей и мне их все нужно реализовать. А у тебя, как раз все условия, да к тому же муж богатый и щедрый, он всех согреет и вырастит/

И они были счастливы, как неразлучные верные подруги. Эволюция носилась по Земле и пряча лицо в ладошках, спрашивала игриво Землю: А сейчас ты меня видишь? Где я? И они весело смеялись, потому, что знали, что это только игра. Подрастая и взрослея вместе, они учились жить правильно, помогая друг другу во всем, и поверяя самые глубокие тайны.

Земле хотелось изменить что-нибудь в себе, прическу или платье и она поднималась со дна морей и отряхивалась, а Эволюция делала из ее водорослей красивые растения и украшала ими Землю. Дарила ей многочисленные жемчужные ожерелья и россыпи бриллиантов. А позже, когда у Земли родились дети, она их учила стремлению и полету в неведомое. И как уже было сказано, новорожденные дети Земли были существами очень странными. Непохожие ни на одно животное, ни на одну птицу или человека, они все могли плавать, летать и бегать по земле. Ученые-эзотерики называют их праформами, но если вы где-нибудь их встретите, то лучше не обращайтесь к ним так: Эй ты, праформа..., лучше называть их элементалами, по имени-отчеству и желать им добра и счастья. Например, вот так: Здравствуй, о Свет-Элементалович Воздух, сын Земли, правнук Вселенной, прапраправнук Космоса, мир дому твоему!! Узнаю прекрасную Жизнь в лике твоем! и так дальше в таком же духе. Все-таки они живые, и дети Земли. Разве вы не видели только что, как они собравшись дружной стайкой подсматривали в книгу?

Хорошие дети быстро усваивали уроки и также быстро росли. И конечно, очень быстро вырастали из одежек. Тогда Земля и Эволюция шили им новые, и каждый раз создавали что-то такое, что было красивее и лучше прежнего! А упрямые, непослушные дети любили лентяйничать, и специально вымазывались глиной, чтобы их мыли и не заставляли учить уроки. Вот они-то, никак не хотели вырастать, хотели всегда оставаться маленькими, только чтобы самим ничего не делать. И очень завидовали тем детям, у которых были каждый раз новые одежды. И все время старались помешать Эволюции учить уму разуму веселых, хороших детей. Хотели, чтобы все были такие, как они неразумные. Да к тому же, все норовили плохих снов насмотреться, всякой гадости, про монстров всевозможных, чтобы они потом материализовались, погубили Эволюцию и покусали бы их мать, Землю. Тогда им уроки не нужно будет учить.

И однажды, насновидели, как огромный Скорпион, злой и коварный укусил Землю и она стала вялой и беззащитной. Проснулись утром ужасные дети и увидели, что создали Скорпиона наяву, он своим хвостом огромным ка-а-ак замахнется, да ка-а-ак ужалит их мать! Взвыла она от боли и начала трястись и исходить пеной. А Эволюция собрала ветра и стала петь пламенную тарантеллу, чтобы Земля, начала танцевать, и исторгла бы из недр своих яд Скорпиона, и выздоровела бы.

Все сильнее становилась дрожь Земли, все громче, исступленней становилась тарантелла. Дикая пляска перерастала в настоящую бурю. В небе носились темные, злотворные дымы, яд Скорпиона, выходя наружу, сжигал, желчный, все живое, что было на Земле, а она уже не могла остановить буйство: разверзались кратеры, били подземные гейзеры, вулканы, вырываясь из ее недр, кровоточили и потрясали адской болью ее тело. А Эволюция пела песню таким жутким голосом, что от него выползали наружу все привитые ужасными детьми нечистоты и горели в очищающем пламени. Те дети, которые чему-то научились поднимались в небо с горящей Земли, и кутались в облака, чтобы жадный Мрак Невежества их не увидел и не съел, а те, которые родились, чтобы просто побалдеть и ничему не научились, пожирались им, и гибли в ими же самими созданном зле.

Постепенно черные дымы над Землей улетучились, скорпионий яд вышел из ее тела, она успокоилась и стала приводить себя в порядок. Но недавнее буйство очень сильно преобразило ее лик. Появились горы, равнины и холмы. Повсюду звенели ручьи, собирались в реки и стекались в моря. А у излучин рек и по берегам морей образовались милейшие места, которые так и тянуло обжить и сделать их еще прекраснее.

А когда Эволюция увидела преображение Земли то решила, что не плохо бы снова наводнить эти прекрасные просторы всякими живыми существами, и стала это делать, давая волю своей фантазии. Вскоре везде носились новые элементалы. Те, которые любили огонь посверкивали в воздухе как маленькие звездочки, те, которые любили воду переливались малюсенькими струйками, играя в воду. Те, которые любили воздух летали в небе, как прозрачные облачка, а которые любили землю отличались собранностью, и играли в крупицы чего-то материального, и даже подумывали о создании Биржи Финансов, но потом бросили эту затею. Всему, как видно, свое время. И все те дети, которые уцелели после катаклизма, теперь спускались на Землю в виде вращающихся капсул и избрав себе место по желанию материализовывались в формах, превосходящих по совершенству прежние. Они уже были гораздо красивее и интереснее, с ними почти что можно было поговорить. Обычно, они брались за руки и водили хороводы, такие маленькие хороводики, потому что, надо сказать, первые дети Земли и Солнца были совсем крохотными, почти невидимыми, но все-таки разумными. И они мечтали о большой жизни, о такой жизни, где они смогут принести большую пользу, и служить добру. И однажды их мечта сбылась.

Глава 4

И вот однажды, в одно прекрасное утро, когда Эволюция носилась по лесам и просторам Земли, вдохновленная новыми возможностями возродить жизнь, прилетели на голубую Землю люди на Золотом Ковчеге. Они были красивы и огромны, светились как Боги, и прилетели они с Луны, до этого они там жили. Но Луна стала старенькой и они не хотели ей причинять неудобства, поэтому переселились на Землю. Они, конечно оставили на Луне своих старейшин, чтобы кто-нибудь мог ухаживать за старенькой Луной. А то, если бы они этого не сделали, как же их можно было бы назвать людьми?

Для того, чтобы приспособиться к жизни на Земле, людям нужны были земные одежды, или формы, как их называют те, кто много книжек читал по эзотерике, и вообще, кто знает тайны Земли и Космоса. Лунные формы не годились для земной жизни. На Луне были другие законы, невесомость там, и еще всякое разное... И вообще, Луна была гораздо романтичнее Земли, часто рождала поэтов и художников. Но зато ей не хватало собранности, организованности. А вот Земля как раз была очень тверда в своих действиях, и принятии решений. А людям того и нужно было: научиться быть твердым и выстаивать в трудных ситуациях. И поэтому, в целях продолжения эволюционного движения, Земля им прекрасно подходила. Ведь недаром нашу Землю называют Землей, это потому, что она твердь, она дает всему устойчивость, твердую силу и учит быть бережливым. Очень часто она подбирает то, что другие выкидывают и хранит это глубоко внутри себя, а потом превращает его в Сокровище, и дарит тому, кто любит ее.

Поэтому люди живут на Земле и учатся и нее Любви и Терпению.

Эти древнейшие люди были мало похожи на нас, но все-таки похожи. Они могли плавать, летать и учились теперь ходить по Земле.

Некоторые из нас все еще летают, но большинство забыло, как это делается, вот и не летают. А еще, эти огромные, светлые полупрозрачные люди не знали языка, потому что он им был не нужен.

Они общались мысленно. Сами мысли круглыми шарами из жидкости металлического цвета плавали в воздухе, и люди пользовались ими вместо слов. Их мысли были о том, что:

Мы созданы из мириадов легких капель счастья

Соединенных вместе просторной силой звука имени

Единого,

И имя это Человек!

А если один человек хотел сказать что-нибудь другому человеку, то он лепил из таких органичных, шарообразных мыслей нужную форму. И другой человек моментально понимал, чего от него хочет его друг. Очень быстро понимал, потому что, мысль самая быстрая вещь на свете, даже сейчас быстрее мысли ничего нет. Никакой самолет или ракета не сравнятся с ней в скорости. А ученые-эзотерики называют эти сгустки энергии или шарики мыслей мыслеформами. И если присмотреться повнимательнее к пространству, вмещающему нас, то можно увидеть, как оно все наполнено шарами разных размеров и цветов. И если очень в это верить, то можно ухватиться за эти шары, как за связанные между собой мысли и улететь далеко-далеко, так далеко, где вообще нет никаких мыслей, в не-пространство.

Древние люди очень хорошо понимали друг друга, и поэтому не ссорились, не воевали, жили дружно и счастливо, как в раю.

Все они были одного пола, роста и цвета. Они все были одновременно и мужчинами и женщинами, поэтому были чрезвычайно сильны, как Боги. Но, честно говоря, они и посейчас Боги. И для тех, кто умеет видеть, они такими и остались огромными и сияющими. И у каждого живущего человека есть такой Бог его собственное начало, его прошлое. Но только к нему нужно стремиться, чтобы снова слиться с ним воедино, и снова обрести могущество, чтобы служить добру и созиданию. И если вам что-нибудь нужно, вы всегда можете позвать его на помощь. Он вам посоветует, как себя вести, или даже сделает для вас такое, в чем вы действительно нуждаетесь. Они всегда здесь, ведь на самом деле времени не существует, это только временный подарок Сатурна, чтобы развить более сильное сознание.

Глава 5

Долго ли, коротко ли жили на Земле счастливые Люди-Боги, да только жизнь всегда заставляет меняться и решать более сложные задачи. Вот и настали такие времена для счастливых древнейших людей.

Чтобы продолжать свою историю, свою эволюцию, они должны были превращаться по-очереди то в растение, то в камень, то в животное, и так далее, пока снова не станут Богами.

Чур я розовый кварц! А я изумруд!, спешили они навстречу Эволюции. И она великодушно раздавала каждому их роли с подходящими для этого костюмами. Чур я одуванчик! А я, чур ромашка, кричали они, пытаясь обогнать друг друга в эволюционном марафоне.

И этот красочный спектакль до того нравился Монаде, что она не зная себя от радости, пела всем-всем-всем свою счастливую песню:

Я юное небесное Созданье!

Я вылеплена из чудесных снов,

Я тайна, я обитель мирозданья,

Я мудрость высшая миров!

Я малая земная ветка,

Я семечко, внутри меня покой,

Я пустота, я безответна,

Я сотни стройных, чистых голосов!

Мое сознание стремится к совершенству,

Меня обитель рая ждет к себе!

Я песня, я русалка, я блаженство,

Я звездный свет, я тень ночная на Земле!

Я все могу, и я все знаю!

Я отражение всего и ничего!

Я по утрам из Космоса слетаю,

И песнь на крыльях я несу его!

Так стала развиваться жизнь на земле, и древнейшие люди разрастались плантациями по всей планете. Становились они сначала человеческими растениями: с глазами-листочками, и еще одним глазом посередине лба, с ручками-веточками, со стеблем туловищем и ножками-корнями, вросшими в землю. Если вы вдруг встретите такие человеческие растения, то поговорите с ними. Они вас поймут. Ведь они тоже люди, хоть и стоят как вкопанные.

Целые семейства древних растений-людей насаждали Землю. А затем эти семейства начали делиться на виды и подвиды. Даже сейчас, в современном мире, мало что изменилось: если что-то очень сильно виднеется, то это называют видом. А того, кто обезьянничает, и хочет походить на этот вид, называют подвидом. Вот и судите сами, какие раньше бывали Виды, если то, что мы имеем сейчас, является лишь преобразованной копией первобытной Природы, ее подвидом.

Наступал следующий акт Эволюционной пьесы и древние актеры меняли одежды, превращаясь в Динозавров и Драконов, которые могли летать по старой привычке, и для пущей важности изрыгали пламя.

Пока они это делали безнаказанно, потому что не родились еще на них богатыри русские, Илья Муромец, да Никита Попович.

Глава 6

Период Божественности подходил к концу и наступала Материальность. Тяжело двигаясь и вздыхая, она сбивала камнями и палками парящих в воздушном пространстве Божественных людей. Она гнала их к другому выходу на свободу через Разумное Познавание.

Так произошло падение в Материальность. Как и все состояния, Материальность имеет свою продолжительность. И будет продолжаться, пока не исчерпает себя до конца. Ну а исчерпывать саму себя до конца, Материальности придется долго и если даже все экскаваторы мира соберутся вместе и каждый человек возьмет в руки лопату, то они все равно не завершат работу в ближайший миллион лет.

Сбитые Материальностью люди, падали на землю, как спелые плоды, обрастали шерстью и напрочь забывали свое Божественное прошлое.

И приходя в себя целую Вечность, учились ходить на четвереньках и издавать нечленораздельные звуки.

Грубой Материальности нравились дикие невежественные люди и она всячески поощряла их безумные празднества. Она любила, когда они сбивались в кучи и страстно мычали что-то им одним понятное, и все глубже и глубже утягивала их в свои недра.

Понемногу, радужное сияние нимбов вокруг их голов потеряло свою актуальность и на него никто уже не обращал внимания. Некогда парящие божественные люди становились обезъяно-подобными древнейшими людьми Ману.

На древнеиндийском языке Сензар, Ману означает думать. Гораздо позднее, английские потомки древних Ману, научившись говорить по-английски и перестав ходить на четвереньках, переняли это слово себе, и стали называть друг друга мэн. А особенно умных, совсем не волосатых мэнов, с рыжими английскими усами назвали джентльменами.

Ману первые мыслящие люди. Но хотя они и люди, их часто путают с обезьянами. А великий английский ученый Дарвин так и сказал всему миру, и ошибся. Ведь он тоже был человек, хоть и великий, и как все люди тоже мог ошибаться. Дарвин часто гулял по ботаническим и зоологическим садам и вглядывался в живую природу. А так как сам был потомком думающего человека или Манушия, то ничего лучшего не мог придумать чем то, что обезьяны так долго страдали от холода, дождей и ветров, что постепенно поумнели и превратились в людей. Если бы Дарвин так много не думал, а больше доверял своей интуиции, то понял бы, что ум дается взамен божественности.

Как в любом человеческом обществе есть свои вожди, был он и у древнейших Ману. Этого прекрасного великого человека звали Вайвасвата.

Когда стремительное Солнце исчезало за горизонтом и вечер настигал людей, Вайвасвата посвящал их в великие тайны Будущего.

В предрассветных сумерках объективного мышления, древнейшие Ману внимали всему, чему их учил Вайвасвата.

Смотрите звезды, наставлял он их,

Нюхайте траву,

Я говорю вам, люди,

Я вас заклинаю,

В росу студеную бросайтесь по утру,

А к Богу обращайтесь со стихами.

Он ловкой рукой хватал какую-нибудь из субъективных мыслей, то и дело снующих в жизненном пространстве и начинал освещать ее Сознанием. От этого мысль веселела и становилась до того ручной, что готова была на что угодно, лишь бы материализоваться в этом гулком и просторном мире.

Так, постепенно, мир наполнялся объективными мыслями. Освещенные или осознанные человеческим разумом, они материализовывались в нем. Из разноцветно-хаотического, мир превращался в определенный, с четкими контурами, и набирая вес, тяжелел.

Все становилось на свои места: почва простиралась под ногами и утрамбовывалась так, что на ней было приятно возводить Объективную Реальность. Небо ласкало дуновениями своих ветров мохнатые головы Ману, научившихся к тому времени ходить прямо.

Объективная Реальность была рада вместить в свои объемы человечество, и хотела, чтобы у него не было никакой другой реальности, кроме нее.

Ревнуя, она старалась заточить в своих рамках каждого Манушия.

И даже сейчас ее характер совсем не изменился. Но закрепостить в себе навсегда людей она не может, потому что другие реальности всегда рядом, и только и ждут удобного случая, чтобы увлечь человечество.

Дисциплинированное Время установило свои порядки в мире и научила людей мыслить линейно, вереницей дней и ночей.

Людям было немного скучно проводить большую часть времени в Обычной Реальности и поэтому они тоже разделились на мужчин и женщин и стали заводить себе детей.

Вскоре мир наполнился прекрасными манушийными Василисами и Иванами, которые стали жить поживать, да добра наживать.

 

Глава 7

И вот с этого момента, может быть раньше, может быть позже, по Земле пошли всевозможные времена всяких цветов и размеров. Эры катились как гигантские шары, заключая в себе гораздо меньшие их эпохи и совсем крошечные века. Резвые эпохи бежали рысцою позванивая на каждом повороте истории колокольчиками и косили раскосыми глазами на малюсенькие человеческие века, которые семенили рядом своими крошечными ножками, утопая во все разрастающихся исторических событиях. Но до наших, современных веков, были века гораздо огромнее, и люди, жившие в этих веках, тоже были огромны. Это потом уже, после бесчисленных волн игривой Эволюции, на берег земного мира нанесло всяких ракушек и моллюсков, которые начали жить в мелькающих днях. Люди с тех пор уменьшились до того, что считают коротенькую, человеческую жизнь невыносимо долгой, и не зная, как справиться с этим оголтелым мельтешением, изобрели часы, минуты и секунды, чтобы вглядываясь в них, прислушиваясь к ним, понять, что же все-таки вся эта жизнь значит.

Мезозойская Эра ходила по Земле неважно: то в потопе потонет, то в Вечную Мерзлоту забредет. Упадет, бывало, в какую-нибудь земную катастрофу, глаза закатит и челюстями лязгает от бессилия.

В такие ее кризисы у пещерных медведей начинался невроз, какой бывает обычно у спорстсменов-бегунов перед стартом, и они хотели бежать как можно дальше, но были очень большими а Земля маленькой и бежать им было некуда. В панике они вставали на задние лапы и старались приветливо помахать Солнцу, проносившемуся на бешеной скорости, чтобы найти на нем свое спасение, но не успевали. Солнце тогда было молодое и резвое и носилось вокруг такой же молодой ветреной Земли со скоростью света. И вся эта ужасная беготня приводила в дикое волнение местных динозавров. Но они были существами утонченными и исключительными вегетарианцами, поэтому не могли предпринять что-то такое, что отвечало бы тогдашней актуальности, например, там, съесть неугомонного медведя, или еще что-нибудь в этом роде. Поэтому среди них были очень часты философы, поэты и художники, которые отчаянно стремились отыскать смысл мироздания, хоть какой-нибудь резон во всем этом сумасшествии.

Некоторые из них не выдерживали психических перегрузок и убегали на Луну. Она тогда мирно паслась в Космосе, привязанная к Земле толстой железной цепью, такой прочной, что по ней покидали Землю целые стада Динозавров.

Люди в то время были существами маловразумительными, как это часто бывает с детьми великих родителей. Они ничего не могли толком объяснить и рисовали себя и других животных на стенах пещер, чтобы хоть как-то трансформировать весь ужас во что-то понятное, дать хоть какое-то объяснение происходящему. И когда они начинали рисовать, то пещеры начинали судорожно смеяться. Они боялись щекотки. И когда пещеры начинали смеяться, люди нервничали еще больше они не любили, когда над ними кто-нибудь смеялся. Тогда люди брали в руки камни и палки и громко колотили ими. А когда какофония переваливала за децибельную критическую массу, звезды морщились и сворачивали небосвод! И тогда становилось очень пусто и неуютно, и люди не могли лечь спать, потому что не было ночи! Измученные и издерганные, они через какое-то время жалобно просили небо вернуть им покой, но не получали ответа! И тогда среди людей воцарялась печаль.

А некоторые из людей не знавшие никаких границ в грусти скорбно выли, уставившись первобытными очами куда-то в пустое пространство. И все было так тоскливо!!! Конечно, звезды неоднократно прощали людей, но в один прекрасный момент все это им смертельно надоело и они больше не хотели отвечать на жалобные завывания людей!

И однажды, кто-то гениальный, может быть юноша, а может быть девушка, сейчас уже трудно сказать кто точно, вдруг остановился и перестал выть, а потом присмотревшись к обстановке, увидел, что в воздухе летают струйками мелодии. Он изловил одну из них, приручил ее и начал петь. Другие люди стали ему подпевать. И тогда случилась музыка! И звезды сжалились над людьми и расстелили небосвод вновь, и в мире стало спокойно и красиво.

Тогда пещерные люди поняли, что сильно волноваться не надо, а надо постараться услышать музыку и тогда звезды не будут отворачиваться от них!

 

Глава 8

Род человеческий становился все больше. Дети, народившиеся от первых Ману были такими же огромными и добрыми. Как и все гиганты, они были очень восприимчивы к красоте и украшали стены своих пещер драгоценными камнями. А звались эти странные чувствительные гиганты Лемурами и страна, в которой они жили, называлась Лемурия.

Внешне они походили на монстров, но хотя и были вида свирепого и лика устрашающего, вовсе не были монстрами в душе, или дикими, как их могли бы посчитать современные ученные, дай им волю покопаться в их биохимическом анализе. Ведь они уже были , ну если не мэны, как современные англичане, то Ману мыслящие люди. Современным ученным не хватает чувства, они все пытаются взвесить и измерить, наивно полагая, что таким образом найдут Истину и совсем забыли про то, что к верной мысли выводит интуиция, и вовсе не расчет, и как раз интуиция была неимоверно развита у тех, кого мы привыкли считать древними людьми. Это они, наши прародители умели говорить со звездами, спрашивать у них советы. Это они оставили нам драгоценное знание, ныне хранящееся за семью замками за семью печатями в три-девятом царстве, в три-девятом государстве.

А на дне Тихого и Атлантического океанов покоятся останки их роскошных сооружений, и архитектурные руины, и когда-нибудь люди обнаружив их, поймут, где и в чем начало рода человеческого.

Однажды, далеко-далеко в Космосе, поднялся звездный вихрь. Он сдувал серебристую пыль с небесных тел и ослеплял глаза Иллюзией красоты. И Лемуры, наблюдавшие этот вихрь были очарованны его сверкающим кружением. Постепенно вихрь приблизился к Земле.

Отря-я-д! Стройсь, раз-два, скомандовал старший Лемур, и приготовился нести этому вихрю почетную службу, но Вихрь задумчиво посмотрел на Лемуров и совсем не по-армейски сказал: Настал черед, друзья, вам покидать эту планету и лететь к новой, неизведанной. Эволюция, знаете ли... Тогда Лемуры переглянулись быть может немного печально, потому, что они успели полюбить эту планету. И всегда немного жаль расставаться с теми, кого любишь. Но все же они понимали, что любовь, какой бы прекрасной она не была, все-таки не удержит стремления к свободе. И старший Лемур сказал: Я уже давно чувствовал, что что-то должно случиться. Что ж, собирайтесь, мои дорогие, полетим дальше, ведь с Эволюцией не спорят и дорогу ей невозможно перегородить. Она не знает преград. И Лемуры стали подниматься в кружении ослепительного, переливающегося звездного вихря. Они уже не печалились а были взволнованны и торжественны, потому, что знали, что впереди, их ждет счастье неизведанного и неоткрытого, также впрочем, как оно ждет каждого из нас. Ведь счастье это стремление к чему-то, и без стремления все тускнеет и становится скучным, и какими бы ни были богатыми люди и даже влюбленными их всегда будет тянуть Муза Дальних Странствий!

Она всегда где-то рядом, и стоит только немного заскучать, как она тут же появляется и надувает паруса надежды и вдохновляет на все новые открытия, на все новые достижения!

Мудрые и отважные Лемуры отрываясь от Земли покидали ее. А впереди прекрасной их стаи летел вожак, старший Лемур. Он был огромный, как океанский доисторический кит и с ним было не страшно. Он, бывалый путешественник, уже не раз облетал Космос и знал, каких ориентиров нужно держаться, чтобы не сбиться с курса. И, знаете, есть на Земле такие люди, как этот старый Лемур, и какое счастье, что можно доверять этим людям. Ведь они не в первый раз спускаются в наш мир, чтобы жить среди людей и учить их уму-разуму. Какое это счастье!

Лемуры уносились все дальше, за дальние атмосферные слои планеты. А на земле, тем временем пошел дождик. Тихо накрапывая поначалу, он осторожно покрывал всю Землю маленькими блестящими каплями. А когда увидел, что больше не осталось ни одного живого Лемура на Земле дал себе волю! Он лил и лил, пока не заполнил все канавки, все ложбинки водой. Набирая силу, он уже не раздумывал и сносил все подряд на своем пути. Его мать, Великая Вода дала ему все права затопить континенты, острова, и верхушки мысов. И он не жалея своих сил извергал на Землю бесконечные потоки вод.

Так случился на Земле потоп Лемурского периода.

 

Глава 9

Воду будто бы прорвало. Она уже не считалась ни с кем и ни с чем. В беспамятстве, она сносила на своем пути все и вся, и уже не осознавая своего отчаяния, затапливала живые массивы лесов и гор, огромные территории суши, некогда полных птичьих песен и криков животных, тоннами своей голубовато-серой меланхолии.

Эволюция в водолазном костюме затаясь глубоко под водой, хранила непроницаемое молчание. Отчасти от того, что под водой особенно не поговоришь, отчасти от того, что говорить в общем-то было не с кем: вся живность погрузилась в состояние сомнамбиоза, чтобы пережить Великий Потоп. Ожидая своего часа, когда можно будет всплыть из водной толщи и опять резвиться с ее подругой Землей, Эволюция размышляла о том, что не плохо было бы придумать нечто такое для развития, ... что позволяло бы, как бы это выразиться, сохранять объективное Сознание во время Субъективного существо-ва... ой, что это?

Вдруг, спокойное течение ее размышлений было прервано мощным подводным толчком: это Земля опять начала свою трансформацию. Она преображалась. Ведь этим трансформациям подвержены все, и земля не исключение. Из молодой и юной, она превращалась в зрелую, полную жизни и цветения красавицу.

Я понимаю, конечно, что красота требует жертв, уныло думала Эволюция, но все же, какой чудовищной должна быть эта красота, раз приготовления к ней заставляют даже меня, видавшую виды, вздрагивать и терять нить рассуждений!

А Земля тем временем продолжала видоизменяться. Она глубоко вздохнула и сняла с себя часть усталости накопленной за прожитые эпохи с Лемурами. Потом потянулась и старый пояс, которым она была перетянута, лопнул. Так на ее поверхности образовалось два больших материка. Их разделяло только узенькой, голубой ленточкой пролива.

Приходя в себя, как после глубокого сна в дождливую погоду, она начала отряхиваться. Каждое ее движение вызывало рост горной цепи и образовывало впадины, которые становились затем океанами, морями и озерами.

Наконец, она открыла глаза, и начала всматриваться в небо.

Оно все еще было затянуто тонкой белесой тканью испарений, но красавица вглядывалась еще и еще и наконец увидела первый блистающий лучик своего возлюбленного Солнца.

Лучик крепчал, набирал силу и вдруг прорвался сквозь густые облачные массы и осветил прекрасный лик Земли.

Любимая! Мне так не хватало тебя все это время, весь этот потоп, ты просто себе не представляешь! завопил он от радости увидев Землю.

Представляю! И еще как! воскликнула все еще мокрая, вся в капельках Земля. Я тоже, так скучала! Сильно-сильно-пресильно!!!!

И тут Солнце начало обогревать свою возлюбленную, давая ей мощь своей любви и Земля от ласки и тепла вновь начала цвести.

Необыкновенно красивые цветы вспыхивали румянцем на ее щеках, глаза сияли от счастья! И она вновь мчалась навстречу волнующему будущему в своем непрестанном кружении.

И ее верная подруга Эволюция, избавившись от тяжелых резиновых доспех, снова летала над ее просторами, сея семена жизни.

Что теперь будет? взволнованно шептались они по-вечерам. Кто теперь придет сюда жить, люди какого роду племени?.. И смотрели на Луну, ожидая от нее какой-то весточки.

Однажды утром в небе появилась серебристая сверкающая точка. С тоненьким звенящим звуком она приближалась к Земле, увеличиваясь в размерах. Опытная Эволюция уже знала в чем дело. Ей не нужно было объяснять, что это был воздушный десант Логоса новой человеческой расы.

Так, дорогая, спокойно, произнесла Эволюция, желая предупредить свою подругу о неожиданности. Посмотри-ка себе под ноги, видишь?

Что я должна видеть? недоумевала Земля, ища глазами что-то у своих ног. Может вот это-о-о... осеклась на полуслове Земля, потому что в самом деле заметила нечто и стала медленно поднимать вверх свои глаза.

Боже мой, воскликнула удивленная Земля, какие они красивые!

Перед ее взором открылось необычайное зрелище: Сияющий Логос уже приземлился и обнимал чрезвычайно красивых и очень высоких людей. Они уже не были покрыты шерстью, как Лемуры, но унаследовав их таинственную силу и живое восприятие, они могли выживать в любых условиях и обладали неограниченной властью над Природой. Логос этой новой ветви человечества дал им новое имя и одарил их речью.

Так Атланты начали свою историю на планете Земля.

 

Глава 10

По-началу, атланты были свободолюбивыми неукротимыми людьми. Им все время хотелось что-нибудь изменить, устроить все на свой лад. Из целомудренного, девственного, почти геометрически правильного мира они начали творить невесть что! Попросту ставили его вверх тормашками, даже седлали его и погоняли, словно он был лошадью!

К тому же, не зная ни в чем пределов, неугомонные атланты привешивали к Земле всяческие приспособления, по которым спокойненько спускались в бездонные глубины Космоса. Ведь они были невероятно любознательными! Спустятся в какую-нибудь космическую дыру и давай улюлюкать на разные атлантические лады. Нагалдятся так, потом взбираются на Землю и начинают вводить всевозможные новшества.

Атланты почему-то очень любили устраивать грандиозные шоу. Наверное, потому что сами были значительные и грандиозные. Вот и тянуло их на уму-не-постижимые развлечения. Устраивали они нечто вроде показа мод.

Они наряжались в выделанные кожи и шкуры гигантских животных и так увлекались этими нарядами, что старались походить на животных. И так на протяжении не одного единственного столетия, а многих и многих. Вы, конечно же представляете, во что все это вылилось: идет такой бегемот по атлантическому подиуму в золоченном лифчике и с бриллиантовыми черевичками на ногах. А вся атлантическая публика стонет от восторга и пытается во что бы то ни стало вытравить из себя все человеческое чтобы непременно походить на животное.

А если схожести не удается достичь, то очень печалятся и стараются исправить погрешность природы, пусть даже самым диким способом.

Наколдовали древние атланты монстров: людей с черепашьими панцирями, людей с рачьими клешнями, а потом их драться заставляли. Им все время хотелось хлеба и зрелищ! Ну просто все, как в современном мире! И это не удивительно! Ведь арийцы самые настоящие потомки гигантских атлантов, только со временем измельчали и поэтому не колдуют а исправляют погрешности Природы при помощи скальпеля и силикона.

С тех пор потомки этих древних атлантов продолжают начатые ими традиции и поэтому каждый сезон в Париже, центре всемирной моды, открывается длинная галерея дефиле, и пра-пра-пра-внучки древнейших атлантов демонстрируют новые золотые лифчики, трусики, башмачки и прочие новшества моды. И все так же стонут от восторга и восхищения.

А когда-то женщины древнего мира занимали иное положение в обществе, чем наши современницы. Они почитались как великое вселенское плодоносящее начало и совершенно не стремились поработить себя замужеством, потому что знали наверняка: если бы не они, то мужчин бы просто не было на свете Божьем.

Брихаспати древнеиндийское имя щедрой и великодушной планеты Юпитер. Во времена атлантов, когда земное эгоистическое я не было так развито, как в нашем обществе, эта планета считалась женской и поэтому в мире царила гармония и покой, какую можно увидеть в глазах священных коров. И правда, вы ведь никогда не видели корову, приходящую в ярость, только потому, что на ее быка ласково смотрит другая? Так и женщина в сути своей не собственница и не ревнивица а просто безмятежна и счастлива.

Но атлантическому матриархату наступил конец, потому что женщины так старались отдаться во власть заботы своих мужей, что начисто забыли про свою собственную волю и поэтому в нашем современном мире господствует мужское начало. Их земное и властолюбивое Я. Они готовы на все, лишь бы женщины не выбились из под их контроля, поэтому смотрят на эмансипацию сквозь пальцы. Умудренные опытом последних патриархальных цивилизаций, мужчины знают, что современная женская эмансипация ничто иное, как игра в мужчин. Научившись вести себя как мужчины, женщины будут подчиняться им еще больше, ведь порядок и организация это чисто мужское изобретение!

А настоящая женственность таинственная неизведанная вселенная. Она манит одиноких путников и очаровывает их своею непостижимой красотой. Но мужчины с давних пор превратились в безобразных собственников и ужасных диктаторов и все стараются объяснить на свой манер. Вот и получается, что настоящая Красота скрыта под толстым слоем объяснений, подстраховок мужского ума и страха потерять власть над женщиной, а значит над жизнью. Вот и устраивают люди демонстрации мод, в которых женщине отведено по сути самое маленькое место биологическо-физическое.

А Земля все также смотрит на эти шоу, как и раньше терпеливо-снисходительно, потому что знает: Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало. Людям, чтобы увидеть красоту, нужно всегда ее как-нибудь подмалевать, иначе они не поймут, что это красиво.

Красота это то, что красиво. Красота это то, что созвучно душе. А как может быть красив мир, в котором Душу стараются замаскировать макияжем так, чтобы ее просто не было видно?

Поэтому наша родная планета нет-нет да и бросит свой загадочный взгляд, полный мудрости во Вселенную и вздохнет, и вздох ее приносит людям вдохновение и они снова ищут эту Настоящую Красоту, эту Возвышенную Душу.

 

Глава 11

Мадагаскар Родина Атлантов, когда они еще были детьми. Как у каждого существа есть молодость, зрелость и старость, они есть и у человеческих рас. Мы же можем менять место жительство в юности, зрелости и старости, то почему бы и расам не переселяться в течении их жизней. То же самое и произошло с Атлантами. В детстве они были очень способными и послушными, как хорошие дети. Но взрослея, у них испортился характер, потому, что они поняли, насколько могущественны и богаты. Вот и принялись они безобразничать. Уроки совсем забросили и издевались над животными: это всегда легко сделать, потому, что слабые беззащитны. Когда боги увидели все это, они поняли, что этих ужасных Атлантов ничего не исправит и махнув на них рукой, отвернулись. И тогда сама Земля не выдержала и ушла под воду. А Атланты погибли. Ну, не все, конечно, те, кто были подобрее переселились в Индию и стали учиться разным наукам. А потом их страна начала расти, а то до этого она была маленькой, как островок. И народили себе кучу детей, которые стали одной семьей Евразией. А новые дети добрых Атлантов, стали называться Ариями или Арийцами. Арийцы пошли жить на Кавказ. Потом одни Арийцы пошли посмотреть, что там делается на Востоке, а другие на Западе. Те, которые пошли на запад, очень любили виноград, делали из него соки и вино и пили их. А сушенными виноградинками, называемыми изюмом, украшали пироги и клали в творог и йогурты. А еще они очень любили кушать сыр и танцевать сиртаки. Одевались они очень легко, потому, что у них не было зимы. Просто оборачивались кусками материй, и говорили друг-другу: Здравствуй, грек! А если встречали женщину, то обращались к ней: Здравствуй, прекрасная волоокая! Потому, что эти греки любили коров. Они им давали молоко и из него они делали сыр. И считали корову очень красивым животным. Особенно ее глаза. Но так оно и есть на самом деле.

Но были и другие арийцы, которые не хотели быть со всеми вместе, а хотели найти Землю обетованную. Но о них в следующих главах. А те Арийцы, которые пошли жить на восток, очень любили выращивать рис. Потому, что в их жилах текла кровь древних Лемуров, которые, наверно, тоже очень любили рис.

Глава 12

Египтяне дети атлантических рас. Это золотой народ величественного бога Ра. Это ему, своему солнечному Богу, они посвящали самые лучшие чувства и сочиняли национальные гимны в его честь, и славили сияющий День.

Также, как и все великие люди, они не делили в своей душе мир на плохое и хорошее, потому что знали, что как существуют противоположности, точно также существует целое, которое и вмещает эти противоположности. Поэтому они почитали Ночь, как священное чудо. Они считали ее огромной черной кошкой, которая ложась спать, сворачивается калачиком и закрывает своим мглистым темным телом мир. Мурлыча, она баюкает его, и спит, прикрыв лишь один глаз. А другой оставляет, чтобы видеть все, что происходит во сне. И этот не спящий глаз, египтяне почитали еще больше чем Солнце Дня, и поклонялись ему, как Духовному Солнцу Истинного Сознания.

Для египтян не было ничего такого в мире, что не обладало бы Душой и Сознанием, и они могли проникать в самые святые тайны жизни и смерти. А прекрасному голубому Нилу, поклонялись как священной корове, которая каждой новой весной вскармливает земли их страны своим молоком и дарит Египту богатство и процветание.

Унаследовав Великое Знание от своих атлантических родителей, они знали, что жизнь после смерти не кончается и что существует цикл перерождений и каждый раз, провожая умершего в последний путь, снабжали его всем необходимым, чтобы он ни в чем не нуждался в следующей жизни.

Они видели, что за порогом Материального Существования есть обрыв и за ним течет Немыслимая Река и несет свои воды к неизведанному. А когда Время египетской Цивилизации, сверкая драгоценностями Знания, одетое в роскошные одежды Умения, подошло к этому обрыву и бросилось в воды Немыслимой реки, то не кануло в Неизвестность, а поднялось как нетающее облако в Небеса, и царствует там и по сей день. И поэтому, иногда глядя в небо, можно видеть, как пылающий и Величественный Бог Ра, мчится на своей огненной колеснице. Он спешит обогнуть Землю, чтобы засиять на вершине пирамиды мироздания.

Глава 13

Величественное египетское Солнце горделиво кланялось, завершая свой дневной спектакль, уступая сцену полуобморочной ночи промежуточных Цивилизаций.

Бедная, издерганная неудачами и несчастьями в проведенном воплощении, Монада в отчаянье жалась к самому краю Сознания, пытаясь понять в чем же все-таки состоит фокус жизни и как сделать так, чтобы больше не рождаться. Как ей самой казалось, она уже переиграла все роли и не осталось в мире ничего, чтобы могло удивить ее. Она считала настоящим безобразием только что проведенную жизнь в касте неприкасаемых и совсем не собиралась начать реинкарнацию.

Господи, как я устала от всех этих жизней, жаловалась она. Ну хоть бы какое-то разнообразие, а то ведь все время одно и тоже: рождение, пытка родителями, бракосочетанием, работой и самое главное беспеременным мышлением! У меня уже голова опухла! Как же я буду жить в новой жизни? Ведь у меня кроме обязанностей, долгов и принудительного смирения ничего нет в опыте перерождений! Интересное дело! Хоть бы какой-нибудь синдикат создали по спасению перерождающихся!

И тут, Вселенское Сознание, к которому прижалась в этот момент монада, не выдержало давления, дрогнуло и начало вливаться в нее.

Ничего еще толком не понимая, человеческая монада видела как что-то прекрасное, светящееся окутывает все ее существо, и заполняет его. Немало удивившись новому для нее состоянию, она стала произносить вслух стихи, внезапно зародившиеся в ее голове:

Кто ты, вдумчивое пламя?

Сны мои бередишь снова,

Я бы вольною летала,

Только ты мне шепчешь: Вспомни!

Я речей своих не знаю,

Я годов своих не помню

Цветом вспыхивает время,

Отведенное на жизнь,

И за синим горизонтом

Тает в Космосе просторном...

Вы, умница деточка, но Вы еще совсем крошка, произнесло Вселенское Сознание голосом Пифагора.

Монаду при этом слегка качнуло: Как? изумилась она, разве вы можете говорить? Но ведь я даже не вижу вас!

Видеть, это значить осознавать, продолжало оно все тем же голосом, а как Вы можете что-то осознавать когда Вы только точка в пространстве. Только его маленькая точечка!

Точечка..., задумалась монада, а вы? КТО ЖЕ ВЫ?

Но пространство охнуло и вместо ответа свернулось в узкую полоску, которую монада тут же пересекла.

Так, маленькая человеческая монада перешагнула в следующий цикл перерождений. Она больше не была прежней и ничего вокруг нее не было прежним. Она задумывалась и искала ответы на встающие перед ней вопросы.

Оказавшись на берегу неизвестного мерцающего в свете дня моря она вслушивалась в музыку Свободного Пространства: Ведь и правда, думала она, вокруг существует пространство. И нет пространства без точки в нем. Оно все сплошь усеяно этими точками. Как в теле-ви-зор-е-е..., подумала было она, но тут же осеклась. Ведь телевидение еще не изобрели! Как же так? все больше недоумевала монада, Пифагор говорит, что я деточка, хотя и умница конечно, но все же еще крошечка, точка, а я про телевизор уже знаю! И даже самого Пифагора! Я ведь узнала его голос! Эй! Пифагор! Я все знаю! Я все знаю-ю-ю!..., кричала монада плещущемуся вокруг морю. А море не слушало ее и заливалось ей в глаза и уши. Вскоре монада потеряла способность мыслить объективно и уже ничего не видя, кроме расходящихся кругов перед глазами, погрузилась в какое-то особенное состояние, где уже не была простым орудием в руках Повелительницы Судеб. Теперь она сама обладала индивидуальным Сознанием и заронив тягу к Оккультному, унеслась в ту далекую страну, где ей предстояло насладиться покоем перед предстоящим рождением.

Мир, где отдыхают души тех, кто много трудился во время жизни на Земле светел и прекрасен. И путь туда лежит через спасительный остров, на котором живет Вера. Когда Вера расправляет крылья и устремляется к своему духовному Солнцу, то ничто не может помешать ей в этом полете.

Освобожденная от формы проявленной жизни человеческая монада пристала к берегу чудесного мира.

Ой! Какое здесь все красивое, какое все прелестное, затрепетала она в восторге! Ах! Мне кажется я все знаю и все умею!

И она начала кружиться и петь во весь голос. Ее танец был необычайным зрелищем на который вышли полюбоваться все жители этой страны. А монада просто цвела от счастья, когда пела им свою песню:

Вижу в верхнем небе Знанья,

Я прибой волны мохнатой,

Песни водоросли нежной,

Песни птиц и рыб крылатых!

Я вас слышу люди-рыбы!

Я вас знаю, люди птицы!

Вы как Боги, Вы счастливцы!

К вам одним мое желанье!

Из цветного лабиринта,

Заключений, мыслей, знаний

Ум слагает вереницы

Фантастических мечтаний

Нужно выбрать нить любую

Распрекраснейшего цвета

И вязать ее по кругу,

Как рифмуют сны поэты.

И потом из поднебесья

Выкликать себе подмогу,

Помолиться на рассвете

И отправиться в дорогу!

И хотя ей предстояло еще очень долго наслаждаться и не подошло ее время покидать этот прекрасный мир, она уже знала, что в предстоящем рождении будет вдохновенным поэтом и огонь ее творчества будет освещать дорогу многим. Ведь она осознала, что пройденный путь перевоплощений познакомил ее со своим Эго. И только желание эго преодолеть трудности, желание познать свою собственную природу и природу окружающей среды вызволяет человеческие существа из омута невежества. И монада к этому времени уже была не только точкой во вселенском пространстве но обладала индивидуальным сознанием и пробудила волю. Она уже могла по своему желанию выбирать родителей и имела власть над своею собственною судьбой.

Глава 14

Человеческие цивилизации были точной копией самих людей, и сменяя одна другую, кичились и задавались своими достоинствами.

Когда горделивая и красная от натуги и гнева атлантическая Цивилизация потонула в океане, шипя ругательствами и булькая ненавистью, на царский трон взошла Желтая, Монголоидная.

Человеческая монада сидя на берегу, наблюдала погружение в толщи океана расы атлантов, в которой также неоднократно воплощалась. Быть может она немного грустила, потому что уже понимала, сколько бы людям не давай добра и счастья они всегда будут стремиться разрушить самих себя. Она была вновь и вновь готова воплотится в надвигающейся монголоидной расе, чтобы понять, что же на самом деле мешает людям быть счастливыми и жить вечно. И свои познания она собиралась запечатлевать в стихах. Она довольно близко познакомилась с Эволюцией и та часто давала ей уроки. Эволюция любила свободомыслящих и устремленных к знанию и поэтому наградила монаду чудесным даром своим эволюционным импульсом. Теперь монаде было гораздо легче продвигаться по эволюционной лестнице и она четко осознавала то, что проходит по ее ступеням как Человек.

Современные потомки желтой расы тибетцы, японцы, китайцы, малайцы, и еще многие другие, которые или просто исчезли с лица земли, или так спрятались от глаз современных цивилизаций, что никому не приходит в голову идти и искать их.

Люди желтой расы, особенно тибетцы, очень любят медитации, и проводят в их компании большую часть времени. Они садятся в укромном месте и слушая их беззвучную музыку, уносятся далеко прочь с Земли.

Так они постигают нечто. Поэтому, по их лицам всегда немного трудно понять, что у них на уме. Ведь на уме у них вовсе не что-то, а нечто.

А китайцы и японцы самые точные люди в мире. Они способны высчитать пространство до миллиметра и знают цену времени. И по сей день люди пользуются их знанием и если видят что-то очень точное, то говорят: с китайской точностью.

Они знают формулу жизни и сложив руки в чашу лотоса, произносят в умиротворении: Инь плюс Янь будет Цзэн. И этой мудростью мы пользуемся и по сегодняшний день и будем пользоваться всегда, потому что это Вечная Истина. Инь, это что-то спокойное и внутреннее, а янь бурное и внешнее. И когда они соединяются, то происходит дзынь, то есть Цзэн или Совершенное Равновесие.

На изобретенных ими инструментах, похожих на цимбалы или ксилофон, они выстукивают, как и раньше свои медитативные песни и просто мелодии в пять нот, и эта музыка называется пентатоникой: пента пять, тон звук.

Японцы пьют саке из фарфоровых чашечек с прозрачными рисунками, и щурясь от удовольствия, поют негромким голосом народные японские песни.

А потом сверяют точными приборами частоту своего пульса. И когда довольны результатом, то бьют в гонг и призывают всех идти в храм Будды.

А если пульс не в норме, то зажигают ароматические палочки или пирамидки, делают себе акупунктуру и пьют церемониальный чай. И когда все восстанавливается они веселеют и едут на сверхскоростном поезде, вопя от радости.

В древности Китай был очень огромен и люди построили в нем большую и высокую стену. Взбираясь на нее, они могли видеть свою страну целиком и охранять ее от вражьих набегов. Эта стена была такой важной, что впоследствии жители Китая дали ей царский титул: Великая Китайская Стена. И сейчас к ней стремятся не только сами китайцы, но люди из разных стран, чтобы постоять возле нее немного и почувствовать ее древность и древность самой Земли. Если Вы когда-нибудь будете в Китае у Великой стены, то не рисуйте, пожалуйста разноцветных чертиков на ней, и вообще ничто другое. Ведь она настоящая Реликвия глубокой Древности. А лики древности искажать чревато вдруг в одном из своих последующих реинкарнационных воплощениях вы родитесь с таким вот разноцветным чертиком на лице...

Древний Китай простирался на многие тысячи километров и содержал внутреннее море, которое сейчас совершенно исчезло с лица земли.

Когда море еще любило Китай и не уходило от него, там правил великий мудрец император Конфуций. Он вел праведную, размеренную жизнь и превращаясь в своих медитациях в бабочку улетал так далеко, что возвращаясь в свою империю не мог понять, кто он на самом деле император или бабочка. Но море, как женщина никогда нельзя предугадать его настроения, и китайское море, разлюбив эту страну, покинуло его. А без любви, знаете ли, всегда трудно выжить. Поэтому Великая китайская Империя почти вся высохла и превратилась в раздольные солончаки, по которым то и дело гуляет ветер и гонит китайских кочевников казахов, уйгуров и монголов по опустелым просторам бывшей китайской империи. А коренные жители Китая так в нем и живут. Они сильно измельчали с тех пор и копошатся как муравьи, обрабатывая каждый миллиметр своей земли и надеются, что их трудолюбие принесет им когда-нибудь благополучие и процветание.

Почти все народы желтой расы на редкость трудолюбивы. Они встают до зари и спешат заняться своими делами. Кто-то возделывает рис, кто-то занимается боевыми искусствами и потом снимается в кино, а кто-то рисует тонкими кисточками изящную живопись на фарфоре, шелке и папирусной бумаге. А кто-то сочиняет вдохновенные стихи:

Тонкий мастер, чистый сердцем,

Древний, как Китай,

О, художник, ты китайцу подражай!

Он на чашечках из снега и луны,

Пишет смерть цветка голубизну.

Тот цветок, он детству дань,

Он как голубая филигрань!

Но самым духовным из этих народов являются тибетцы.

Это самый удивительный, из сохранившихся народов, существовавших на Земле, потому что более, чем в остальных представителях желтой расы в этом народе живет Вера.

Издревле, Тибетом правит Мудрость. Она освещает своим сиянием эту диковинную страну, где в любой момент может пойти дождь из цветов розы или заснеженные гималайские горы вдруг запоют величественный гимн, славя Природу, Человека и Космос.

Буддизм древнее учение Возвышенной Мудрости.

Когда-то, давным-давно, Мудрость освещала собою весь мир, но тьма невежества стала наползать на нашу Землю и поглотила собой всех, кто не хотел учиться осознавать. Осталось лишь несколько таинственных мест на нашей планете, где Мудрость могла процветать. Однажды Мудрость забрела в одно из таких мест, и прикорнув к дереву Манго, заснула. Обычная Реальность уступила свои владения Иной Реальности и к дереву стали собираться необычные существа. Белые летающие слоны кружили вокруг дерева, розовые коровы порхали вокруг него словно бабочки, а волшебные львы играли на дудках, скрипках и арфах чудесную музыку, какую можно услышать только во сне. Постепенно, вся долина, где росло манговое дерево, наполнилось радостью и счастьем. Вся природа вокруг благоухала так, что в долину стали собираться люди. Ведь людям так важно чувствовать себя счастливыми. Мудрость, видя как люди нуждаются в ней, решила помочь им и воплотилась в Будду.

Сначала она долго вглядывалась в лица людей, ища себе подходящих родителей и наконец остановила свой выбор на царской супружеской чете. Она стала часто сниться царице в образе белого слоненка, а когда настала пора рожать, то царица увидела, как белый слоненок вошел в ее левый бок, и она поняла, что дитя ее будет необычным. И правда, тут же после рождения, маленький Будда встал на ножки и сказал, что он самый лучший в мире. И все, кто это слышал, были рады и счастливы, потому, что Будды приходят очень редко в наш мир.

Будда воплощенная Мудрость. Он был сначала царем, а потом понял, что цари мешают людям жить нормально и развиваться, потому, что царям нужно всегда завоевывать славу, войной или хитростью, и поэтому Будда отказался от своего престола, а вместо этого стал путешествовать и помогать людям найти счастье.

Люди очень любили Будду. Так же как Вайвасвата, он открывал им тайны Бытия, а когда Счастье улыбалось людям, то он смеялся вместе со всеми и взлетая от восторга в небо на цветке белого Лотоса. Он и сейчас парит в небе на белоснежном Лотосе и дарит свою Мудрость, тому, кто ищет ее.

Глава 15

Следуя по циклам перерождений, монада, воплощающаяся в человеческие существа крепко сдружилась с Эволюцией и ни за что на свете не хотела расторгать с нею связи. А Эволюция, надев мантию преподавателя из Оксфорда, читала свою новую лекцию всем, кто желал ее уроков:

В далеком золотом пространстве,

Звенит великий колокол вселенной

Я знаю тайну Бытия:

Все в мире, что есть тленно,

Травой забвенья прорастает,

И звуки льющиеся из всех сердец

Становятся музыкой времени и наслажденья,

Всем, чем жилось, чего хотелось

И даже если это не сбылось.

Все это есть стремление,

Нужда, терпение.

К чему иду всегда,

Что знаю явится освобождением!

За ним пришла я в этот мир,

И вас зову с собой,

Мои любимые земные существа,

Летим к свободе!

И люди, набрав сил у великого Учителя, двигались быстрее и становились все более совершенными.

Пышная осень желтой расы подходила к концу и на смену ей двигалась на зимних санях белая раса Ариев.

На земле происходили многие перемены. Воды затапливали старые материки и обнажали новые, готовые принять Жизнь.

Великий холод сковывал льдами бескрайние просторы земель, а непобедимое тепло оттаивало их своим дыханием. Лик планеты постоянно менялся и будет меняться еще не раз. И лишь один остров, охраняют Высшие Силы от начала арийской манвантары и до ее окончания. Прибежище великой Веры и великого Знания, он не раз спасал человечество от полного уничтожения. Даже атланты, устоявшие перед захватнической алчностью и жестокостью нашли на нем свое спасение.

Первые Арии были уже ниже своих предшественников, но все же выше современных Ариев и также необычайно умны. Ну конечно, еще бы им не быть умнее своих предков! Ведь все в природе подчинено закону эволюции или развития, и старое, прежнее, порождая новое, дает ему силу, которую это новое должно умножить. Вот и Арии, впитав соки прежних рас, выступили прекрасными Белыми Людьми. С этого момента начинается более понятное для нас с вами время, потому, что мы и есть Белые Арии.

А начиналась наша с вами родная эпоха так...

Земля не переставала трудиться и постоянно изменялась в образе своем. Она поворачивалась то одним боком к Солнышку, то другим и благодаря таким ее движениям одни материки сменяли другие. И само ее положение тоже неоднократно менялось, и когда пришло время Ариев, она повернулась на своей оси и замерла на очень долгое по нашим представлениям время с наклоненной головой, будто бы смотрела в глубокое синее пространство, простирающееся внизу.

Люди, которые пришли на смену их древним предкам, должны были спускаться очень сильно вниз, к самой нижней точке материальности. А это знаете, не легко. Но этого требовали космические испытания на силу.

Люди, некогда бывшие богами теперь должны были научиться смирению и осознаванию. Сначала, во дни первых рас человечества, Земля показывала ему всевозможные дороги к Богу, она учила его, человечество, запоминать эти дороги и всячески поощряла людей. Ведь когда малыши начинают ходить все очень рады его серьезным первым шагам и поэтому хвалят их. Точно так же делала Земля и со своими детьми. Она давала им вырасти. Но чтобы отправиться во взрослую жизнь, нужно хорошо подготовиться, чтобы не растеряться на полдороги и дойти до победного конца. И Земля поэтому стала смотреть вниз, показывая людям место в которое они должны были опуститься и не смотря на трудности спуска, или по-другому, падения в материю, помнить кто они, помнить, что они были когда-то Богами. И спуск начался.

Опять произошел невероятный катаклизм изменивший лик Земли и два огромных материка, с разделявшей их тоненькой голубой ленточкой пролива, исчезли с ее, земли, лица. Полюса поменялись местами, огромные толщи воды тоже начали перемещаться и обнажили древнейшие земли.

Умытые и чистые они были теперь готовы принять Ариев. А в водах прекрасного огромного Тихого океана непотопляемый маленький благоухающий жизнью островок, готов был принять Ариев.

И Старший Человек сказал: это будет остров Инд.

Так арийская раса начала свое существование.

Производительная мощь земель российских дала название народу, ее населяющему.