Автор:

Юрий, сайт "Обретение"

От Института Права к Институту Сердца

Ссылки:

Человек – существо не только общественное, но и стадное. И это надо помнить тем «обществоведам», которые обычно смешивают понятия общества и толпы. Общество – влияет, воспитывает, но и толпа – влияет, воспитывает. Где проходит граница? Она проходит по каждому из нас. Конфигурация толпы и общества меняется в зависимости от того, какие мотивы в данный момент ведут нас по жизни: стадный инстинкт или человеческое осознание.

Руководствуясь таким определением (а его трудно оспорить), мы можем констатировать плачевный факт: человеческое общество на Земле практически отсутствует. А вместо него – по просторам планеты гуляет (и нагуливает свои пороки) огромное стадо человекообразных животных, с отдельными – то увеличивающимися, то уменьшающимися – вкраплениями человеческого общества. А раз так, то и нашим «обществоведам» надо скорректировать свою стратегию: их специальность (если под ней подразумевать изучение законов общественного развития) – дело будущего, пока же им надо переквалифицироваться в ТОЛПОВЕДОВ, или – СТАДОВЕДОВ, что одно и тоже. Они нам куда нужнее! (Да простит меня читатель за столь «жестокое» определение, но продиктовано оно отнюдь не «жестокостью» автора.)

Тот обман (и самообман), который творится в сфере общественных наук, давно стал привычным и даже заурядным явлением. Десятки и сотни теорий «по исправлению общества» рассчитаны на общество, а его нет… Но диссертации и фундаментальные труды – пишутся, перевороты и революции – совершаются, места в науке и истории – занимаются. Осознать же – в чем заключена главная «общественная» проблема – сей подвиг мало кому дается. Осознать – значит в своих исследованиях вернуться к истокам психологии толпы и только ОТТУДА – последовательно, скрупулезно, не пропуская ни одного «белого пятнышка» – шагать к первым зачаткам человеческого Разума, зачаткам «общественного» человека. А там, глядишь, и скорректируют ученые свои теории, делая акцент на воспитании человека, подводя его к азам общественного бытия.

Иначе говоря, нам стоит прежде задуматься над конструкцией корабля (человека), и лишь потом пускаться на нём в дальнее плавание, мечтая достичь богатых берегов (общества).

Нравственность – вот главный барьер, о который натыкается человечество уже которое тысячелетие, не позволяя себе построить гармоничную жизнь на планете. Вся наша история – это история попыток человечества взять этот барьер, - попыток, увы, пока неудачных…

Нравственность – основной признак духовности человека. Духовность – основной признак разумности человека. Разумность и осознанность отличают человеческое общество от толпы. Не бывает «безнравственного общества», как и не бывает «нравственной толпы». Либо – либо.

Сегодня слово «нравственность» стало звучать чаще, чем слово «бог», или – «интеллект». Признак – обнадёживающий. Теперь «осталось за малым»: чтобы это слово «из уст перекочевало в сознание». И стало руководить человеком в его повседневной жизни. Учителя – Космические Вестники – подробнейшим образом, во всех ракурсах расписали данное качество. Но люди – Единое Учение превратили в религии и стали «верить» там, где надо было реализовывать полученные знания, добиваясь личного результата. «Я верю в Христа (в Мухаммеда, в Кришну …), но не в себя» - эти слова можно начертать на земном «божьем храме».

«Осталась» - наука. Но она – «суха». Сердце, с его добродетелью – не допускает. Как объяснить слово «нравственность» рациональным, физико-математическим языком? Только существенно расширив этот язык. Наука может объяснить предмет нравственности (не впадая в спекуляции) лишь преодолев многие свои предубеждения и заблуждения, расширив свои рамки, добившись целостного взгляда на мир. И в первую очередь, она должна допустить в свою предметную область Сердце, признав его такой же реальной и рациональной частью человека, как его ум и тело. Без понятия Сердца, без исследования его природы и законов его развития, всё опять сведётся лишь к развитию интеллекта, который к духовно-нравственной сфере относится лишь как к относительно полезной вещи – полезной только в рамках человеческих эгоистических представлений о Жизни. Без усилий над воспитанием Сердца всё опять сведётся лишь к усилиям интеллектуальным, которые к духовно-нравственной сфере человека могут лишь подвести (в лучшем случае), но «погрузить» в неё – не в силах.

Лишь Сердцем человек может понять и принять духовную истину. Лишь в нём «зашит» код нравственного поведения. Именно Сердце дает нам возможность общаться с Космосом, с Богом. Сердце есть наша совесть. Сердце делает нас сострадательными, терпимыми, мудрыми, любящими. Отрицать этот факт – значит отрицать саму возможность человеческой духовности как таковой.

Только с принятием категории Сердца у науки открывается возможность проследить полную причинно-следственную цепочку поведения человека: от помысла к действию; от мотива к реализации. Станет научно понятой вся тщета современных «обществоведов»: общество не может строиться «вокруг ума» – вокруг даже самых прогрессивных теорий общественного устройства, а только вокруг Сердца. Должна быть увидена прямая связь человеческого Сердца с его умом, а также – связь Сердца с каждым построением общественной жизни. Человек с неразвитым Сердцем не может иметь гармонично развитый ум, общество с неразвитым Сердцем не может иметь разумную организацию.

Но как раз с Сердцем у современного человека – полный швах. Со времен Будды и Христа человек сильно изменился. Он стал предельно рационален и энциклопедически умен. Он замуровал свое Сердце в склепе своего интеллекта. Он укутал себя теориями, не позволяя Жизни «напрямую» влиять на его сознание. Чтобы заставить современного человека «задышать Сердцем», надо напрячь его ум до такой степени, что бы он отказался от своих притязаний на высшую, руководящую роль в человеке. Чтобы он спасовал, взорвался, и … умолкнул. К Точке Безмолвия человека может подвести жизненная ситуация, может подвести Мастер, Учитель. Но чтобы потенциально быть готовым к такой развязке, рациональному человеку необходимо рациональное, научное обоснование необходимости «внутреннего нравственного переворота». Это направит его ум в нужное русло, даст правильный жизненный ориентир.


Вернемся к понятиям «толпы» и «общества». Как мы уже заметили, смешение границ данных понятий приводят к краху любые начинания человечества построить гармоничную жизнь. Общество не может удержать в своём сознании идею нравственности, потому что нравственность быстро (и незаметно) замещается её суррогатом – коллективным обязательством перед общественным мнением – перед Правом. Желание человека «жить праведно» опережает его возможность осуществления данного проекта. Формируется коллективное мнение, строятся правовые институты, за ними следуют карательные органы, но всё это методы толпы – мимикрия под справедливое общество. «Правонарушитель» и «безнравственный человек» – понятия в сущности разные: правонарушитель может вполне оказаться нравственным человеком, и наоборот – чистый перед законом может оказаться «грязным» перед Богом.

«Право в обществе обслуживает идею, общественную договоренность. Правом невозможно ограничить мотивы и психологические моменты общественных отношений, но именно эти внутренние, не регламентирующиеся категорией права моменты, и создают предпосылки к распаду и недееспособности собственно права, если идеи не ведут к осознанной гармонии человеческих взаимоотношений. Если в обществе нет движения к нравственному сосуществованию – оно, в конечном итоге, подойдет к попранию права» (Виктор Шадрин «Пособие для Президента и страны»).

Вывод. Если мы строим общество без учета Законов Сердца, то мы строим толпу. Институт Права должен быть заменён на Институт Сердца, – в процессе последовательного и скрупулезного перехода от форм управления толпой к формам воспитания человеческого Сердца, к первым зачаткам организации общества. Без науки, которая должна радикально изменить своё отношение к предмету нравственности, нам этот участок пути не одолеть.

Юрий Черепахин
г.Донецк, 30.05.2007г.