Автор:

Юрий, сайт "Обретение"

Мастер Пифагор и Мастер Рикла
о Форме и Красоте

Утверждают, что Пифагор сказал следующее:

В мире нет ничего, кроме Красоты.
В Красоте нет ничего, кроме Формы.
В Форме нет ничего, кроме пропорций.
В пропорциях нет ничего, кроме Числа.

Очень вероятно, что это действительно его слова, ибо они содержат Мудрость. Ибо как иначе он смог бы прийти к своему знаменитому: «Все есть Число»? Но сделаем ли мы на этом основании вывод, что Просветленный Мастер боготворил Форму, «забыв» о её Содержании? Ведь именно такой вывод может сделать иной исследователь и, незаметно для себя, пойти по дорожке Аримана – Владыки Форм? Ведь хорошо известно – не всё золото, что блестит… Или увидим в этих словах иную крайность – преклонение перед Красотою мира, которую кто-то когда-то создал, но сам наблюдатель навсегда остается лишь наблюдателем… Разберем выражение Пифагора более подробно.

В мире нет ничего, кроме Красоты

Еще не зная упомянутого изречения, ко мне пришли следующие строки:

Нет ничего кроме Света. Но есть «закутки» Сознания.
Нет ничего кроме Любви. Но есть степень Пустоты Сердца для её принятия.
Нет ничего кроме Справедливости. Но есть Школа по её усвоению.
Нет ничего кроме Гармонии. Но есть Полигон для Опыта. [1]

Мне кажется, они в какой-то мере объясняют слова Пифагора. Гармония и Красота – единственная Форма существования Космоса. Так, рассматривая устроение мира Всевышним, Платон писал: «Невозможно ныне и было невозможно издревле, чтобы тот, кто есть высшее благо, произвел нечто, что не было бы прекраснейшим». [2] Но Красота – понятие не статичное. Она должна вечно воссоздаваться, обновляться, преображаться и, если хотите, завоёвываться. А это требует немалого труда и творческих усилий Осознаний всех уровней Мироздания. Хаос, дисгармония, неупорядоченность в данном случае выступают той средой, в которой Осознания, преодолевая её косность и инертность, строят Гармонию и Красоту.


В Красоте нет ничего, кроме Формы

Мы можем проникнуть в суть этой фразы, если рассмотрим анатомию творческого акта. Например, все виды искусства – это, по сути, ваяние Форм. Форма позволяет художнику воплотить задуманное; он вкладывает в неё свою энергию, свою  мысль, свою Любовь, рождая таким образом Красоту. Только через Форму мы можем познать – что хотел выразить художник.

Мы высоко ценим труд деятелей искусства, однако не можем понять, что творческий труд не есть привилегия лишь избранных профессий. Скажем более: Творчество – единственный способ существования любого Осознания в Космосе, если только оно не идет в разрез своей эволюции. Вот что об этом говорит Рикла:

«Энергия Космоса имеет способность воплощаться, т.е. обретать форму. Любая форма в Космосе — это энергия, имеющая ту или иную степень и качество плотности. На этой способности энергии основано Мироздание, но это только половина Закона-Творчества, хотя и основополагающая.

Целостность Закона-Творчества будет явлена тогда, когда форма реализует свои творческие силы и растворится в Космосе, высвободив изначальную энергию Его.

Реализация творческих сил означает Великую Трансформацию изначальной энергии Космоса. Сотворенная форма сама теперь способна Творить жизнетворную энергию и пополнять ею Космос столько, сколько заложено или начертано ее сути, прежде чем раствориться и высвободить энергию изначальную. Так, и только так Закон-Творчество будет иметь целостность, силу. И именно во второй составляющей части Закона случилось действие, повлекшее за собой рождение вируса разрушения». [3] (Выделено мною – Ю.Ч.)

«Сотворенная форма» – это мы с вами. Подумаем, о чем сказал Мастер Рикла и о чем сказал Мастер Пифагор. Они говорят об одном, но разным языком, а иначе: облачают Истину в разную Форму, соответствующую своим историческим Миссиям, своим Космическим Задачам, своему Времени.

Пифагор, как Мастер Числа, как Зачинатель Научного Мировоззрения, доводит свою мысль до «логического абсолюта». Он «отбрасывает все лишнее» и заостряет внимание лишь на том, что поддается строгому анализу. Ведь энергия познается лишь в своих проявлениях: «Любая форма в Космосе — это энергия …». Познать Форму, значит познать энергию – её свойства и законы протекания в Космосе. Пифагор разрушал привычные стереотипы мифологического мировоззрения античного человека и дополнял картину мира новыми элементами. Он ведал своим ученикам, что мир подчинен не капризной воли Богов, но Закону – математически точному, объективному, умопостигаемому.

Рикла, как Мастер Огня, как Врачеватель Человека конца Кали Юги (темного века), раскрывает основную причину падения земной цивилизации. Он скрупулезно и настойчиво подводит Сознание человека к той точке, где произошел сбой его эволюционной программы. К точке, где Целостность Закона-Творчества была нарушена, и человек из Творца превратился в Потребителя; где человек, не переставая БРАТЬ, перестал ОТДАВАТЬ. В чем же причина?

«В одной из точек Космоса один господин, достигший высочайшей степени Творчества осознания, счел возможным изменить Закон. Не рождение и отдача энергии в Космос, как следствие творческого Пути формы, а поглощение и накопление энергии в Сердце формы — вот что должно было стать путем высвобождения изначальной энергии. Труд созидания и поисков Путей совершенствования и утонченности заменялся трудом насыщения и поиском путей источников насыщения.

Как следствие этого эксперимента, Пути созидания энергии переплелись с путями насыщения ею. А далее процесс вышел из-под контроля экспериментатора и выплеснулся в Космос.

Очень скоро более низшие формы осознания выяснили, что при распаде формы выделяется огромное количество чистой энергии. Это привело к действию, называемому разрушение, т.е. к извлечению изначальной энергии Космоса из форм, создающихся творческим Путем, но еще не прошедших реализацию своих собственных творческих сил. Именно эти силы и стали предметом вожделения последователей экспериментатора. Войны и уничтожение народов друг другом — это ярчайшее следствие стремления к насыщению энергией распада чистых растворенных форм». [3] (Выделено мною – Ю.Ч.)

Как мы видим, слова Рикла существенно расширяют и дополняют слова Пифагора. Да, Красота есть Форма, но Красота есть еще и Творение. Творение беспрерывное, подчиненное Закону-Творчества. Рикла раскрывает Закон, пока еще не ведомый науке, но именно в нём сокрыт корень наших главных проблем.

Итак. В своем учении Пифагор акцентирует внимание на Форме, Рикла – на формообразовании. Изучение Формы – начало науки, работа в энергиях – начало духовной реализации. Пифагор – постижение мира; Рикла – творение мира. Новое Время – новый взгляд на Вечное. Сегодняшний мир полон самой разнообразной инФОРМацией, но беден созидательной и творческой энергией. Человек перегружен знанием, но обеднён умением. Сегодня изучать Форму мира и на этом основании постигать Красоту и Гармонию уже мало. Сегодня надо воссоздавать Красоту (разумеется – начиная с себя). И об этом мы ещё скажем.


В Форме нет ничего, кроме пропорций

Что есть Форма? Форма есть проявленная энергия. Отметим, что видов энергий в Космосе много больше, чем признано наукой. Так называемые «психические энергии» человек до сих пор относит чуть ли не к «потусторонним», однако это не мешает ему пользоваться ими все 24 часа в сутки… Всё это разнообразие энергий далеко не всегда проявляет себя видимым образом, – воспринимаемым нашими пятью чувствами. Когда мы говорим о Владыке Форм – Аримане, то имеем ввиду именно видимые формы. Ариман – большой специалист в области эстетики, изучающей красоту видимых (внешних) Форм, но полный профан в области этики, изучающей красоту невидимых (внутренних) Форм. Он – абсолютизирует внешнюю Красоту, завораживая ею человека, возбуждая его чувственность, привязывая его к миру внешних Форм; но внутренняя Гармония Ариману, увы, недоступна. Однако, именно на этих «ариманических» энергиях (воззрениях) построен весь наш современный мир – мир потребления. Ариман сидит в каждом из нас. Вот почему мы так высоко ценим внешнюю красоту и редко вспоминаем о внутренней. Вот почему мы так легко замечаем внешнюю грязь и крайне трудно замечаем грязь внутреннюю (особенно, когда это касается нас самих…).

Поэтому, рассуждая о Форме и изучая её пропорции, мы должны иметь в виду весь спектр формообразования Космоса, а не только доступный нашим «внешним» чувствам или фиксируемый нашими пока ещё несовершенными приборами (в отличие от самого совершенного прибора – Сердца, несправедливо нами забытого, «задвинутого» в тень ума).

Приведем примеры таких «невидимых» Форм, пока ещё ускользающих от взора наших ученых, но тем не менее самым непосредственным образом участвующих в нашей жизни. Возьмем прекрасный в своих пропорциях Дворец. Но зададимся вопросом: в каких условиях он строился? на каких энергиях был «замешан»? Если – на алчности хозяина и на крови строителей, то вряд ли он будет действительно Красивым. Внешняя гармоничная Форма в данном случае будет являться лишь «камуфляжем» для безобразной Мыслеформы, которую воплотил человеконенавистник и злодей. Другой пример: дорогие автомобили, в огромном количестве разъезжающие сегодня по дорогам наших СНГ-овских мегаполисов. Видящий человек увидит в подавляющем большинстве таких авто не прекрасные формы и высоту инженерного искусства, а сущность их владельцев: честолюбие, завистливость, чванливость, корыстолюбие и т.д. В этом же ряду примеров стоят нынешние «конкурсы красоты»… Список можно продолжать бесконечно.

Мы начинаем «догадываться», что вопрос о распознавании и изучении «невидимых» Форм напрямую связан с вопросом нравственности. Ученый привык изучать Форму «материальных» явлений (включая социальные), но абсолютно любая жизненная ситуация, от «локальной» до «глобальной», со своим неповторимым психологически-нравственным «рисунком», также имеет Форму. Именно в способности глубоко прозреть жизненную ситуацию и свою роль в ней кроется корень нравственного (разумного) поступка. Заметим, что поступок – это тоже Форма: прекрасная или безобразная, созидательная или разрушительная, дарующая жизненную энергию окружающим или отбирающая её у них. Как только наука приблизится к изучению Форм психических энергий, она приблизится к строгому определению духовно-нравственных законов, независимых от морали или религии того или иного общества.

Мы упомянули Платона. О видимых и невидимых Формах он говорил в своем трактате «Тимей». Бог Платона из начальных стихий (энергий) с помощью совершенных пропорций сотворил видимую Форму – Тело Космоса и невидимую Форму – Душу Космоса. Причем: «бог сотворил душу первенствующей и старейшей по своему рождению и совершенству, как госпожу и повелительницу тела» [2]. Таким образом, изучая Космогонию Платона, мы можем сделать по меньшей мере два вывода, касающихся Формы и Красоты: 1) «главная» Красота заключена во внутренней Гармонии, которая далее получает свое развитие в Гармонии внешней;  2) всякая совершенная Форма, видимая или «невидимая», является продуктом творческого акта какого-либо Осознания – от самого высокого (демиурга) до самого низшего (где-то в этом ряду и мы с вами…).

Итак, мы приходим к выводу, что творческий акт есть «узловой момент» во всей необъятной и сложной жизни Космоса. Но мы также отмечали, что любое Творчество –  это процесс формообразования, проистекающий по неким критериям Красоты. Что это за критерии? Пифагор отвечает: для Формы ими являются пропорции. Добавим – особые пропорции, «отвечающие» за Гармонию и Красоту. А раз таковые существуют, то, выявляя их и изучая их свойства, наука может приблизиться к пониманию общих принципов формообразования Космоса – во всех его сферах. Отрадно видеть, что в последнее время мы отмечаем явное повышение научного интереса к этим универсальным «формообразующим кодам Вселенной», к «инвариантам Красоты». Это дает надежду, что человечество вскоре осознает следующий факт:

наука есть искусство осмысления «инвариантов Красоты» Космоса,
искусство есть наука переживания их же;

или в более «категоричной» форме:

постижение мира есть творение Форм его из энергий его с помощью «инвариантов Красоты» его.

Как видно, понятия Красоты и Творчества имеют более глубокие корни, чем принято считать. Космос «отторгает» всех, кто не участвует в Его Творчестве. И в этом смысле: человек видящий и чувствующий Красоту, но не прилагающий усилий для её «продолжения», т.е. – «питающийся» энергией Красоты, но не продлевающий Её жизнь, является разрушителем себя и Космоса. Лишь с этих позиций можно до конца понять слова Пифагора, не впадая ни в одну из крайностей: «ариманическую» или пассивно-потребительскую. Отсюда же следует, что весьма трудно переоценить роль любой теории, изучающей «инварианты Красоты» и научно подтверждающей господство Мировой Гармонии, а значит – и примата творческой отдачи энергии перед её без-Мерным (неосознанным) потреблением.


В пропорциях нет ничего, кроме Числа

Эта ключевая фраза позволяет математике занять свое подобающее место в области изучения Гармонии и Красоты мира. Парадоксальное соседство: «сухая математика» и ключ к разгадке Красоты… Но не в том ли сила «иррациональной» Красоты, что она, наоборот, абсолютно рациональна и логична?  Весь «секрет» в том, что Красота «рациональна» и «логична» лишь с точки зрения Добродетели, Блага. Поэтому мы можем сказать, что Число есть «место встречи» нравственного (разумного) начала и Хаоса; сил Созидания и Разрушения. Число упорядочивает Хаос, преобразуя его в Гармонию. Благодаря этому свойству Числа у математика есть уникальная возможность, которой лишен любой другой специалист: вникнуть в саму суть процесса рождения Красоты и Добродетели. Неожиданный вывод… Но «неожиданный» лишь для современника. Сам термин «математика Гармонии» родился лишь недавно. При Пифагоре «математики НЕ Гармонии» не существовало! Можно сказать, что математика родилась из «числовой» Гармонии Мира. Поэтому Число для Пифагора было богом (демиургом), а в его Школе так естественно сочетались наука и искусство, философия и религия, теория чисел и «музыка сфер».

Основной «математический метод» Пифагора – это метод создания Гармонии посредством Числа, которое, в свою очередь, является «продуктом» Высшей Гармонии. Число «по Пифагору» – средство изучения и построения Красоты; оно же – объект Красоты (отражающий один из аспектов Закона Построения Мира). Число – количество (Форма), оно же – качество (Содержание). Пифагор закладывал основы «качественно-бескачественной» математики, но за века «неочевидного» сужения сознания землян при «очевидном» расширении их интеллекта, она распалась на «нумерологию» (утерявшую свою научность), и «сухую математику» (утерявшую свою духовность). Процесс этот имел колоссальный негативный эффект для всего общества, ибо математика, являющаяся остовом для всех остальных наук, но лишенная свойств Красоты и Добродетели, легко «превращает» эти науки в инструмент «дьявольского» ума – ума без Сердца, без интегрального видения мира.

Как итог – невероятное усложнение математического аппарата и потеря им своей первоначальной целостности, стройности, гармонии. Это не могло не подтолкнуть представителей математических наук к переосмыслению азов математики и поиску её действительного фундамента. И сегодня, как мы уже отметили, происходит возвращение к изначальному (метафизическому) пониманию Числа и математического метода. «Возвращение к Истокам» происходит скорее стихийно, чем целенаправленно, но из всего разнообразия новых направлений мы можем выделить два наиболее характерных:

1. Возрождение нумерологии и «философии Числа и Формы»: «числонавтика» А.А.Корнеева; «русский проект математики Гармонии» П.Я.Сергиенко и т.д.

2. Развитие «классических» математических методов исследования «инвариантов Красоты» (применение «традиционных» методов к «нетрадиционным» константам): «математика Гармонии» А.П.Стахова [4], основанная на «обобщенных золотых пропорциях» и числах Фибоначчи; «теория золотых русских матриц» А.Ф.Черняева и т.д.

В силу своей «традиционности» и «строгой математической доказуемости» второе направление, на наш взгляд, имеет больший шанс быть принятым обществом и войти в образовательные программы уже в самое ближайшее время. Но это не значит, что первое направление – менее значимо. Нет, просто оно в силу своей «философской насыщенности» имеет более длительный «период созревания». Но я думаю, что в ближайшие годы мы неизбежно выйдем к общей фундаментальной дисциплине, которая объединит лучшие наработки и явит собой «науку нового времени» – Математику Эпохи Гармонии.

Однако уже сейчас очевидно: благодаря строго формализуемым числовым «инвариантам Красоты», мы можем исследовать творческий акт также, как и любой другой физический процесс. Для этого достаточно обратить внимание на количественную сторону процесса (на «результирующую» Форму), абстрагируясь от его качественной стороны. Иначе говоря, «математику Гармонии» (в любом её «варианте») мы можем применять в абсолютно любых областях жизни и «гарантированно» ожидать самые серьезные результаты, ибо мы проводим анализ  творческого акта какого-либо Осознания Космоса; мы обозреваем изначальную идею исследуемого явления, постигаем его исток (*). Поэтому можно сказать, что применение «математики Гармонии» в исследовании мира знаменует собой качественно новый этап развития науки, где к «фаворитам ХХ века» – информатизации и интеллектуализации («бескачественным» компонентам) добавляется новая, «качественная» компонента – постижение Красоты мира – фундаментальной первоосновы Жизни Космоса.


Заключение

Нет более актуальной задачи для человечества, чем вернуться на стезю Творчества, уйдя от стези Потребительства. Но любой творческий акт – это акт формообразования с участием «инвариантов Красоты». С большой долей уверенности можно сказать, что XXI век будет веком «воссоздания Красоты», где на передний план выйдут науки, раскрывающие все основные свойства одного из главных законов мироздания – Закона-Творчества. Теперь, перефразируя слова Пифагора, мы можем сказать:

В мире нет ничего, кроме Красоты,
В Красоте нет ничего, кроме Формы.
Но Человек стал Формой,
Которая отвергла Красоту
И поставила Себя вне мира.

В Форме нет ничего, кроме пропорций.
В пропорциях нет ничего, кроме Числа.
Но Человек утерял свои главные пропорции,
А Число приспособил для своего любимого занятия:
«Поедания» окружающих Форм.

Теперь ему осталось лишь одно:
Услышать слова Мастера Пифагора;
Услышать слова Мастера Рикла...


Юрий Черепахин
сайт «Обретение»,  11.03.2007г.


Примечания:

(*) Нам не хотелось бы утрировать на самом деле далеко не тривиальный процесс «выделения нужной Формы» из всего разнообразия видимых и невидимых Форм Мироздания и «изучение её пропорций», но все же настаиваем на корректности наших высказываний относительно «чудесных» свойств, как самих «инвариантов Красоты», так и методов с их применением.


Литература:

[1] Ю.Черепахин «Гармония как мера Осознания».
http://www.obretenie.info/txt/uri/perc_harm.htm

[2] Платон «Тимей», пер. С.С.Аверинцева.

[3] Рикла «Огонь Космоса Единого». Том 1, изд. 3, Беседа 39.
http://www.obretenie.info/txt/oke/oke1_39_.htm

[4] А.П.Стахов «Три «ключевые» проблемы математики на этапе ее зарождения и новые направления в развитии математики, теоретической физики и информатики».
http://obretenie.narod.ru/txt/stahov/stahov.htm