Автор:

Юрий, сайт "Обретение"

Парадигма Единой Жизни

Ссылки:
 


«Личное совершенствование не как самоцель существования, а как единственно возможная форма существования, и если человек игнорирует эту формулу Всеобщего Бытия, он утрачивает право на дальнейшее бытие».

Рикла: Вехи Огненного Свершения, Том 3.


Содержание

Введение.

1. Что должна изучать наука.

2. Два определения науки.

3. Первая проблема: отсутствие единой естественнонаучной философии.

4. Вторая проблема: отсутствие естественнонаучной этики.

5. Третья проблема: естественнонаучные дисциплины не понимают жизнь. Современная естественнонаучная парадигма.

6. Четвертая проблема: отсутствие естественнонаучных логики и математики.

    6.1. Холистический подход.

    6.2. Формальная логика.

    6.3. Классическая математика.

7. Переход к новому миропониманию.

8. Естественнонаучное заклятье.

9. Война парадигм.

10. Новая Наука и эзотерические знания.

11. Новая Наука и педагогика.

12. Новая Наука и религия.

13. Новая Наука и мораль.

14. Новая Наука и философия.

15. Новая Наука и математика.

Заключение.

Введение

Чтобы построить гармоничное общество, надо вначале построить гармоничную науку – не отдельную социальную дисциплину «О гармоничном обществе», а именно науку в целом!

Цель данной статьи – показать, что в саму концепцию современного научного подхода вкрались ошибки фундаментального характера. Кризис науки, на взгляд автора, исходит из неверного понимания учеными сути научных знаний – отрыв этого понятия от цели человеческого существования. Истоки кризиса лежат в самом фундаменте современного научного подхода, а вовсе не в тенденциях центробежного характера, которые явились лишь следствием этих ошибок. А потому распространенный рецепт по уменьшению центробежных сил путем междисциплинарной работы не действенен – нужно менять весь фундамент. Многим уже понятно – грядет революция научного сознания, но мало еще кому понятно – насколько она будет масштабной.


1. Что должна изучать наука

Начнем с «неожиданного» для ученых вопроса – что они должны изучать. В известном письме крестьянину «О науке», датируемое 1909 годом, Лев Николаевич Толстой делится мыслями на этот счет:

«Наука, как это понималось всегда и понимается и теперь большинством людей, есть знание необходимейших и важнейших для жизни человеческой предметов знания.

Таким знанием, как это и не может быть иначе, было всегда, есть и теперь только одно: знание того, что нужно делать всякому человеку для того, чтобы как можно лучше прожить в этом мире тот короткий срок жизни, который определен ему Богом, судьбой, законами природы – как хотите. Для того же, чтобы знать это, как наилучшим образом прожить свою жизнь в этом мире, надо прежде всего знать, что точно хорошо всегда и везде и всем людям и что точно дурно всегда и везде и всем людям, т.е. знать, что должно и чего не должно делать. В этом, и только в этом, всегда и была и продолжает быть истинная, настоящая наука».

Толстой знал жизнь и был реалистом, поэтому всегда и во всех вопросах исходил из реалий жизни. Вот и наука у него виделась истинной лишь в приложении к жизни, и никак иначе. Пусть не обманет читателя кажущаяся простота определения Толстого. Понимание жизни, определение того, что плохо и что хорошо для нее – вещи очень непростые и требуют от человека тщательного самоанализа и недопущения малейшего самообмана. Этими редкими качествами беспристрастного исследователя жизни Толстой обладал в полной мере. Поэтому он мог отбросить любые ложные стереотипы общества и называть вещи своими именами (за что и стал нелюбим официозом).

С писателем трудно не согласиться. Ведь понятно, что наука и возникла как чисто утилитарный предмет. Человек не постигал природу из чистого любопытства или из каких-то непонятных абстрактных интересов. Ему надо было выживать в суровых природных условиях, и он всю свою смекалку и интеллект отдавал на познание того, что ему необходимо в жизни. Познание природных закономерностей и свойств самых разных веществ и предметов позволяло человеку изобретать орудия труда, кормиться и одеваться, осваивать все новые пространства, спасаться от стихий и болезней, строить все более надежные жилища, осваивать энергию ветра, воды, электричества, атома и т.д. и т.п. Все естественные и неестественные науки – математика, астрономия, физика, механика, химия, биология, генетика, экономика, психология, информатика, кибернетика … – возникали и возникают из потребности человека улучшать свою жизнь. Это единственное назначение науки, и оно не могло измениться за всю историю человечества.

Поэтому есть глубокий смысл в том, чтобы науку, как в древние, так и в наши времена соотносить с реальной жизнью. Что дает наука человеческой жизни, как она ее преобразует – в лучшую или в худшую сторону. Какова истинная цель человеческой жизни, как достичь ее. Эти вопросы были актуальными и останутся таковыми всегда. А если их не задавать, концентрируя внимание лишь на внутринаучных проблемах, то это чревато отрывом науки от жизни, и тогда встают вопросы о ее пользе для человека и о том, а что, собственно, в этом случае она познает – действительность ли? 

Толстой прекрасно видел, в отличие от многих, какой вред несла наука начала 20-го века. В своем письме он делает категоричный вывод: то, что люди привыкли называть наукой, наукой не является – она вовсе не улучшала жизнь, а уродовала ее. Такую науку он назвал лженаукой.

«Главная причина того зла, от которого теперь страдают люди, причина того деления людей на властвующих и подвластных, на рабов и господ, и той ненависти и злодеяний, которые производит это деление, главная причина этого зла – лженаука. Только эта лженаука дает властвующим возможность властвовать и лишает подвластных возможности освободиться от своего порабощения. И те, которые властвуют (я разумею не одни правительства, а всю властвующую касту), знают это и хотя часто и бессознательно, но чутко, чтобы не выпустить власть из рук, следят за наукой и всеми силами поддерживают ту, так называемую науку, которая им на руку, и всячески заглушают, извращают ту истинную науку, которая может обличить их беззаконную, преступную жизнь. Люди эти, составляющие правительство и властвующие классы, хорошо знают, что все дело в том, усвоится народом ложная или истинная наука, и потому учреждают и поддерживают, одобряют и поощряют все те пустые, ненужные рассуждения, исследования, праздные умствования, всякие теории разных мастерств, приспособлений к жизни и всякого рода юридические, богословские и философские софизмы, которые называются науками, настоящую же науку, науку о том, как жить доброй жизнью, признают "ненаучной", принадлежащей к чуждой науке области религии. Область же религии признается ими, у нас преимущественно правительством, в других христианских странах, Англии, Германии, Франции, Австрии, высшим обществом, не подлежащей обсуждению, и все данные религии, несмотря на явные в них нелепости, выдаваемые за священные истины, признаются неизменно такими, какими они дошли до нас. В области наук считается необходимым исследование, проверка изучаемого, и, хотя сами по себе предметы лженауки ничтожны, т.е. исключено из нее все то, что касается серьезных нравственных вопросов жизни, в ней не допускается ничего нелепого, прямо противного здравому смыслу. Область же религии, к которой отнесены все серьезные жизненные, нравственные вопросы, вся переполнена бессмысленными чудесами, догматами, прямо противными здравому смыслу, часто даже и нравственному чувству, к устранению которых никто не смеет прикоснуться. И потому естественно, что люди "науки", с особенным уважением, подобострастием относясь к своим пустяшным занятиям и с снисходительным презрением к тому соединению глубоких и нужнейших истин о смысле и поведении жизни с нелепейшими чудесами и догматами, называемому религией, внушают такие же чувства и своим ученикам. И выходит то, что люди из народа, ищущие просвещения, а их теперь миллионы, с первых шагов на пути своего просвещения находят перед собой только две дороги: религиозное, отсталое, закостенелое учение, признаваемое священной, непогрешимой истиной, не могущее уже удовлетворить их разумным требованиям, или те пустяки, называемые наукой, которые, как нечто почти священное, восхваляются людьми властвующего сословия. И люди из народа всегда почти подпадают обману и, избирая то, что называется наукой, забивают себе голову ненужными знаниями и теряют то свойственное уважение к важнейшему нравственному учению о жизни, которое, хотя в извращенном виде, они признавали в религиозных верованиях. А как только люди из народа вступают на этот путь, с ними делается то самое, чего и хотят властвующие классы: они, теряя понятие об истинной, настоящей науке, становятся покорными орудиями в руках властвующих классов для поддержания в рабстве своих собратьев».

Когда писатель советует ученым – что они должны изучать, мы это воспринимаем как нонсенс. Ведь кому, как ни самим ученым, должно быть понятно – что им изучать. Но в то же время мы не можем не согласиться с Толстым. Он убедителен и от его аргументации так легко не отмахнуться. Но тогда получается, что если ученые так серьезно ошибаются в объекте исследований, значит что-то неверно в самой их идеологии. Отсюда у нас возникает желание – найти главный изъян науки и исправить его.

Толстой только ставит вопрос, ставит правильно, но предлагает самим ученым его разрешить. Дело в том, что ученые должны  иметь очень серьезную мотивацию для пересмотра своей самой общей парадигмы исследований. Любой здравомыслящий человек согласится с тем, что надо искать формулу лучшей жизни, но чтобы для этого сменить концептуальное видение своей научной задачи, нужны более серьезные аргументы, чем одни пожелания, хоть и не лишенные здравого смысла. Мы интуитивно чувствуем, что истинные знания всегда должны приводить человека к лучшей жизни, а если они не приводят к ней, то это не истинные знания – ложные. Возникает внутреннее желание сцепить эти два понятия – истинные знания и знания истинной жизни. Любые истинные знания должны быть знанием того, как улучшить нашу жизнь. Но это на интуитивном уровне, «по здравому смыслу». Этого мало для ученых. Нужно вскрыть проблему изнутри и решить ее. Иначе говоря, нам надо разобраться: почему наука не решает главных вопросов жизни, и как сделать так чтобы она эти вопросы решала. Или в иной форме: почему до сих пор существует лженаука и как нам перейти к науке истинной.


2. Два определения науки

Многие (и прежде всего ученые!!) не согласятся с определением Толстого: мол, он слишком утрирует, слишком узко трактует понятие науки, слишком утилизирует ее. Многие будут отстаивать тезис о самостоятельной важности естественнонаучных и математических исследований, без всякой связи с вопросами гуманитарного характера. Что, мол, физик должен оставаться физиком, математик – математиком, а гуманитарии и философы пусть лучше разберутся со своим предметом и дадут обществу свои нужные рецепты; и вообще – любые исследования любой части действительности безусловно приносят знания обществу, а значит и пользу… Мы позволим усомниться в правильности такой позиции.

Таким образом, мы получаем два совершенно разных подхода в определении науки, с точки зрения главного предмета ее исследования:

1-е определение (признанное). Наука должна изучать природу всего, что окружает человека (естественное и искусственное). Точка. Исследования могут проводиться в разных областях действительности без обязательной видимой связи между этими областями. Наука не должна и не может изучать бытие в целом.

2-е определение (не признанное). Наука должна изучать природу того, что ведет человека к лучшей жизни. Точка. Исследования могут проводиться в разных областях действительности лишь с обязательной видимой связью между этими областями. Наука не может не изучать бытие в целом.

Теперь нам надо показать, что существующий научный подход не решает и не может в принципе решить вопросов улучшения человеческой жизни, второй же подход, ставящий данные вопросы во главу угла, вполне реалистичен и правомочен, хотя и требует от ученого радикального пересмотра взгляда на действительность. Для этого обозначим ряд узловых проблем современной науки, которые не позволяют ей подойти к главным вопросам человеческой жизни, а также постараемся разрешить их в рамках нового научного подхода.


3. Первая проблема:
отсутствие единой естественнонаучной философии

Начнем с анализа того, что происходит с нашим обществом и какую роль в этом играет наука.

Толстой показал социальный срез проблемы – к чему приводит современная «ложная» наука. Прошло ровно сто лет со дня публикации письма Толстого. За это время несправедливости в мире не убавилось (властвующие касты не исчезли – лишь мимикрировали под элементы «демократической» системы), но добавилось нечто, что ставит под угрозу само существование человечества.

Все мы прекрасно видим, сколько проблем породила так называемая технократическая цивилизация. Загрязнение мирового океана, земли и воздуха, масштабная вырубка лесов, массовое уничтожение животных, истощение плодоносного слоя земли и ее недр, опасная мутация культурных растений, надвигающийся парниковый эффект, увеличение техногенных катастроф, падение общего культурного уровня, рост преступности, глобальное психоманипулирование населением, рост наркомании, увеличение числа болезней, обострение межэтнических и межконфессиональных отношений, непрерывное совершенствование оружия массового поражения, угроза ядерной катастрофы, угроза полного коллапса финансово-экономической мировой системы и т.д. Заметим, что весь этот негатив нарастал и нарастает на фоне бурного «развития» естественных, формальных и гуманитарных наук. Почему мы взяли слово развитие в кавычки? Потому что возникают серьезные сомнения на счет правомерности его применения.

Да, если брать каждую дисциплину в отдельности, то возникает ощущение прогресса: прорывы в области естествознания, математики, психологии, социологии, информатики и пр. нельзя отрицать, но если брать всю науку в целом, то никакого прогресса мы не найдем. Более того, мы вообще не сможем взять «науку в целом», так как ее у нас просто не существует! Как и не существует единого предмета исследований. Все изучают части реальности, но никто не изучает реальность в целом – как самостоятельный целостный объект, подчиненный неким глобальным Законам.

«Наука ФРАГМЕНТАРНА — в том смысле, что изучает не бытие в целом, а различные фрагменты реальности или ее параметры, а сама делится на отдельные дисциплины. Вообще понятие бытия как философское не применимо к науке, представляющей собой частное познание. Каждая наука как таковая есть определенная проекция на мир, как бы прожектор, высвечивающий области, представляющие интерес для ученых в данный момент». (Выделено мною – Ю.Ч.) А.Горелов «Концепции современного естествознания».

Научные дисциплины ходят с прожекторами, высвечивая каждая свой участок, но как хочется Солнышка, которое бы осветило ВСЮ нашу реальность и дало, наконец, возможность увидеть – где мы находимся и куда держим путь…

У нас нет единой философии, которая осветила бы всю жизнь и стала бы питать и организовывать ВСЕ научные направления, четко определяя структурные связи между ними (не путать с политическим и религиозным кураторством!). У нас нет единого представления о человеческой жизни, о человеке. У нас главной парадигмообразующей наукой до сих пор остается физика!!!.. Поэтому на вопрос: почему наука не решает главных вопросов по улучшению человеческой жизни – мы можем ответить: РЕШАТЬ-ТО НЕКОМУ!

На наш взгляд, истинный научный прогресс возможен лишь при наличии системы научных дисциплин, связанных единым миропониманием и направленных на поиск путей достижения главной цели человека и общества. А пока что прогрессирует не наука, а наша самонадеянная глупость.

Чтобы наука работа на человека, а не против него, надо прежде всего выяснить – что такое человек, к чему он должен стремиться. Для этого надо познать человека как природную единицу, как дитя материально-духовного Космоса. Не будем забывать, что на данный момент человек – существо далеко не совершенное, эгоистичное, полное порока. Поэтому прогресс науки, которая не предполагает прогресса общества, основанного на духовно-нравственном очищении человека и расширении его сознания, неизбежно будет приводить к регрессу общества и деградации человека. И чем сильнее будет этот «научный прогресс», тем глубже будут наши проблемы и сильнее противоречия. Нельзя психически больному давать власть – его надо вначале вылечить! И мы должны понимать: болезнь не возникла в 20-м веке, она лишь дала рецидив в наши дни.

«Именно в XVII в. произошло то, что дало основание говорить о научной революции — радикальной смене основных компонентов содержательной структуры науки, выдвижении новых принципов познания, категорий и методов. Социальным стимулом развития науки стало растущее капиталистическое производство, которое требовало новых природных ресурсов и машин. Для осуществления этих потребностей и понадобилась наука в качестве производительной силы общества. Тогда же были сформулированы и новые цели науки, которые существенно отличались от тех, на которые ориентировались ученые древности». А.Горелов, там же.

Любая мысль человека в конечном счете работает против него, если она не отталкивается от главной цели человеческой жизни, не держит ее под своим вниманием, не руководствуется ею. И жизнь это постоянно подтверждает. Если мы изучаем свойства металлов и изобретаем топор для хозяйственных нужд, мы неизменно изобретаем орудие палача. Если мы изучаем химические связи для создания новых полезных веществ, мы неизменно изобретаем яд для человека. Если мы идем вглубь ядра для создания генератора дешевой энергии, мы неизменно изобретаем страшную разрушительную бомбу. Совершенствуя средства труда, мы неизменно изобретаем новые механизмы для обогащения власть имущих. Создавая системы электронных коммуникаций для облегчения общения людей, мы неизменно создаем среду для распространения идей насилия и разврата. И т.д.

Поразительно, но Толстой один из первых увидел зло, идущее от науки. Да, многие революционно настроенные люди видели социальное зло, исходящее от правящей элиты, но никто не связывал это с наукой. Это теперь понятно, куда зашла «наукоемкая» цивилизация, как испортила жизнь себе и планете, но тогда утилитарный аспект науки только приветствовался. Наука делала жизнь комфортней, легче, чище, здоровее – это было превалирующим мнением, но знаменитый мыслитель видел куда дальше других…


4. Вторая проблема:
отсутствие естественнонаучной этики

Теперь рассмотрим вопрос: как могло произойти, что ученые перестали интересоваться жизнью человека, увязнув в своих узко-научных проблемах? Коснемся естественных и формальных наук.

Вспомним, что наука возникла как предмет для удовлетворения ближайших человеческих нужд. Ученые четко понимали, что они своей деятельностью помогают обществу выживать и обретать все большую устойчивость. Но, во-первых, нужды человека не ограничиваются лишь нуждами тела, а потому вопрос о помощи человеку постоянно нуждается в дополнительном внимании и изучении, а во-вторых, если вопрос не ставится, то он со временем отпадает сам собой. Так и случилось в сфере естественных наук – с годами вопрос о цели естественнонаучных дисциплин для ученых перестал иметь самостоятельную ценность. И если сегодня у них спросить – а зачем, собственно, нужна их деятельность, какие они преследуют цели, они посмотрят на вас с большим подозрением… «Для чего нужны естественные науки?» «Осваивать природу». «А для чего осваивать природу?» «…» Вопрос стал риторическим! Естественники (вместе с математиками) свою деятельность априори считают благом. Сказать этим специалистам, что они, прежде всего, должны разобраться – а для каких целей используют их научные результаты, а действительно ли эти цели те самые, ради которых стоит продолжать работать, а какие цели на самом деле должен преследовать человек? На все эти вопросы они ответят – это не мои профессиональные вопросы, я – физик, я – математик и баста – обратитесь к гуманитариям и философам…

Хорошо, обратимся к гуманитариям-философам, которые де ищут цель человеческого существования. Но действительно ли они ее ищут? Не ищут! Как можно искать природную цель существования вне этого природного существования? Вне естественно-природной сферы жизни не может быть никакой природно-обусловленной цели. Гуманитарии, оторвавшись от естественников, оторвались и от жизни природного мира, создав свой – искусственный мир, в котором правит бал не естественный закон, а искусственный – выдуманный. Почему на протяжении уже тысячелетий человеческое общество так и не нашло стабильной формы своего существования, при котором слово «справедливость» не было бы синонимом «возмездия» или «своячества», а отвечало бы своей ПРИРОДНОЙ, божественной сути? Потому что гуманитарии стали заложниками своего стереотипного мышления, при котором сфера деятельности человека – т.н. культурная сфера традиционно выносится за пределы природы и её естественных законов – законов Единого Космоса.

Отрыв гуманитариев от естественнонаучного процесса мы можем продемонстрировать на простом примере. Учитель Иисус нес наиболее общие знания о Космосе. Он говорил о любви к ближнему, как об одном из основополагающих законах бытия разумных существ. Но найдем ли мы этот закон у гуманитариев? Почему они не воспринимают его одним из главных законов общественного бытия? Потому что общественное бытиё они никак не сопрягают с представлениями об общем мироздании и о его универсальных законах, нарушение которых приводит к негативным результатам – К ОДОЗНАЧНО-ПРЕДСКАЗУЕМЫМ РЕЗУЛЬТАТАМ!!

Таким образом, мы начинаем понимать, что потеря естественниками интереса к вопросу о конечной цели их деятельности, а также потеря гуманитариями главных ориентиров их деятельности, связана с тем, что наука пошла путем дробления изучаемого мира на естественный (природный, материальный, физический) и культурный (гуманитарный, общественный, идеальный, духовный). В итоге такого разделения научных сфер у нас сложилась порочная практика, когда естественники ищут там где надо, но не то что нужно (потому что не знают – что нужно), а гуманитарии ищут то что нужно, но не там где надо (потому что не знают где надо). Свести бы их, да пока некому…

В то же время, несовершенная, эгоистическая человеческая природа брала свое и с удовольствием использовала все более обильный урожай естественных наук на потребу своей ненасытной утробы.

Озвучим и социальную причину такого положение вещей. «Прогресс» в естественных и формальных науках, в отрыве от задач гуманитарного характера, был обусловлен стремлением господствующих классов к укреплению своей власти. На это и указывал Л.Толстой. Эти науки по сути увеличивали потенциал правящей элиты, с их главным лозунгом: больше ясности и продуктивности в естественных и формальных отраслях и больше тумана и демагогии в гуманитарных и социальных отраслях. На этой закваске и выросли все наши науки, породив целую касту ученых, по сути обслуживающих правящую элиту.

Да, Маркс увидел это уродство, провозгласив: «Науку народу!», – но все застряло в плоскости экономики. Маркс, Энгельс, Ленин – экономисты, но не гуманисты. Они также, как и капиталистическая верхушка, не дали гуманитарной науке пойти по ее естественному пути развития, а навязали ей свой идеологический догмат относительно «экономического счастья» и «классовой справедливости». Они из обезьяны «сделали» человека, а из Бога – пугало, «Богом» стала экономика, а человек – ее «трудолюбивым» придатком. Каста капиталистов сменилась кастой партократов. Природу не обманешь…

Где и когда возникают социальные революции? Они возникают в обществе, где наука игнорирует вопросы справедливости, где не возводят эти вопросы в естественно-научную плоскость, где неверно выстраивают приоритеты в исследованиях.

«Нет, не может быть в  той  науке,  которая  выросла  на  преступлении,  на нарушении  основного  положения настоящей науки:  хоть не любви,  а уважения людей друг к другу и потому равенства их между собой, не могло в такой науке выработаться  что-нибудь не то что полезное,  но не вредное тому народу,  на нарушении прав которого основывалась вся эта наука». Л.Толстой. Там же.

«Статья 13 Конституции гласит, что государство не озабочено и не может быть озабочена целью развития. Ученые ставят идеологию также вне науки, но мотивация здесь нравственная – снятие с себя ответственности за развитие общества и человека. О каком уровне развития Науки может идти речь, когда на лицо – не понимание основ Науки, основ решения проблем». Виктор Шадрин «А.С.Макаренко».

Таким образом, если принять точку зрения Толстого, мы должны признать, что на земле сегодня правит лженаука. А если учесть тот факт, что именно наука дает жизнь сферам образования и педагогики, через которые проходят абсолютно все члены общества, то становится понятными многие причины наших хронических общественных болезней. Также становится понятным, почему главными у нас считаются науки, которые помогают человеку побольше извлекать выгоды из природы, а все науки о морали – второстепенные, маловразумительные, необязательные.

Итак, мы видим, что при первом подходе, когда наука разделена на естественную и гуманитарную области, без предметно-научной связи между ними; когда каждый изучает часть, но никто не изучает целое, вопрос поиска цели жизни и путей ее реализации уходит в абстрактную плоскость, а потому научные исследования не только не помогают человеку улучшить свою жизнь, но помогают самым негативным сторонам человеческой натуры развиться до невообразимых высот.


5. Третья проблема:
естественнонаучные дисциплины не понимают жизнь.
Современная естественнонаучная парадигма

Можно сказать, что первые две узловые проблемы современной науки касаются её организационной стороны. Но мы понимаем, что их корень не может не лежать в плоскости традиционного естественнонаучного мировоззрения. Рассмотрим его.

Речь идет о так называемой «ньютоно-картезианской парадигме». Правда, ее усовершенствовали в 20 веке физики-ядерщики, и детерминированная механистическая модель Вселенной «трансформировалась» в пространственно-временной континуум (ПВК), где пространство, время, материя и энергия «слились» в единое целое. Но поскольку новая модель вселенной – ПВК – принята в научном сообществе в основном физиками, а остальные отрасли до сих пор опираются на старую – ньютоновскую модель, то можно сказать, что сегодня питают науку обе мировоззренческие идеологии.

Подробней об этих двух парадигмах пишет известный психолог и философ Станислав Гроф в своей работе «Ньютоно-картезианское заклятье механистической науки»:

«В течение последних трех столетий в западной науке господствовала ньютоно-картезианская парадигма – система мышления, основанная на трудах британского естествоиспытателя Исаака Ньютона и французского философа Рене Декарта. Используя эту модель, физика добилась удивительного прогресса и завоевала себе солидную репутацию среди всех прочих дисциплин. Ее уверенная опора на математику, эффективность в решении проблем и успешные практические приложения в различных областях повседневной жизни сделались тогда стандартом для всей науки. Умение увязывать базисные концепции и открытия с механистической моделью Вселенной, разработанной в физике Ньютона, стало важным критерием научной узаконенности в более сложных и менее разработанных областях – таких, как биология, медицина, психология, психиатрия, антропология и социология. Поначалу приверженность механистическому взгляду дала весьма позитивный толчок научному прогрессу этих наук. Однако, в ходе дальнейшего развития концептуальные схемы, выведенные из ньютоно-картезианской парадигмы, утратили свою революционную силу и стали серьезным препятствием для изысканий и прогресса в науке. С начала двадцатого века, претерпев глубокие и радикальные изменения, физика преодолела механистическую точку зрения на мир и все базисные допущения ньютоно-картезианской парадигмы. В этой экстраординарной трансформации она становилась все сложнее, эзотеричнее и непостижимее для большинства ученых, работавших в других областях. Таким дисциплинам, как медицина, психология и психиатрия, не удалось приспособиться к этим быстрым переменам и укоренить их в своем способе мышления. Мировоззрение, уже давно устаревшее для современной физики, по-прежнему считается научным во многих других областях – в ущерб будущему прогрессу. Наблюдения и факты, противоречащие механистической модели Вселенной, чаще всего отбрасываются или замалчиваются, а исследовательские проекты, не относящиеся к доминирующей парадигме, лишаются финансирования. Самые яркие тому примеры – психология, альтернативные подходы в медицине, исследования психоделиков, танатология и некоторые области полевых антропологических исследований».

Таким образом, мы можем сказать, что сегодня происходит сложный, противоречивый и болезненный переход науки со старой мировоззренческой модели на новую. НО ТОТ ЛИ ЭТО ПЕРЕХОД, который, наконец, избавит нас от лженауки и поможет человеку осознать – кто он и к чему должен стремиться?

Что есть новая модель Вселенной? Это та же самая безжизненная конструкция, что и ньютоновская, хоть и более «навороченная». Без сомнения, она сможет ответить на многие вопросы ученых, которые были неразрешимы в рамках старой модели (например, в психиатрии), но на вопрос – что есть жизнь человека и какова ее цель – она не ответит. Да, она избавляет нас от «заклятья механистичности», но не избавляет нас от «заклятья безжизненности», а еще точнее – от «заклятья жизненной бессмысленности».

Понятие жизни ни в старой, ни в новой моделях мира не определено в той мере, которая бы позволяла нам говорить о её целевом назначении. Ученые физики могут рассматривать человека как механическую (биологическую) конструкцию (в рамках старой парадигмы), или как информационно-энергетическую конструкцию (в рамках новой парадигмы), но за вопросами духовно-нравственного характера они вынуждены обращаться либо к богословам, либо к философам, т.е. – к людям, мысль которых работает ЗА ПРЕДЕЛАМИ принятой научной картины мира.

И здесь не спасает известное «напоминание», что и Декарт, и Ньютон, и Эйнштейн (ключевые фигуры, формировавшие новое естественнонаучное мировоззрение) были глубоко верующими людьми и видели в своих моделях Вселенной воплощение Мысли Творца. Ну и что? В конце концов, не все ли равно – КТО создал мир. Нам куда важнее знать – ЗАЧЕМ он создан (если вообще он создан для чего-то), КАКОВА ЕГО ПРОГРАММА (если вообще существует какая-либо программа).

Вера в Бога, научное объяснение трансперсональных переживаний, понимание философской системы Декарта – все это, в лучшем случае, лишь подступы к Высоте, под названием СМЫСЛ ЖИЗНИ. Но, не взобравшись на нее, мы никогда не сможем избавиться от лженауки.

Сегодняшнее естественнонаучное мировоззрение (не религиозное!) до сих пор утверждает, что жизнь есть продукт материи. Ученые естественники до сих пор спорят – как из неживой материи возникла жизнь, не понимая, что в такой постановке этот вопрос не разрешим в принципе. Ибо здесь жизнь подчинена нежизни; здесь нежизнь – первична, а жизнь вторична; истоком жизни является нежизнь. Здесь низший аспект действительности порождает высший аспект. Здесь Дитя рождает Родителя! Здесь все поставлено с ног на голову. И самое главное, здесь возникает другой, куда более важный для человека вопрос: не «как» возникла жизнь, а ЗАЧЕМ она возникла. Неживая материя может прекрасно существовать и без жизни. Зачем нежизни жизнь?!

И мы начинаем понимать, что в такой до предела абсурдной ситуации ученые естественники (авторы современной парадигмы) могут лишь выдумать какую-нибудь суперсложную гипотезу на счет химического (или информационно-энергетического) реактора простейших живых организмов, а уж говорить о каком-то смысле жизни, это уж за пределами самых бурных фантазий…

Ту же участь разделяет важнейший атрибут человека – его сознание.

«Равное по важности влияние на философию и историю науки последних двух столетий оказал один из величайших французских философов Рене Декарт. Его наиболее значительным вкладом в ведущую парадигму была предельно заостренная концепция абсолютной дуальности ума (res cogitans) и материи (res extensa), следствием которой стало убеждение, что материальный мир можно описать объективно, без отсылки к человеку-наблюдателю. Эта концепция послужила инструментом для быстрого развития естественных наук и технологии, но одним из крайне нежелательных результатов ее победы явилось серьезное пренебрежение холистическим подходом к пониманию человека, общества и жизни на планете». Станислав Гроф, там же.

Декарт «выделил» из природы человеческое сознание и таким образом добился прогресса в области естествознания. Но теперь возникает вопрос – а куда теперь это сознание «пристроить»? В природу, из которой он «выделился», или еще куда? Как добиться целостной (холистической) картины мироздания, в котором действуют Единые Законы – и для сознания, и для материи? Психиатры начинают понимать – сознание не может являться продуктом мозга – это противоречит их повседневной практике (см. ту же статью С.Грофа). Тогда где же исток сознания? Что это за природный феномен? Авторы современной парадигмы не отвечают на эти вопросы. А ведь именно благодаря нашему сознанию мы – люди. Наше физическое тело – лишь небольшая наша часть. Мы понимаем, что именно сознание во многом определяет нашу жизнь – ее качество, ее наполнение, ее ход. Именно сознание позволяет человеку учиться, осознавать действительность, творить, ставить вопросы о смысле жизни, о предназначении мироздания… Мы чувствуем, что цель жизни, если она есть, не может самым непосредственным образом не касаться нашего сознания. Но именно сознание человека, «выделенное» Декартом из природы, в современной парадигме так и не нашло себе достойное (центральное??) место.

Таким образом, и в ньютоно-картезианской, и в релятивистско-квантовой естественнонаучных моделях действительности жизнь человека (с его главным атрибутом – сознанием) является далеко не центральным объектом в мироздании – периферийным, продуктом материи. Поэтому в рамках этих моделей невозможно, чтобы вопросы познания и улучшения человеческой жизни были доступны естественным наукам.


6. Четвертая проблема:
отсутствие естественнонаучных логики и математики

Теперь подойдем к рассмотрению формальных наук – логики и математики. Всем понятна их исключительно важная роль в общем научно-исследовательском процессе: ни одна наука не может обойтись без формального логического, а многие и без формального математического аппаратов. Но как «приспособлены» формальные науки для нужд исследования человеческой жизни? Для этого нам придется познакомиться с элементами механизма познания как такового.


6.1. Холистический подход

Какими главными качествами можно охарактеризовать человеческую жизнь? Цельностью, непрерывностью, полнотой. У жизни нет мелочей – всё, что ее касается, для нее важно. Это как река, которая заполняет абсолютно всё доступное ей пространство и взаимодействует с ним всем своим «телом». Любой человек, входящий в сферу жизни, видит ее целиком, всю сразу. Он себя ощущает целиком (а не частями), он жизнь ощущает целиком. Наука видит жизнь иначе. Она видит ее исключительно фрагментами («наука ФРАГМЕНТАРНА»!). Это как изучение и моделирование тысячи частных аспектов реки, которые никогда «не сливаются» в общее течение. В этом одна из главных причины несостоятельности нашей науки в вопросе понимания человеческой жизни. Что главное для человеческой жизни, а что второстепенное; что полезно для нее, а что вредно; как сбалансировать разные сферы жизни? Эти вопросы раскрываются лишь целостному взгляду на действительность, которым, увы, ученые пока не обладают.

Проблема отсутствия целостного, холистического подхода в научных исследованиях поднималась не раз. В 20 веке наибольшее распространение такой подход нашел в нетрадиционной медицине:

«Понятия «холизм» и «холистический» происходят от греческого слова «холон», означающего «цельность», «целостность». Соответственно и весь мир, и все живое с точки зрения холизма – это единое целое. Концепция этого движения состоит в том, что человек неделим и представляет собой единое целое в пространственно-временном континууме. Согласно данной теории, каждый индивид является частью Вселенной и полностью отражает ее структуру. Материальным носителем «целостности» является голографическая структура ДНК, в которой воплощен алгоритм целостности. Его сформулировал еще древнегреческий ученый Гераклит в V веке до н.э.: "Из одного – все, из всего – одно". Холизм господствовал в учениях европейских мыслителей с древности до середины XVII века. Затем, с развитием науки, которая отвела ему роль философской концепции, не имеющей практической ценности, холизм ушел в тень.

Массовый интерес к идеям холизма возродился в XX веке. Родоначальником современного холистического подхода стал южноафриканский политик и философ Ян Смэтс. Согласно концепции, изложенной в книге «Холизм и эволюция» (1926 г.), холизм синтезирует в себе как идеалистическое, так и материальное начала. Он символизирует принцип целостности, где часть подчиняется целому. Это важнейшее качество души, которое обеспечивает связанность объекта в единое целое и влияет на качество отдельных частей.

С начала 90-х годов XX века сначала в США, а затем и в Европе получает широкое распространение холистическая медицина как альтернативное направление в рамках традиционной медицинской практики». (Выделено мною – Ю.Ч.) «Холистическая медицина – медицина будущего», сайт ezoterik.org.

Заметим, холизм в медицине – это первая и самая очевидная попытка увидеть человека «целым», а не «частями». Также заметим, что, с нашей точки зрения, идеи холизма стали «тускнеть» много раньше – еще со времен Аристотеля. А вот еще очень примечательная цитата:

«В 1926 году Ян Смэтс издал magnum opus – одну из величайших книг XX века, трактат “Холизм и эволюция”. Слово “холизм” изобрел сам, определив так “природную тенденцию создавать целые формы, превосходящие по значению и составу сумму их частей”. То есть, засвидетельствовал диалектический переход количества в качество, как ключевой закон эволюции, а не какое-то неожиданное стечение обстоятельств. Холизм – это настоящее научное богословие. Никогда еще биологическая наука не была так близка к превращению в еще одну разновидность цельного знания. Когда Альберт Эйнштейн … прочитал книгу Смэтса, то предсказал, что в грядущем тысячелетии холизм – раньше ли, позже – станет главной концепцией. Тут он, скорее всего, не ошибся. Эйнштейн еще включал Смэтса в десяток людей на планете, и впрямь понимающих теорию относительности». (Выделено мною – Ю.Ч.) Андрей Филозов «Величайший отравитель».

Даже приведенных цитат достаточно, чтобы понять актуальность проблемы целостного взгляда в научных исследованиях. Тема холизма чрезвычайно обширна, поэтому мы выделим лишь ту часть, которая нужна для решения наших задач.

Теория холима нас будет интересовать, прежде всего, как инструмент для познания человеческой жизни, причем познания в чисто утилитарном смысле: для чего наша жизнь, что в ней надо делать, к чему стремиться. Ведь мы уже догадываемся, что именно «человечность» и «утилитарность» научного подхода, в нашем понимании,  «превращает» ложную науку в истинную.

Принцип холизма лучше всего раскрывается при ответе на вопрос: что есть знание целого, или вообще – что есть истинные знания?

Представим следующую картину. Перед нами огромный сложный механизм неземного происхождения. Тысячи людей копаются в механизмах машины и пытаются определить предназначение тех или иных его частей. Допустим, они в достаточной степени разобрались с механикой отдельных узлов и поняли принцип их действия. Но при этом ни один специалист не смог разобраться в назначении всей машины – каким целям она служит, что она призвана делать. Сможем ли мы сказать, что эти специалисты владеют истинным знанием? Можно ли сказать, что они «понимают» машину (предмет, явление, процесс)? Каждый владеет относительным (!!) пониманием лишь отдельных узлов, но что это им дает для понимания цели всего механизма? Ничего! Какой бы детализации в знании узлов они не достигали, это ни на йоту не приблизит их к пониманию всего механизма – его главного предназначения. В этом случае можно сказать, что они владеют бесполезным знанием, знанием ни о чем. Но разумнее сказать, что они просто не владеют знанием. И лишь тот, кто сумел разглядеть весь механизм в целом и понять его предназначение, даже если он при этом не будет владеть всеми частностями, можно сказать, что он знает эту машину, он владеет истинным знанием, он обладатель не бесполезных, но полезных, утилитарных знаний.

Можно привести другой пример. Представим, что мы изучаем некий сложный технологический процесс. Опять же, тысячи специалистов изучают разные участки процесса, которые им доступны, и делают на основании своих наблюдений выводы относительно этих участков. Но ведь никакой участок не может дать готового изделия, он может дать лишь полуфабрикат, промежуточный элемент. Такого рода специалисты, без понимания цели всего процесса, никогда не смогут определить истинное назначение и участка – что за детали он производит. Ведь определить – что это за деталь, даже если мы ее пристально изучим и поймем как она производится, не даст нам знаний о ее предназначении. Ведь деталь всегда есть часть некого целого. Такие специалисты будут лишь гадать относительно и детали, и готового изделия. Но гадание не есть знание. И лишь тот, кто увидел внутреннюю логику всего процесса, которая целенаправленно ведет процесс от исходного материала, через последовательность операций, к готовому изделию, тот понял суть этого процесса, пусть даже и не во всех деталях; он стал обладателем истинных знаний.

Далее. Мы считаем, и это доказывает жизнь, что любое ЦЕЛое не может не иметь своей ЦЕЛи, своего предназначения. Не может быть «целостности ради целостности». Любое целое, природного или искусственного происхождения, в нашей действительности появляется, образуется лишь для чего-то, для выполнения определенных функций. Кроме того, без сомнения, каждое целое не может не иметь своей внутренней структуры, своей принципиальной схемы взаимодействия частей, своей внутренней логики. Очевидно также и то, что любое целое не может иметь ни двух (взаимоисключающих) целей, ни двух внутренних логик.

Сформулируем краткие выводы.

Знание целого есть знание его цели, предназначения (свойство «утилитарности» истинного знания).

Знание части есть знание целого через призму этой части – знание того, как эта часть помогает целому в достижении ее цели.

Если целое является частью другого целого, то к нему в полной мере применим вывод о части (свойство «космичности» истинного знания).

А) Знание части без знания целого не ведет нас к знанию целого,

Б) незнание целого перекрывает нам путь к знанию части,
стало быть: 

В) НЕ ЗНАЯ ЦЕЛОГО, МЫ НЕ ЗНАЕМ НИЧЕГО.

Изучая лишь части и их взаимодействие, мы никогда не выйдем к знанию целого.

Два неразрывных потока познания целого: 1) знание целого ведет нас к знанию части; 2) знание части углубляет нас в знании целого.

Две неразрывные части познания целого: 1) знание его цели; 2) знание его внутренней логики.

Целостный, холистический научный подход: ОТ ЦЕЛОГО – ЧЕРЕЗ ЧАСТИ – К ЦЕЛОМУ.

ИСТИНА В ЦЕЛОСТНОСТИ!

Заметим, что эти выводы касаются абсолютно всех целостных образований – любой природы и любой сложности. Среди них есть особое образование – бытие в целом, Единый Космос, куда в роли частей входят все остальные целостности. Поэтому, исходя из наших выводов, не видя цели Космической Жизни и не понимая её внутренней логики (пусть в самых главных для человека аспектах), мы не можем увидеть и понять всего остального. Современная наука не изучает «бытие в целом», поэтому мы вынуждены признать, что наша наука пока еще не подошла к изучению действительности!! И никакой уровень детализации частностей ей не поможет приблизиться к главным секретам бытия.

Человеческая жизнь – неотъемлемая часть Жизни Единого Космоса. Всё, что происходит в Космосе, отражается и на человеке, на его судьбе; всё, что происходит в человеке и с человеком, отражается и на всём течении Космической Жизни. Поэтому мы не можем изучать человеческую жизнь в отрыве от всеобщей и единой Жизни Космоса: всех Его процессов физической и духовной природы; деятельности всех Его организмов – земных и неземных, стоящих ниже уровня сознания человека и стоящих выше уровня его сознания. Вот почему человеческая жизнь, как никакой другой объект исследования, принципиально нуждается в целостном, холистическом научном подходе. В отличие, например, от физической природы, которая (до поры!!) может «разрешать» ученому изучать её как нецелостный объект, – без ответа на вопрос: какова её цель. Иными словами, неживую природу можно рассечь на части, живую – нельзя, – её можно лишь дифференцировать, изучая части только в совокупности с целым.

Теперь рассмотрим формальные науки – логику и математику с точки зрения их способности к реализации описанного нами исследовательского подхода.


6.2. Формальная логика

Возьмем «формально-рассудочную» логику, традиционно состоящую из так называемых «формальной», «математической», «символической» и других типов логик. «Формально-рассудочной» мы ее назвали потому, что ее определяют, как «науку о правильном, непротиворечивом суждении, не основанном на эмпирических данных». В дальнейшем мы будем ее называть просто формальной. Но есть и другое определение логики. Рассмотрим оба подхода.

Есть видение, есть рассуждение. Есть логика, исходящая из непротиворечивости частей увиденного целого (холистический подход), а есть логика, исходящая из непротиворечивости рассуждения. Холистическая логика есть плод не разума, а исследуемого объекта; формальная, как считают её авторы – плод исключительно разума. Формальная логика снискала к себе уважение наук из-за своей универсальности – её независимости ни от одной эмпирической области. Но холистическая логика также может стать универсальной и независимой от эмпирики, если мы возьмем внутреннюю логику самого главного объекта действительности – Единой Жизни Космоса. Назовем её Живой логикой. Теперь покажем, что только она имеет твердое научное обоснование, и только она годится для исследования человеческой жизни, в отличие от формальной логики, которая такого обоснования не имеет и совершенно не годится для гуманитарных областей. 

Начнем с формальной логики.

Традиционно считается, начиная с Аристотеля, что предметом науки логики является мышление человека. Но для чего человеку надо мышление? Если для изучения действительности, значит такое мышление не может не повторять логику того объекта, которое оно изучает. Собственно – изучить объект, понять его – значит понять его логику (логику внутренней структуры, логику поведения, логику развития …). Таким образом, если мы увидели в своем мышлении (которое пытается понять действительность) некие закономерности и оформили их в виде правил, значит эти закономерности были продиктованы структурой действительности, и ничем иным. На наш взгляд, нетривиальность объектов исследования и удлинение логической цепи рассуждений для их познания все же не есть основание для отрыва рассудочной логики от логики мироздания.

«Наш язык, наш способ, механизм мышления не мог формироваться иначе, как в рамках бессознательного следования структуре законов вселенной. Первейшая потребность в пище сопровождалась познанием свойств окружающей природы и способов по использованию этих свойств. Из племени в племя передавался рассказ, что съеденный бледный гриб, явился причиной смерти целого поселения. Мы шли правильным путем, когда говорили, что одно – следствие другого.


Мы научились в некоторой степени показывать эти свойства, рассказывать о последствиях их взаимодействия, труднее с обоснованием.

«Логика не может иметь никакой эмпирической части, т. е. такой, в которой всеобщие и необходимые законы мышления покоились бы на основаниях, взятых из опыта; в противном случае она не была бы логикой, т. е. каноном для рассудка или разума, который имеет силу и должен быть показан при всяком мышлении». Кант.


Если внимательно проанализировать эти строки Канта, то можно увидеть противоречие в этом рассуждении, где Кант пытался не доказать возможность существования формальной логики, а попытался оправдать её существование. Из его рассуждения понятно, что для доказательства необходимости, безальтернативности формальной логики надо находить другой способ для этого. А не тот, к которому он прибегнул.

…До какой степени опыт является преобладающ в анализе действительности? Если сказать, что на начальной стадии познания действительности, то с этим однозначно согласятся все. Труднее доказать, что опыт и в дальнейшем играет главенствующую роль в познании и проверке познанного». (Выделено мною – Ю.Ч.) Виктор Шадрин «Логика, конец или начало».

Вдумаемся в слова Канта. У него «всеобщие и необходимые законы мышления» не могут покоиться на эмпирике – лишь на формальной логике. А на чем должна покоиться формальная логика? На каноне правильного мышления!!..

Мы считаем, что логика, «оторвавшаяся» от структуры мироздания и «привязавшаяся» лишь к структуре мышления, имеет очень шаткое научное обоснование. Развивая и усложняя аппарат формальной логики, без учета структуры мироздания, мы делаем сложный, но малоэффективный инструмент для познания действительности.

По вполне понятным причинам формальная логика неплохо себя зарекомендовала в отраслях, где человеческий фактор отсутствует или сведен к минимуму (естественные науки): там легче пренебречь холистическим подходом. Но что касается гуманитарных и социальных наук, где неизбежно требуется целостное видение человеческой жизни – ее природной цели, закономерностей ее протекания, строгой взаимоувязки качеств человека и его поведенческой линии и т.д., то ограничения формальной логики становятся серьезным тормозом для развития этих наук. Крайне малая неэффективность формальной логики в социальных дисциплинах стимулирует появление большого числа социальных теорий, которые красивы лишь на бумаге (или в речах их политических протеже), но всегда приводят к негативным результатам.

Теперь подойдем к холистической, Живой логике.

Напомним, что Единая Жизнь Космоса, как целостный процесс, согласно нашим выводам, не может не иметь двух вещей: 1) своей собственной цели и 2) своей собственной логики. Причем эти две вещи абсолютно взаимосвязаны – ведь со сменой цели неизбежно меняется и вся логика. Это подобно любому производственному процессу,  когда все подчинено одному – выпуску определенной продукции. Если нам надо получить один продукт, выстраивается одна логика, если нам надо получить другой продукт, выстраивается другая логика. По сути, это будут два совершенно разных производственных процесса. Но Жизнь – один процесс.

Далее. Если главная цель Единой Жизни человеком осознана, значит им будет осознана и её логика (в самых главных, узловых для человека аспектах); если – нет, то его «индивидуальная» логика неизбежно будет противоречить Жизненной, а иначе – такой человек будет нелогичен. Хотя с точки зрения формальной логики эту нелогичность заметить практически невозможно!

Один человек, для улучшения качества своей жизни – ворует (у соседа, у государства и т.д.); второй, для улучшения качества своей жизни – не ворует. Оба убеждены, что поступают логично. Оба – представители одного жизненного пространства и одного жизненного процесса, значит кто-то обязательно ошибается. Ведь если у нас цель жизни – набить свои карманы, это один процесс – со своей внутренней логикой, а если у нас цель – достичь добродетелей, это совсем другой процесс – со своей логикой. Но Жизнь – один процесс, с одной целью и с одной логикой, значит кто-то обязательно будет противоречить этому процессу и «выпадать» из него.

Мы подходим к пониманию, что Живая логика, в отличие от формальной, не может не иметь этической составляющей!! Иными словами, если целое имеет своей частью хотя бы одну сознательную единицу, это целое неизбежно будет иметь и «этическую» внутреннюю логику, и «этическую» цель!! Одухотворенная часть целого (человек) не может входить в неодухотвереннное целое (Единый Космос)! Живую логику автор когда-то назвал Логикой Сердца, с её неизменным правилом: безнравственное не может быть логичным; нелогичное не может быть нравственным. Что до формальной логики, то она в принципе не может иметь этическую составляющую, так как нравственная сфера для формальной логики есть та самая эмпирика, от которой она категорически открещивается.

Принципы холистической логики в более развернутом виде представлены в следующей работе:

«Холистическая логика основана на четырех принципах: принципе единства, принципе целостности, принципе иерархии и принципе подобия. Принцип единства гласит: мир един, и это единство проявляется во всех явлениях и процессах. Принцип целостности говорит о том, что данный подход приложим только к целостной сущности, обладающей независимым существованием, или к взаимодействию таких сущностей. Принцип иерархии утверждает, что все сущее можно разбить на уровни таким образом, что каждое целое одного уровня входит как элемент в целое следующего уровня. А элементы, из которых оно состоит, есть целые предыдущего уровня. Принцип подобия гласит, что любое целое подобно миру как целому, и, следовательно, любая целостность подобна любой другой целостности. Это подобие не является подобием форм и проявления, а подобием структур. Познание в рамках холистической логики основано на интуиции и использовании рассуждений по аналогии в рамках расширенного ассоциативного ряда. Механическое использование принципа сомнения и механических аналогий, столь плодотворное в рамках физического мира, здесь не приемлемо. Дело в том, что при холистическом подходе осуществляется попытка находить аналогии между целостностями, лежащими на разных уровнях иерархии и подчиняющимся разным законам, в общем случае не до конца известным. Поэтому проведение механических аналогий не приемлемо. Но это не значит, что на данном пути познания не применим принцип сомнения и не существует критериев истинности и ориентиров. Критерием истинности на данном пути являются общественная практика и личная духовная практика. А ориентирами являются опыт духовных школ и чувство реальности, вырабатываемое в процессе духовной практики. Шри Ауробиндо говорил, что для серьезного занятия йогой (система духовного самосовершенствования) необходимо сильное воображение и крепкий разум, находящиеся в некотором динамическом равновесии». А.Г.Клещев «Проблемы сознания», 2003.

Мы утверждаем, что мышление при изучении какого-либо объекта может быть «непротиворечивым» и «правильным» лишь основанное на Живой логике, и более ни на какой. Особенно это касается изучения такого объекта, как человеческая жизнь, где Живая логика – не только «единственно эффективный» инструмент, но «единственно приемлемый»!

Надо заметить, что формальная логика и Живая логика происходят из одного древнегреческого понятия – ЛОГОС (λόγος), только первая логика рассматривает его как цепь рассуждений (λογική), а вторая как Всеобъемлющее Слово; Слово, явившееся Первопричиной Жизни и вмещающая все её аспекты – от А до Я.

К системам Живой логики, отражающим принципиальную схему Единой Жизни, мы можем отнести философско-символические системы: Карты Таро древнеегипетской Книги Тота, Дерево Сефирот древнееврейской Каббалы, описание «великого града» Иерусалима в Апокалипсисе Иоанна и т.д.

Холистическая логика есть главный инструмент астрологов:

«Истинная астрология, как мы её понимаем (и как она, по-видимому, всегда понималась теми, кто проникал в её сущностный смысл), есть математика целостности. Это "холистическая логика", противоположная "интеллектуальной логике" современной западной цивилизации. Она имеет дело с целостностями и изучает структурную гармонию, рост, развитие и распад, трансформацию целостностей, будь то обычные биологические организмы или трансцендентные целостности, психические или духовные. Интеллектуальная логика имеет дело с частями, холистическая – с целостностями». Радьяр «Астрология личности», 1936.

Как исторически сложилось, что специалисты в области логики «выбросили» из понятия логики ее «природную» составляющую? Ответ очень прост: холистический, целостный подход к изучению мироздания стал недоступен в рамках естественно-научной парадигмы. Вспомним её основной «закон»: «наука не должна и не может изучать бытие в целом!» Вот откуда привязка логики не к структуре мироздания, а к структуре мышления. Похоже, у Канта не было выбора…

Абсолютная нелогичность жизни нашего общества, которое идет к своему самоуничтожению, яркое подтверждение того, насколько назрел вопрос о пересмотре оснований науки логики и возврата ее к природным, холистическим традициям. 


6.3. Классическая математика

Коснемся современной математики.

Говорят, математика – язык науки. Мы хорошо знаем, что на этом языке неплохо научились говорить все естественные науки, гуманитарные же отрасли в этом смысле почти немы… Почему? Потому что наша классическая математика также неэффективна для изучения общечеловеческих жизненных аспектов, как и наша формальная логика. И это общепризнанный факт:

«В ещё большей степени, чем в биологии, математический метод уступает своё место непосредственному анализу явлений во всей их конкретной сложности в социальных и гуманитарных науках. … Существенным остаётся значение математики для социальных дисциплин (как и для биологических наук) в форме подсобной науки — математической статистики. В окончательном же анализе социальных явлений моменты качественного своеобразия каждого исторического этапа приобретают столь доминирующее положение, что математический метод часто отступает на задний план». БСЭ

Что это – приговор математике, приговор гуманитарным отраслям, или постановка давно назревшей задачи?.. Мы склоняемся к последнему варианту.

К счастью, в математике, также как и в логике, существует два подхода к определению этой науки. Один, признанный, утверждает, что математика есть результат свойства ума к абстрагированию, т.е. математика есть плод ума. Рассмотрим первый подход, потом озвучим и второй.

«Математика — это наука, исторически основанная на решении задач о количественных и пространственных соотношениях реального мира путём идеализации необходимых для этого свойств объектов и формализации этих задач. Обычно идеализированные свойства исследуемых объектов и процессов формулируются в виде аксиом, затем по строгим правилам логического вывода из них выводятся другие истинные свойства (теоремы). Эта теория в совокупности образует математическую модель исследуемого объекта. Т.о. первоначально исходя из пространственных и количественных соотношений, математика получает более абстрактные соотношения, изучение которых также является предметом современной математики». (Выделено мною – Ю.Ч.)Википедия

Т.о., современная математика строится на двух вещах: на идеализации счетной и мерной природы мира и на формальной логике. Идеализация рождает числовые и геометрические образы, а также элементарные операции над ними, а дедуктивная формальная логика конструирует из них теории, отражающие свойства реального или идеального миров. Но и первое, и второе действие (идеализация и дедукция) страдают своими недостатками.

Идеализация опасна тем, что математик, стремясь утвердить свои все более усложненные математические теории, легко прибегает к абстракциям, аналога которым в природе не существует (например – отрицательные и мнимые числа), а потому теоретические конструкции, выстроенные на таких абстракциях, могут увести исследователя далеко от действительности. А то, что уводит от действительности, не может считаться не только полезным, но и научным.

Дедуктивный аксиоматический метод несет другое ограничение: он лишает математику холистического взгляда на предмет исследований. Ведь аксиоматический подход, по сути, есть лишь половина процесса познания! Мы показали, что истинные знания несет лишь холистический подход: от целого – через часть – к целому. И в этом смысле классической математике не хватает «общего взгляда на мир».

Этих недостатков лишен второй подход в определении математики, который видит в ней её естественно-природную суть, что дает ей возможность, как обладательницы целостного взгляда на мир и владеющей его внутренней логикой, быть инструментом познания самых общих законов мироздания. Речь о математике древних греков.

«Математика, по мнению Пифагора, нечто неизмеримо большее, чем подспорье для архитекторов и мореходов. Погружение ума в чистый мир чисел открывает ему то измерение бытия, которое доступно не чувствам, а только интеллекту. Геометрические формы и числа как таковые принадлежат умопостигаемой сущности природы, они больше всех человеческих иероглифов отрешены от чувственных образов. Открытие этого особого мира, сделанное Пифагором, впоследствии легло в основание платонизма. По свидетельству Аристотеля, пифагорейцы провозгласили «принципы математики принципами всего сущего». Она рассматривалась как каркас космографии, как путь к выведению единой формулы мира, которая тождественна с музыкальной гармонией». (Выделено мною – Ю.Ч.) Александр Мень «История религии»

Второй подход говорит: числа, геометрические фигуры и операции над ними есть абстракция не в смысле, что они существуют лишь в сознании человека и отсутствуют в природе, а в смысле, что они существуют в природе, но в скрытом от глаз человека виде – он открывается лишь его уму. Ни один закон физики ученый не может «выдумать» – он лишь находит его в природе. Тоже самое и в математике: математический закон ученый может найти лишь в природе – в реальным и объективном Математическом Пространстве (МП). При этом МП, как органическая часть действительного целостного мира, не может не быть замкнуто, структурировано и сгармонизировано. Секретами сакральной природы МП владели древние греки. Изучая законы чисел, они изучали универсальные законы природы, Космоса.

Удивительно, но по мнению некоторый авторов, именно благодаря такому «природному», холистическому подходу, математики Древней Греции смогли, в отличие от их восточных «коллег», построить стройную теорию:

«Надо полагать, что становление математики как систематической теории, какой мы ее находим в евклидовых "Началах", представляло собой длительный процесс: от первых греческих математиков (конец VI-V в. до н.э.) до III в. до н.э., когда были написаны "Начала", прошло более двухсот лет бурного развития греческой науки. Однако уже у ранних пифагорейцев, т.е. на первых этапах становления греческой математики, мы можем обнаружить такие специфические особенности, которые принципиально отличают их подход к математике от древневосточного.

Прежде всего такой особенностью является новое понимание смысла и цели математического знания, иное понимание числа: с помощью числа пифагорейцы не просто решают практические задачи, а хотят объяснить природу всего сущего. Они стремятся поэтому постигнуть сущность чисел и числовых отношений, ибо через нее надеются понять сущность мироздания. Так возникает первая в истории попытка осмыслить число как миросозидающий и смыслообразующий элемент.

То, что у вавилонян и египтян выступало всего лишь как средство, пифагорейцы превратили в специальный предмет исследования, т.е. в цель последнего.

Пифагорейцы первыми возвысили математику до ранее неведомого ей ранга: числа и числовые отношения они стали рассматривать как ключ к пониманию вселенной и ее структуры. Они впервые пришли к убеждению, что "книга природы написана на языке математики", как спустя почти два тысячелетия выразил эту мысль Галилей». (Выделено мною – Ю.Ч.) П.П.Гайденко «Эволюция понятия науки» (1980г.)

Я согласен с таким выводом: одного аксиоматического подхода было бы совершенно недостаточно, чтобы древние греки от построения точки, линии и угла и т.д., путем строгого дидактического метода, добрались до построения пяти Платоновых тел, главным из которых есть додекаэдр – геометрический символ Гармонии Мира. Думаю, чисто аксиоматический подход помог Евклиду в его «Началах» лишь потому, что он опирался на холистический подход его предшественников, прежде всего – Пифагора, с его Теорией Гармонии Чисел, и Платона, с его «одухотворенной» Космогонией, основанной на пяти правильных многогранниках.

Таким образом, признаем: математика древних греков была именно такой дисциплиной, с помощью которой они могли постигать суть человеческой жизни. Она была максимально философична, всеобъемлюща, жизненна. Она выступала не только средством, но целью – самостоятельным кладезем знаний о Единой Жизни Космоса.

Но прошли века, и что осталось от математики Пифагора и Платона? ФОРМА! – Аксиоматический метод, свод теорем, средство для изучения частных проявлений природы. СОДЕРЖАНИЕ ЖЕ ИСЧЕЗЛО!! Целостный взгляд на мир, природность – всё это исчезло. Невероятно усложненная форма классической математики есть лишь обман «прогресса» в данной дисциплине – никакая даже самая изощренная Форма не может заменить Содержания. Итог: современная математика (с её «высшими» разделами) куда слабее понимает и разъясняет жизнь человека, чем математика древних греков. 

А причина проста, и нами не единожды указывалась: современный естественнонаучный взгляд на мир «расправился» с целостным взглядом на этот мир, расколов его на естественный и культурно-человеческий, где математике уготовили лишь роль «плода человеческого ума» – результата способности ума к абстрагированию. И начался этот процесс, на взгляд автора, еще с Аристотеля, который так любил бросать упреки своему учителю – Платону:

«… математика стала для нынешних [мудрецов] философией, хотя они говорят, что математикой нужно заниматься ради другого». Аристотель «Метафизика».

В итоге скажем. Современные формальные науки – классическая математика и формальная логика, не приспособлены к изучению и объяснению человеческой жизни. А так как они являются универсальным научным инструментом, они не могут не нести эти качества всем остальным наукам, которые, в свою очередь, несут это ущербное свойство всему обществу.

Мы приходим к пониманию: чтобы объяснить жизнь, логика и математика должны быть органической частью этой жизни. Логика и математика должны не только быть инструментом, когда с помощью этих наук мы, основываясь на эмпирике, моделируем некие фрагменты жизни, а сами по себе (из себя) должны давать знания о жизни. Наблюдая жизнь, думая о ней, обращаясь к знаниям древних, ученый может прозреть некие глубокие тайны о природе числа и той логике, которой пронизана вся жизнь Единого Космоса, что поможет ему взглянуть совсем по другому на математические и логические дисциплины.

Рассуждая таким образом, мы приходим к удивительным выводам. Так называемые «естественные» науки не единственные, изучающие естественную природу. Они лишь изучают самый доступный для человеческого глаза срез природы – физическую реальность. Следующие по очевидности предмета исследований идут гуманитарные науки, изучающие духовную реальность. И самая «глубоко скрытая» область реальности есть математическая (идеальная) реальность. Понимание духовного и идеального планов бытия современный ученый, вместе с опытом древних, утерял.


7. Переход к новому миропониманию

Итак, мы обозначили четыре узловые проблемы науки, которые не позволяют ей комплексно подойти к решению вопроса об улучшении человеческой жизни. Перечислим их еще раз:

1. «Отсутствие единой естественнонаучной философии». Отсутствие системо-образующей, синтезирующей философии, которая бы объединяла все научные дисциплины в один комплекс и давала бы общее направление, ведущее к решению задач улучшения человеческой жизни.

2. «Отсутствие естественнонаучной этики». Вытеснение гуманитарных наук из естественнонаучной области, что лишает их возможности постигать природные, космические законы разумного бытия (бытия разумной жизни).

3. «Естественнонаучные дисциплины не понимают жизнь». Отнесение естественниками (авторами современной научной парадигмы) человеческой жизни (и вообще – любой жизни) к периферийному процессу материального Космоса, что делает невозможным использование естественнонаучного аппарата для исследования универсальных Законов Жизни.

4. «Отсутствие естественнонаучных логики и математики». Антологическая неспособность современных логики и математики к изучению и моделированию человеческой жизни.

Заметим, что все четыре проблемы у нас «попали» на все основные разделы современной науки: философскую, гуманитарную, естественную и формальную. Понятно, что это совсем не случайно.

Как мы можем разрешить эти проблемы? Говорят, что правильная постановка задачи уже содержит в себе половину ответа. Мы очень надеемся, что это именно тот случай. Вначале решим нашу задачу на формально-логическом уровне.

Мы понимаем: чтобы разрешить все четыре узловые проблемы науки, у нас должна быть одна единственная естественная наука, которая изучает один единственный природно-естественный предмет, и этим предметом не может не быть человеческая жизнь. Но с другой стороны, этим предметом не может не быть вся действительность в целом. Наши предыдущие рассуждения позволили нам говорить о таком объекте изучения, как Единая Жизнь Космоса. И чтобы избежать последнего логического противоречия, нам придется допустить, что Единая Жизнь и есть вся наша действительность в целом.

Итак, мы предполагаем, что действительность есть Жизнь, органической частью которой является жизнь человека. В действительности нет ничего, кроме феномена Жизни. Жизнь включает всё: все явления физической, духовной и идеальной природы, которые изучает единственная комплексная естественная наука, порождая три главных естественнонаучных направления: Физику Единой Жизни (Живая физика), Этику Единой Жизни (Живая этика), Логику Единой Жизни (Живая логика).

Обоснуем наши выводы.

Мы уже говорили, что абсурдно считать высший аспект действительности – организованную жизнь – порождением низшего аспекта – неорганизованной материи. Наблюдая за действительностью, мы видим: жизнь использует материю для своей деятельности, организует ее для своих нужд. Куда логичнее предположить, что жизнь есть самостоятельный аспект бытия, а материя существует исключительно в качестве инструментария жизни.

Подтверждения? Мы повсеместно видим, что Космос – самоорганизующаяся модель. Посмотрите на Землю – на ее высочайшую (!!!) степень организации, посмотрите на Солнечную Систему, посмотрите на галактики. Это значит лишь одно – Космос полон жизни, Космос живет. И второй закон термодинамики не в силах «победить» самоорганизующуюся силу Жизни.

Итак, мы предполагаем, что Жизнь есть главный аспект действительности. Что мы можем о ней сказать с точки зрения естествоиспытателя? Мы доподлинно знаем, что Жизнь есть сила, толкающая материю к организации, к упорядочению. Эта сила из материи организует некие единицы (организмы), которые начинают действовать самостоятельно, подчиняясь неким универсальным Законам Жизни. Что мы еще можем сказать об этой силе (энергии)? Эта энергия не может не наделять организм силой воли, которая двигает его к организации, осуществляет эту организацию. Далее. Она не может не наделять организм силой знания, ибо – только знания могут привести к организации. Организм неизбежно должен знать: что организовывать, как организовывать, как оптимизировать этот процесс. И, наконец, энергия Жизни не может не наделять организм силой любви, которая «заставляет» его двигаться на встречу к своему Создателю – слиться с Ним, стать Единым. Творец действительности есть Творец Единой Жизни. Прийти к своему Создателю организм может только путем самосовершенствования, путем эволюции. Любовь есть сила, заставляющая организм эволюционировать.

Мы рассмотрели три нераздельных аспекта жизненной энергии: воля – двигатель «автомобиля»; знание – умение им управлять и знание пути; любовь – стремление двигаться к цели.

И наконец, триединая сила Жизни наделяет организм сознанием – это накопитель опыта, разум организма. Путь Жизни не есть лишь механистический путь «по горизонтали» (живу ради жизни), это качественный, «вертикальный» рост сознания. Накопленный опыт организма, который достигает всё большей гармонии и силы в выражении жизненной триады: воли-ума-любви, позволяет ему двигаться в вертикали, приближаясь ко всё большему совершенству, к Богу. Путь к Богу – это путь совершенствования (расширения) сознания.

Скажем и о преградах на этом пути: отсутствие воли – «пробуксовка», отсутствие знаний – «виляние» и «блуждание», отсутствие любви – «остановка».

Мы видим, что Жизнь не может существовать вне сознания. Всякая, даже самая примитивная жизнь, не может проистекать «без сознания». По аналогии с физикой: мы не можем сказать, что некие материальные предметы начинают обладать массой лишь начиная с определенной величины, а все более мелкие – не обладают ею. Так же и здесь: мы не можем сказать, что организм какой-то период живет вне (без) сознания, и лишь на определенной ступени своего развития (эволюции) обретает его. Нет, мы можем говорить лишь о том или ином уровне сознания, или – об уровне организации сознания. Жизнь вне сознания – это механическое повторение чужой программы, вне понятий воли-ума-любви, вне понятия эволюции, вне стремления к Богу. Бог не делает механических игрушек – это противно нашему разуму, Бог делает Жизнь. Поэтому Он наделяет сознанием абсолютно всякую частицу материи. Любая элементарная частица должна обладать сознанием. К такому же выводу приходят исследователи, изучающие квантовую механику с её «неожиданной» стороны:

«Квант света пребывает в Вакууме. На него никто не оказывает влияния. Он независим и сам принимает решения, в каком из трёх состояний ему находиться (в состоянии покоя, прямолинейно-равномерного движения или вращения (spin) – Ю.Ч.). А умение самостоятельно принимать решение, когда и в каком состоянии ему находиться, свидетельствует о наличии сознания у частицы. Это сознание не может быть застывшим. Это сознание эволюционирует от «смутного желания до ясной мысли». Такое объяснение для нашего современного мира кажется невероятным. Это не вписывается ни в научные, ни в религиозные рамки современного мировоззрения. Люди, посвятившие себя науке, были убеждены, что они рассматривают и открывают только материальные, бездуховные частицы. И вдруг, оказалось (хотели они этого или нет), что формулы, уравнения и законы на уровне микромира описывают процессы в Вакууме, связанные с Сознательной, Духовной, Живой частицей. Изменить взгляды, сформированные с детских лет, очень тяжело. Одна надежда – на критический, логический разум человека, который обладает смелостью отбросить и научные, и религиозные предрассудки в стремлении узнать истину». Исраэль Садовник «Религия и физика. ХХI век».

Итак, мы приходим к выводу, что вся действительность пропитана энергией эволюционирующей Жизни. Это и есть центральная идея новой парадигмы. Это и есть центральная идея всех духовных учений и эзотерических наук.

«Что такое Жизнь? Это – энергия Логоса, которая из материи всех семи сфер строит формы для своего проявления. Это – та сила, которая на некоторое время соединяет химические элементы, образуя из них живые организмы. Эти формы строятся из всевозможных комбинаций ранее созданной Космической Материи. В строительстве их принимают участие бесчисленные сонмы Сущностей, именуемых Строителями, в том числе так называемые Духи Природы.

Каждая Форма существует до тех пор, пока жизнь Логоса удерживает материю в этой форме. Теперь впервые возникают явления рождения и роста, увядания и смерти. Организм рождается, потому что жизнь Логоса имеет совершить определенную эволюционную работу в нем. Он растет по мере того, как эта работа идет к своему завершению. Он проявляет признаки упадка, когда Логос медленно извлекает Жизнь из него, ибо жизнь выросла настолько, насколько это было возможно в данном организме. Последний умирает, когда Логос извлечет из него Жизнь.

То, что нам представляется смертью организма, есть ни что иное как удаление из него Жизни. В течение некоторого времени эта Жизнь будет существовать вне низшей материи, в соединении со сверхфизической, более тонкой. Когда Жизнь покидает организм, и последний умирает, опыт, добытый при его посредстве, сохраняется. Этот опыт в виде новых навыков переправляется в новые созидательные способности, которые обнаружатся при последующих усилиях Жизни создать новый организм». «Космические легенды Востока» – авторизованный сборник мифов и легенд в изложении теософских источников XIX – XX вв., составленный С.В.Стульгинскисом.

А теперь обратимся к Библии:

«В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог; Оно было в начале у Бога; Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть; В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков». Евангелие от Иоанна

Логос – не есть сам Творец, но сказанное Им Слово. Все становится на свои места…

Заметим, что Логос, как главный аспект бытия, мы должны рассматривать в трех ипостасях: 1) Логос как энергия Жизни, 2) Логос как заранее намеченный план на весь эволюционный период и, наконец, 3) Логос как генератор материи.

1) Логос – центральное духовное Солнце Единого Космоса. Роль Логоса в качестве источника жизненной энергии легко представить в виде нашего Солнца, питающего земную жизнь – потухнет Солнце, потухнет и жизнь.

«Чем же начинается Великое зарождение Космической жизни? Когда пробил час, из неведомого и непознаваемого Абсолюта-Парабрамана, из Беспричинной Причины всего сущего – первым к Бытию возникает Первопричина Космоса, Великая Божественная Сущность, именуемая – ЛОГОС. Это взятое из древнегреческой философии наименование выражает идею древней легенды: ЛОГОС – это первое СЛОВО, раздающееся из Безмолвия. Это первый Звук, посредством которого начинается Вселенная. Это вибрация или движение Божественной Энергии, которая является одновременно и светом, ибо Свет есть движение Материи. Этот Свет означает также Божественную Мысль, которая дает начало дальнейшему процессу созидания Вселенной». Там же.

2) План Логоса есть наперед заданная программа, которая направляет и синхронизирует все главные эволюционные Космические Процессы на определенный период времени – Космический Цикл (Век Брамы, Манвантара). В этой своей роли Логос напоминает компьютерную программу – Космический Алго-Ритм, который является своеобразным «информационным обеспечением» Логоса. Заметим, что программа Логоса «не мешает» жизненным формам развиваться самостоятельно, но лишь придает этому движению общую упорядоченность, синхронность, ритм. Можно сказать, что План Логоса есть план эволюции общего Организма Космоса. Конечно, план развития не может не иметь полную информацию о конструкции мироздания, его внутренних связей и т.д. (Что и отражено в Живой логике и Живой математике!!) Можно сказать, что здесь сосредоточены «чертежи Бога», по которым проистекает всё наше бытие.

«Прежде чем начать работу над своей Вселенной, Логос создает на плане Божественной Мысли проект всей системы Вселенной, какой она должна быть с начала и до своего конца. Он создает на этом плане все "прообразы" сил и форм, эмоций, мыслей и интуиций, и определяет, как и через какие стадии каждый из них должен осуществиться в эволюционной схеме Его системы. Таким образом, до возникновения Вселенной вся ее целостность заключается во Вселенском Разуме Логоса, существует в Нем как идея – все, что в течение последующего процесса строительства выливается в объективную жизнь. Все эти прообразы, будучи плодами предшествующих миров, служат посевом для будущего мира». (Выделено мною – Ю.Ч.)Там же.

3) Логос творит материал для Единой Жизни Космоса:

«Первичным материалом или "сырьем" для Космической Материи является Предкосмическая Субстанция – непроявленная девственная материя. В восточных легендах она называется Мула-Пракрити, что значит Корень Материи. Мула-Пракрити, будучи аспектом Парабрамана, вечна и существует также во времени Пралайи. Эта "растворенная" материя – невообразимо разряженная субстанция (физический вакуум?!! – Ю.Ч.). Из нее создаются все виды Космической Материи – от тончайшего до самого грубого.

… Энергия Логоса (называемая в легендах Фохатом) вихревым движением невообразимой быстроты "просверливает дыры" (спин?!! – Ю.Ч.) внутри Предкосмической Субстанции. Эти вихри жизни, облаченные в тончайшую оболочку из Предкосмической Субстанции, и суть первичные атомы. Такие атомы представляют собой в субстанции "пустоты", заполненные энергией Логоса». Там же.

Атомы физического мира, которые так хорошо изучили физики, это и есть атомы Единой Жизни!

Таким образом, мы считаем, что не материя породила жизнь, а Жизнь породила материю! Это куда более логично. Многие естествоиспытатели утверждают, что Вселенную, с её всеобщими законами, создал Бог. Мы меняем акцент и утверждаем, что Бог создал ЖИЗНЬ! Жизнь создала все остальное. В данной интерпретации теизм прекрасно уживается с научным мировоззрением.

План Логоса и энергия Логоса «втягивают» всю материальную Вселенную в эволюционный жизненный поток. Понятие «эволюция» в науке связывают с именем Ч.Дарвина. Но надо понимать, что теория Дарвина еще не есть Теория Эволюции Жизни, она – лишь первый камень в ее фундаменте. Эволюция биологической природы есть хорошая «подсказка» для нас, чтобы мы поняли суть глобальных процессов в Космосе. И если «подсказка природы», пришедшая к нам через гений Дарвина, так повлияла на развития естественных наук, то мы можем лишь представить – как преобразует всю нашу науку Теория Эволюции Жизни. В которой, кстати, также не могут не использоваться идеи холизма:

«Эволюция — последовательное усложнение частей или взаимодействующих элементов, с одновременным усилением связывающего их единства. Это восходящий ряд целых, от простейшей материальной структуры до наиболее развитых... Целостность, или холистичность, характеризует процесс эволюции в возрастающей степени. Процесс этот непрерывен в том смысле, что старые виды целостности, или структуры, не отбрасываются, а становятся начальными точками и элементами новых, более совершенных. Так, материальные химические структуры встраиваются в биологические, те и другие — в психические структуры и целостности... Электроны и протоны, атомы и молекулы, неорганические и органические соединения, коллоиды, протоплазма, растения, животные, умы и личности — ступени в этом развертывании холистичности». Ян Смэтс «Холизм».

Теперь вспомним, как интерпретируют действительность физики – как пространственно-временной континуум (ПВК). Наши логические рассуждения, жизненные наблюдения и обращение к Вневременным Источникам эзотерической мысли, вынуждают нас пересмотреть эту картину и признать: ПВК есть лишь часть Космоса – ее самая очевидная, физическая часть. «Добавим» к ней менее очевидные для человека: энергию Логоса и план Логоса и получим следующую картину: ПВКфизический аспект Жизни; энергия Логосадуховный аспект Жизни; план Логосаидеальный аспект Жизни.

Могли ли физики-атомщики с помощью их приборов и теорий найти два последних аспекта действительности? Могли ли они померить силу человеческого чувства или его мысли? Могли ли они увидеть глобальный вектор духовного развития Вселенной? Вопросы риторические… Сам автор новой релятивистской модели Вселенной, А.Эйнштейн, прекрасно понимал её ограниченность и предсказывал, что «в грядущем тысячелетии холизм станет главной концепцией». Новое тысячелетие уже наступило… Поэтому, вслед за автором релятивистской модели, будем считать её лишь промежуточной – от ньютоно-картезианской к Живой (пусть пока и обозначенной лишь на концептуальном уровне).

Согласно нашим рассуждениям, пространственно-временной континуум должен трансформироваться в пространственно-эволютивный континуум (условное название), где «бесцельно текущее» время «заменено» на целевую программу (план Логоса), а к физическим энергиям «добавлена» энергия Жизни (энергия Логоса). Таким образом, бесцельное явление бытия в наших глазах трансформируется в целенаправленный глобальный процесс, который управляется по эволюционному плану Центром Духовно-Физического Космоса – Логосом и дает ему энергию для исполнения этого плана.

«Время связано с эволюцией, с преобразованием, с достижением цели. Метафизическое значение времени связано с целью созданного мироздания. Пространство – связано с количеством и качеством преобразуемого вещества и с энергией, необходимой для преобразования этого вещества. Это также присутствует и в технологиях производств». Виктор Шадрин «О душе и не только». 

Как мы сказали, основание любой жизни есть сознание. Поэтому эволюция Жизни есть эволюция сознания. Таким образом мы можем сказать, что действительность есть общий и непрерывный процесс эволюции сознания. Материя Космоса есть инструмент для эволюционирования жизненных форм, жизненные формы есть инструмент для развития сознания.

Вспомним: мы предположили, что наша действительность это и есть Единая Жизнь Космоса. Теперь наше предположение получило серьезное обоснование, и таким образом холистический подход в отношении изучения действительности мы можем применять «на все сто».

Признаем, что такая трактовка действительности весьма необычна для современного исследователя, при котором получается, что Жизнь есть единственный реальный процесс, происходящий в Космосе. Более в действительности нет ничего!!! Стало быть, существовать может всего лишь одна наука, изучающая всего лишь один предмет (процесс). Предмет разворачивается сотнями граней, наука также специализируется, но всегда остается одной, одним связным научным комплексом.

Даная ситуация заставляет ученого заново определиться – что есть знание. Это понимание сути одного единственного объекта – Жизни, как глобального целенаправленного процесса, непосредственным участником которого он сам является. И все знания иные, абсолютно все должны исходить из этого главного знания.

Новая парадигма провозглашает: все истинные знания – утилитарны, все истинные науки – прикладные. Одной из самых главных прикладных наук становится педагогика (ей посвятим отдельную главу). Предыдущие естественнонаучные парадигмы давали жизнь чисто абстрактным и чисто теоретическим наукам – наукам ради науки, наукам ради ученых – ради их степеней, зарплат, их честолюбия. Новая Наука – исключает эту возможность.

Философия бытия становится философией Жизни Единого Космоса, в которой человек занимает центральное место. Эволюционный жизненный процесс – всеобщий, всеохватный. Цель человеческой жизни становится предельно ясна – ее не надо искать, она онтологически вытекает из цели существования бытия. Человек становится центром изучения наук не по идеологической или религиозной указке, а на основании строгой научной потребности. Изучая собственное сознание, работая над ним, приводя его к совершенству, мы познаем Космос, так как мы познаем универсальные Законы Жизни. «Познай себя и ты познаешь мир» – нереализованная формула, бессмысленно повторяемая многими учеными, станет, наконец, наполняться реальным смыслом – она войдет в их жизнь. Однобокое восприятие реальности и метание из одной крайности (духа) к другой (материи) уйдет с арены научной мысли.

Теперь вспомним об узловых проблемах науки и посмотрим, как в рамках новой картины мира, они могут быть разрешены:

1. «Отсутствие единой естественнонаучной философии». Мы выходим на обоснование Философии Единой Жизни, охватывающей всю действительность и направляющей весь научный поиск по трем взаимосвязанным исследовательским потокам: исследование физической, духовной и идеальной сторон Единой Жизни (Попытки ее обозначить автор сделал в своей работе «Триединство Жизни – Триединство науки»
http://www.trinitas.ru/rus/doc/0016/001c/00161493.htm). Питающие источники: философия Герметизма, работы древнегреческих стоиков и т.д.

2. «Отсутствие естественнонаучной этики». Гуманитарные и социальные науки возвращаются в лоно естественных наук. Обоснование Этики Единой Жизни (Этой теме автор посвятил свою статью: «Этика – наука о духе, или свод правил по этикету?»
http://www.trinitas.ru/rus/doc/0012/001c/00121755.htm). Питающие источники: духовные и эзотерические учения, например, Агни Йога (Живая Этика) и т.д.

3. «Естественнонаучные дисциплины не понимают жизнь». Человеческая жизнь становится центром глобального эволюционного природного процесса; цель Жизни Единого Космоса совпадает с целью человеческой жизни. Обоснование Физики Единой Жизни. («Теория Дарвина и грехопадение человека» http://www.trinitas.ru/rus/doc/0016/001c/00161426.htm) Остов – нарождающаяся Теория Эволюции Жизни (теория Дарвина, генетика, холизм и т.д.).

4. «Отсутствие естественнонаучных логики и математики». Формальные науки становятся «природными» и способными к изучению и моделированию самых глубоких и важных процессов сознательной жизни. Обоснование Логики Единой Жизни. (См. предыдущую главу.) Остов – нарождающиеся Теория Гармонии, Математика Гармонии. Питающие источники: Теория Числовой Гармонии Пифагора, Теория Платоновых тел, Нумерология, Астрология и т.д.

Три неразрывные части Единой Жизни

Три неразрывные части Единой Науки

Здесь надо отметить: поскольку предмет изучения науки остается всегда один, он, хоть и имеет три базовые природные основания, которые дают жизнь трем базовым научным направлениям и их специализациям, неизбежно будет давать жизнь и самым разным «гибридным» наукам, изучающим сочетания самых разных аспектов этих трех природных оснований («сочетания» Живых физики, этики и логики). Но очень важно понять, что при этом каждая специальная наука, какой бы узкий предмет она не изучала, она как «капля воды» будет отражать свойства «всего океана». Здесь полностью реализован холистический подход. 

Таким образом, мы смогли, на концептуальном уровне, обеспечить возможность науке стать «истинной наукой» и сконцентрировать все свои усилия на решении главных вопросов человеческой жизни, которая является органической частью Единой Жизни Космоса. Вспомним нашу мысль вначале статьи: «Любые истинные знания должны быть знанием того, как улучшить нашу жизнь». Теперь, в рамках новой парадигмы, мы достигаем этой цели. Идея Л.Толстого получила свое дальнейшее развитие и приблизила нас к практической плоскости. Второе (непризнанное) определение науки обрело свое концептуальное обоснование.

Конечно, автор понимает, что в данной работе не приведено строгое теоретическое обоснование новой модели мира, но он также понимает, что сегодня это вообще сделать невозможно в силу причин, которые мы сейчас изложим.


8. Естественнонаучное заклятье

Для начала зададим себе вопрос: кто из ученых за последние две с лишним тысячи лет (а именно этот срок существует наука в ее современном понимании), формировал научную картину мира? Естественники! Почему? Вопрос не такой простой, как кажется на первый взгляд.

Понятно, что научная картина мира не может быть «вне естественной природы». Научная картина мира это и есть определенный взгляд ученого на естественную природу, который позволяет ему находить в ней (природе) закономерности, не зависящие ни от чьей «чужой» воли – человека ли, Бога ли. По сути, ученые давно поставили знак равенства межу «научной картиной мира» и «естественной природой». Все бы ничего, но из «естественной природы», начиная с Аристотеля, стали исключать важнейший её элемент – человека с его сознанием, с его чувствами, с его мыслями, с его судьбой. Ему постепенно стали выделять отдельную «культурную» нишу, которая имела свои – «неприродные», «неестественные» законы существования (об этом мы уже говорили). Вот, например, к чему приравнивал Аристотель этические законы существования человека:


«Собираясь говорить о вопросах этики (ethikon), мы должны прежде всего выяснить, частью чего является этическое. Всего короче будет сказать, что этическое, по-видимому,— составная часть политики. В самом деле, совершенно невозможно действовать в общественной жизни, не будучи человеком определенных этических качеств, а именно человеком достойным. Быть достойным человеком — значит обладать добродетелями. И тому, кто думает действовать в общественной и политической жизни, надо быть человеком добродетельного нрава. Итак, этика, по-видимому, входит в политику как ее часть и начало (arche); и вообще, мне кажется, этот предмет по праву может называться не этикой, а политикой». Аристотель «Большая этика»

Мы видим, как Аристотель дал «вольную» человеку от природных, независимых от его воли, нравственных законов… Далее эту традицию продолжили другие философы. Например, признанный авторитет этической мысли И.Кант беззаговорочно приравнивал законы этики к законам человеческой воли – «законам свободы» и говорил:

«Разумная природа тем отличается от всякой другой, что сама себе ставит цель». И.Кант «Основы метафизики нравственности».

Если бы он сказал, что разумная природа отличается от «всякой другой», что первая получает возможность уклониться от природной духовной цели (со всеми пагубными для нее последствиями), это было бы другое дело, но о природной цели он вообще молчал… Т.о. и Аристотель, и Кант «освобождали» человека от природных духовных законов и природных духовных целей, вместо них постулируя нормативный свод правил поведения человека в обществе, невыполнение которых ничего трагического, кроме общественного порицания, человеку не несет.

И мы начинаем понимать – в какую ловушку загнали себя ученые, стремящиеся ко все большей эффективности в освоении естественного мира: гуманитарии с самого зарождения представления о рационально познаваемой природе исключались из категории авторов ведущей научной идеологии. Им, с их главным предметом изучения – духовным, культурным человеком – не дано было право определять – что есть Космос, по каким законам он живет.

В этом и заключено «естественнонаучное заклятье» человеческого общества, когда его главному действующему лицу – духовному человеку – места в естественнонаучной картине мира не нашлось, а все гуманитарные науки из круга дисциплин, которые определяли научную картину мира, были изгнаны. Такова цена неудержного стремления человека изучить частности внешней природы в ущерб постижению Целого – Жизни Единого Космоса, органической частью которой является человеческая жизнь. Эгоистическая природа человека выбрала путь легкий, но неверный – путь лженауки, трудный же путь – путь истинной науки – отбросила.

Но так было не всегда. До Аристотеля были другие философские системы, лишенные данного недостатка. В частности, системы Пифагора и Платона по иному относились к человеку, к его духовным законам и целям. И совсем не зря Аристотель стоял к ним в аппозиции именно в вопросах определения – что есть человеческая добродетель:

«Первым взялся говорить о добродетели Пифагор, но рассуждал неправильно. Он возводил добродетели к числам и тем самым не исследовал добродетели как таковые. Ведь справедливость (dikaiosyne), например,— это вовсе не число, помноженное само на себя. … Платон смешал и связал добродетель со своим учением о высшем благе и поступил неправильно: это благо не имеет отношения к добродетели как таковой. Ведя речь о бытии и об истине, он не имел оснований говорить о добродетели, поскольку они не имеют с нею ничего общего». Аристотель «Большая этика»

За что Аристотель критиковал Пифагора и Платона? Именно за то, что их воззрения не позволяли ему утвердить свою новую естественнонаучную (тогда еще натурфилософскую) картину мира, где этика и математика лишались естественнонаучного статуса. Да, исключение гуманитарных (и формальных) наук из естественнонаучного пантеона произошло под самыми благими намерениями, но, спустя две с лишним тысячи лет, привело к самым пагубным последствиям. Мог ли тогда великий мыслитель подумать об этом?..

Аристотель серьезно постарался для расчистки пути европейскому рационализму, и тем снискал почет и уважение в западном научном мире. Но не у всех. Быть может одним из первых опасность Аристотелевской системы увидел Аврелий Августин (4 – 5 века н.э.): "Принесло ли мне какую-нибудь пользу изучение всех Аристотелевских категорий? Нет. Оно было даже вредно". Хотя тот же философ совсем иначе относился к воззрениям Платона: "Все, что бы он ни сказал, было великим".

Сегодня мы, спустя тысячелетия, пытаемся исправить идеологическую и мировоззренческую ошибку ученых и вернуть в естественнонаучную картину мира духовного человека, а вместе с ним вернуть в естественнонаучный пантеон и все гуманитарные дисциплины.

Исходя из сказанного становится понятно: сегодня строго научно обосновать новую модель мира не представляется возможным хотя бы потому, что это можно сделать лишь в рамках естественных наук, а точнее говоря – сегодня это может сделать лишь физика! Но именно сегодняшняя физика этого сделать не может!! По причине, изложенной выше. Физика «не видит» человека и его жизнь, ей абсолютно чужды все проблемы гуманитарного характера. Гуманитарные же науки у нас не могут объяснять законы естественного мира, так как к естественному миру никакого отношения не имеют! «Естественнонаучное заклятье» очень крепко держит нас в своем железном обруче…

Этим, кстати, объясняется невозможность принятия научным сообществом ЛЮБЫХ моделей мира, куда включен духовный человек. Поскольку новую картину мира определяет не физика, делает саму систему обоснования этой, и подобных теорий, заведомо неприемлемой для современного научного мира. Формулы, которые применял Эйнштейн и его коллеги для обоснования «самой свежей» картины природного мира, не годятся для обоснования существования таких объектов, как Логос, энергия Единой Жизни, план Единой Жизни, сознание человека, чувства и мысли человека и т.д. Поэтому наша модель неизбежно будет существовать как гипотеза, как «любительская модель», верность которой «строго научно» могут подтвердить (или опровергнуть) лишь со временем.

Только объединение физиков, гуманитариев, математиков и философов может определить новую парадигму – Парадигму Единой Жизни, но такое объединение в рамках старой парадигмы, с её идеологией фрагментарности, с её «бесчеловечным» представлением о естественном мире невозможно – оно возможно лишь ЗА её рамками. В этом и сложность теоретического обоснования.

Но тут проблема куда шире! Кроме «проблемы обоснования», которая лежит в сугубо теоретической плоскости, есть проблема практическая, касающаяся даже не всего научного сообщества, но всего человеческого рода, так как наша цивилизация входит в сложный и затяжной период «экстраординарной науки» – когда ломаются представления о самых фундаментальных свойствах действительного мира. О специфики данного периода говорится в следующей главе.


9. Война парадигм

Всё предыдущее повествование приводит нас к мысли: мир науки стоит на пороге смены ведущей парадигмы. Мы часто упоминали этот термин. Что такое парадигма? Это представление о мире, в рамках которого ученые изучают этот мир. Это также договоренность о том, какими способами его можно изучать. Роль парадигмы трудно переоценить не только для реализации научного творчества, но и вообще для культурной жизни человека. Меняя научную парадигму, мы меняем весь жизненный уклад общества. И это сказано без всякого преувеличения.

Но тут надо иметь ввиду, что в данном случае речь идет о самой общей научной парадигме, а по сути – об общепринятом научном мировоззрении, научном миропонимании. Кроме этого, есть парадигмы, касающиеся лишь отдельных дисциплин или отдельных научных методов. Их влияние на науку и общество куда скромнее.

Принятая парадигма это как хорошо накатанный путь, по которому легко ходить и заниматься обыденными делами. Но жизнь иногда требует прокладки нового пути, и здесь привычный ритм жизни неузнаваемо меняется. Человеку приходится выбирать: оставаться ли ему в старом мире, или двигаться к новому: первый – привычен и комфортен, но все более лишается жизни; второй же – неизвестен и лишен уюта, но лишь он дает шанс на продолжение жизни. 

Опыт смены ведущих парадигм человеческое общество проходило уже не раз. Об этом писал Станислав Гроф в своей работе «Философия науки и роль парадигм», ссылаясь на другого ученого – Томаса Куна, который, собственно, и ввел в научный обиход термин «парадигма»:

«Кун начал интенсивно изучать историю науки и спустя пятнадцать лет опубликовал работу "Структура научных революций" (Kuhn, 1962), которая потрясла основы старого мировоззрения. В ходе исследований ему становилось все более очевидным, что в исторической перспективе развитие даже так называемых точных наук далеко от гладкости и однозначности. История науки ни в коей мере не является постепенным накоплением данных и формированием все более точных теорий. Вместо этого ясно видна ее цикличность со специфическими стадиями и характерной динамикой. Процесс этот закономерен, и происходящие изменения можно понять и даже предсказать: сделать это позволяет центральная в теории Куна концепция парадигмы. В широком смысле парадигма может быть определена как набор убеждений, ценностей и техник, разделяемых членами данного научного сообщества.

… Как только парадигма принята, она становится мощным катализатором научного прогресса; Кун называет эту стадию "периодом нормальной науки". Большинство ученых все свое время занимается нормальной наукой, из-за чего эта отдельная сторона научной деятельности стала в прошлом синонимом науки вообще. Нормальная наука основывается на допущении, что научное сообщество знает, что такое Вселенная. В главенствующей теории определено не только то, чем является мир, но и чем он не является; наряду с тем, что возможно, она определяет и то, что в принципе невозможно. Кун описал научные исследования как "напряженные и всепоглощающие усилия рассовать природу по концептуальным ящикам, заготовленным в профессиональном образовании". Пока существование парадигмы остается само собой разумеющимся, только те проблемы будут считаться законными, для которых можно предположить решение – это гарантирует быстрый успех нормальной науки. При таких обстоятельствах научное сообщество сдерживает и подавляет (часто дорогой ценой) всякую новизну, потому что новшества губительны для главного дела, которому оно предано. Парадигмы, следовательно, несут в себе не только познавательный, но и нормативный смысл; в дополнение к тому, что они являются утверждениями о природе реальности, они также определяют разрешенное проблемное поле, устанавливают допустимые методы и набор стандартных решений.

…Действительное открытие может произойти только в том случае, если не сбудутся предположения относительно природы, методов и средств исследования, основанные на существующей парадигме. Новые теории не возникнут без разрушения старых воззрений на природу. Новая, радикальная теория никогда не будет дополнением или приращением к существующим знаниям. Она меняет основные правила, требует решительного пересмотра или переформулирования фундаментальных допущений прежней теории, проводит переоценку существующих фактов и наблюдений. По теории Куна, только в событиях подобного рода можно признать настоящую научную революцию. Она может произойти в каких- то ограниченных областях человеческого знания или может радикально повлиять на целый ряд дисциплин. Сдвиги от аристотелевской к ньютоновской физике или от ньютоновской к эйнштейновской, от геоцентрической системы Птолемея к астрономии Коперника и Галилея, или от теории флогистона к химии Лавуазье – замечательные примеры изменений этого рода. В каждом из этих случаев потребовался отказ от широко принятой и достойной научной теории в пользу другой, в принципе с ней несовместимой. Каждый из этих сдвигов вылился в решительное переопределение проблем, доступных и значимых для научного исследования. Кроме того, они заново определили то, что допустимо считать проблемой, а что – стандартами законного ее решения. Этот процесс приводил к коренному преобразованию научного воображения; мы не преувеличим, если скажем, что под его воздействием менялось само восприятие мира. Томас Кун отметил, что всякая научная революция предваряется и предвещается периодом концептуального хаоса, когда нормальная практика науки постепенно переходит в то, что он называет "экстраординарной наукой".

… Выбор между двумя конкурирующими парадигмами нельзя сделать на основе оценочных процедур нормальной науки. Последняя является прямой наследницей старой парадигмы, и ее судьба решающим образом зависит от исхода этого соревнования. Поэтому парадигма становится жестким предписанием по необходимости – она в состоянии к чему-то склонить, но не способна убедить ни логическими, ни даже вероятностными аргументами. Перед двумя конкурирующими школами встает серьезная проблема коммуникации. Они оперируют разными базовыми постулатами о природе реальности и по-разному определяют элементарные понятия. Вследствие этого, они не могут прийти к согласию даже в том, какие проблемы считать важными, какова их природа и что собой представляет их возможное решение. Научные критерии разнятся, аргументы зависят от парадигмы, а осмысленная конфронтация невозможна без взаимной интерпретации понятий. В рамках новой парадигмы старые термины обретают совсем иные определения и новый смысл; в результате они скорее всего и соотноситься будут совершенно иначе. Коммуникация через концептуальную перегородку будет заведомо неполной и приведет к путанице.

… Мы не преувеличим, говоря, что со сменой парадигмы мир ученых меняется тоже. Они используют новые инструменты, ищут в других местах, наблюдают другие объекты и постигают даже знакомое в совершенно ином свете. Согласно Куну, этот радикальный сдвиг восприятия можно сравнить с неожиданным перемещением на другую планету».  (Выделено мною – Ю.Ч.)

Мы должны признать: наше общество входит в затяжной и сложный период экстраординарной науки. А этот период характерен тем, что самым большим тормозом для развития науки становятся сами ее представители! Сопротивление Новой Науке будет идти не только в рамках научных дискуссий, но будет выходить за её пределы. Здесь огромную роль будут играть психологические моменты. Нужна большая воля, чтобы признать новый взгляд на действительность и, в связи с этим, пересмотреть все свои научные наработки. Мы уже сейчас видим, как в спорах ученых в дело все чаще идут аргументы: та или иная теория не верна не потому, что лишена рационального обоснования, а потому что она не соответствует укоренившемуся представлению о мире, что она не есть продолжение старой теории. Короче: «ты не прав потому, что ты иначе смотришь на мир»… Многие ученые будут искренне уверены, что они защищают истину, но на самом деле они будут защищать лишь свой устаревший взгляд на мир.

Смириться с мыслью, что твои научные заслуги перед обществом ничтожны – очень и очень сложно. Новая парадигма потребует от многих ученых отказаться от того, к чему они привыкли и чем давно пользуются: академические зарплаты, гонорары, уютные кабинеты, поездки, вес в обществе и пр. Многим придется переходить на другую – более полезную работу, многим придется переучиваться на другие, более полезные профессии. Сложно это принять, но сегодняшняя наука во многом держится не научными аргументами, а престижем профессии – «кастовой неприкасаемостью»...

«Я все больше и больше убеждаюсь, что представители науки могут оказаться последним бастионом на пути к истинной науке – слишком они идеологически и материально зависят от своей кормушки, но главное – психологические оковы столь сильны, что внешнее усилие, если оно не прилюдное, не воспламененное, даже и плохим огнем, что конечно же плохо (когда нищета науки обнаружится и станет очевидной), оно не принесет видимого результата. Это не пессимизм. Я постоянно стучусь в двери науки, не веря, что они не способны понять. Но доказательство, которое абсолютно корректно – это доказательство только для чистого сознания, сознания ищущего чистоту и хоть сколь-нибудь предметное». Виктор Шадрин, из письма автору.

Удивительно – чем заканчивается цитируемый нами труд С.Грофа:

«Легко предположить, что последний серьезный концептуальный переворот произошел в первые десятилетия нашего века (20-го – Ю.Ч.), а следующая научная революция произойдет когда-нибудь в отдаленном будущем. Вовсе нет, главная весть этой книги в том, что западная наука приближается к сдвигу парадигмы невиданных размеров, из-за которого изменятся наши понятия о реальности и человеческой природе, который соединит наконец концептуальным мостом древнюю мудрость и современную науку, примирит восточную духовность с западным прагматизмом».

Мы полностью разделяем такой взгляд и добавим. Нынешняя смена парадигм, идущая не от изменения взгляда на физическую реальность, а от изменения взгляда НА ВСЮ ЖИЗНЬ В ЦЕЛОМ, и прежде всего – на человека и его сознание, будет принципиально отличаться от ВСЕХ ИЗВЕСТНЫХ революций естественнонаучного толка. Она привнесет в эту революцию нечто такое, что заставит не только ученого, но каждого жителя планеты радикально пересмотреть свои взгляды на свои личные качества и свою личную жизнь и привести их в соответствие с Космическим Эволюционным Планом. Вот почему нынешняя научная революция безусловно встретит самый мощный отпор не только в среде ученых, но и общества в целом, и прежде всего – представителей паразитирующих элит. Тьма человека столкнется с его Светом.

По сути речь идет о переходе с ложного мировоззрения к истинному – это планка, которая за последние тысячелетия человечеству еще не давалась. Почему так и не была принята обществом «буддийская парадигма», «христианская парадигма», «исламская парадигма» … ? А ведь именно духовные Учителя и Пророки давали наиболее глубокие и исчерпывающие знания об общих закономерностях нашего мира. Потому что истинное мировоззрение неизбежно требуют от человека его самоотречения в пользу общего блага. Оно требует коренного изменения его сознания, его образа мысли, его образа действий. Оно требует от него духовной любви.

«”Новая” парадигма – “Все в табе” – так говорил Толстому крестьянин, эти слова показывали Толстому всю глубину и достаточность его правильного миропонимания. Люди ищут во вне то, что есть только в себе. ... Обоснование этой “новой” парадигмы очень “простое” – тождество микрокосмоса и макрокосмоса. И еще проще будет сказать, что все проблемы человечества исходят из несовершенства человека и необходимости совершенствования: что все, что нужно для этой задачи, потенциально содержит в себе человек, что он создан только для этого. Ученые думают о новых парадигмах, потому что убеждены, что количество принципов построения мироздания бесконечно, хотя не связывают, например, поиск единой теории поля с ограниченностью этих принципов. И совсем не представляют, что уровень знания этих принципов у отдельных представителей человечества на несколько порядков выше “светского” уровня, что эти принципы определены и систематизированы. Когда люди откроют Себя – этой “парадигмы” им хватит до скончания века». Виктор Шадрин «Доказательство Теоремы Ферма».

Истину во внешней природе искать трудно, но во сто крат трудней ее искать в себе – когда Истина предъявляет к тебе жесткий Счет и требует изменения всей твоей жизни.

Нынешний переход уникален тем, что:

1) впервые естественники лишаются монопольного права на определение научной картины мира;

2) впервые науки объединяются в единый комплекс;

3) впервые духовный человек становится центром научного познания.

Если в центре научной парадигмы будет стоять человек, то ученый вынужден будет начинать все свои исследования  С САМОГО СЕБЯ. «Не зная себя, ты не знаешь ничего».

Таким образом, С.Гроф пишет о трудностях, которые возникали при смене естественнонаучных парадигм, мы же должны к этим трудностям добавить новые, которые еще не знакомы человеку. Такого опыта еще не было! Внедрение Новой Науки будет многими принято как покушение на их благополучие, на нормальную жизнь, т.к. она поколеблет сам фундамент общественных отношений. Существенно меняется представление о самой науке – идет смена самых важных идеологических постулатов науки (например – опровержение постулата о фрагментарности науки). Это потребует от человека изменения взгляда на многие привычные вещи: что есть знания, что есть научный процесс, какую роль в научном поиске могут и должны играть эзотерические учения, что есть богоискательство, что есть Новая Педагогика, Новая Математика, Новая Экономика, Новая Медицина и т.д. Раскроем некоторые из этих вопросов – как видит их автор.


10. Новая Наука и эзотерические знания

«Мне представляется, что эзотеризм настолько полон, что задача состоит лишь в выстраивании моста между светской наукой и ним, как системой Знаний о Мироздании, где показан даже Механизм Мироздания, Его принципиальная схема». Виктор Шадрин, из письма автору.

Одна из основных проблем современного научного мировоззрения состоит в том, что оно абсолютно непроницаемо для истин эзотерического характера.

Вначале попробуем развеять заблуждения многих людей относительно того, что есть эзотерические знания. Носителей эзотерических знаний сегодня на земле единицы. Эзотерические (сокровенные) знания передаются исключительно «из уст в уста», когда созданы условия для их передачи, когда готовы и передающий, и принимающий. Акт усвоения сокровенных знаний не есть лишь акт ментального осмысления – это акт перерождения всего сознания человека, это акт переживания им Внутренней Истины. Все это очень далеко от того, что мы наблюдаем вокруг так называемой «эзотерической литературы»

Многие думают что они, начитавшись «эзотерической литературы», и кое-что (или даже все) из нее понявшие, стали обладателями сокровенных знаний. А так как сегодня у нас почти все книжные магазины забиты этой литературой, и она довольно востребована, то и «эзотерическими знаниями» сегодня обладают чуть ли не большинство читающего населения... Это не верно. Действительность рисует совсем иную картину. 

Во-первых, как мы уже сказали, эзотерическое Учение надо принять в свою повседневную жизнь. Лишь в этом случае можно сказать, что вы «поняли» это Учение.

Во-вторых, многие положения сокровенных Учений недоступны современному человеку хотя бы потому, что они требуют знания определенных ключей. Смысл Учения без этих ключей будет не доступен.

В-третьих, то, что продается в разделе «эзотерика» чаще всего никакого отношения к ней не имеет! Эзотерические знания всегда есть духовные знания. Ежели к вам попала книга, обещающая «быстрый успех в жизни», или «возможность управление чужой волей» и т.д., то к духовности, конечно, эта книга никакого отношения не имеет. Более того, начитавшись подобной литературы и следуя её философии, человек неизменно отдаляется от истинной духовности и превращается в МОНСТРА, психические силы которого многократно возрастают, а границы дозволенного почти исчезают.

Тут же заметим, что даже если следовать советам церкви и, во избежании «дьявольского одержания», читать лишь церковно-христианскую литературу, то эта литература совсем не обязательно приведет вас к духовности, т.к. далеко не всякая религиозная литература есть духовная литература.

В нашем понимании истинно духовная литература лишь та, которая, через одно из духовных Учений (эзотерического или экзотерического характера), раскрывает суть Единых Законов Единой Жизни. Скажем более – нет «множества духовных учений», как и нет «множества духовных миров», а есть один, целостный духовно-материальный мир с едиными духовно-материальными законами, которые отражены в Едином Вневременном Учении Единого Космоса. И только благодаря отклонению нашей науки от пути истины, о чем мы здесь говорили, этот простой факт до сих пор остается закрытым для большинства людей. Новая Наука возвращает людей к здравому смыслу, пресекая все спекуляции и глумления над понятиями «эзотерические знания» и «духовный путь».

Теперь ответим на вопрос: почему лежит глубокая пропасть между нашей наукой и Единым Учением Космоса.

Собственно, вся наша статья есть ответ на этот вопрос. Смещение акцента в исследованиях ученых с Единой Жизни в сторону ее физической составляющей («естественнонаучное заклятье»), сделало нашу науку духовно-непроницаемой и духовно-неполноценной. Ученые, дабы уйти от ударов иррационального теизма, воздвигнули вокруг себя железобетонные стены, которые их отгородили и от самой Жизни, сделав невозможным постижение её самых универсальных законов. Изменение взгляда на действительность и приведение всего научного пантеона в соответствие с новой картиной мира позволит снять эту преграду. Новая Наука и есть тот самый «сдвиг парадигмы невиданных размеров, … который соединит наконец концептуальным мостом древнюю мудрость и современную науку, примирит восточную духовность с западным прагматизмом».

Здесь лишь покажем, как Новая Наука может помочь человеку вернуть многим научным понятиям их истинный смысл.

Точные науки у нас считаются те, которые содержат строгие логико-математические конструкции. Но точность может иметь совсем иной смысл – точность отображения действительности, пусть даже и в форме вербальных конструкций. Иисус нес абсолютно точную науку. Будда нес абсолютно точную науку. Рикла несет абсолютно точную науку, неведомую пока землянам. Точность в современном научном понимании всегда относительна – вместе с появлением других выявленных закономерностей  эта «точность» может исчезнуть. Собственно, так и движется светская наука – борьбой теорий, предположений. В отличие от эзотерической науки, где «точность» есть синоним вневременной Истины. Новая Наука поменяет отношение к понятию «научная точность».

Новая Наука скажет: научное мировоззрение – это понимание Жизни, и ничего более. Нет «вненаучного» мировоззрения, нет «религиозного» мировоззрения, а есть истинное или ложное мировоззрение. Любое мировоззрение, не основанное на знаниях Единой Жизни, есть ложное мировоззрение, уводящего его носителя прочь от эволюционной дороги, от истины. Если физик не видит связи физических явлений с духовными, он не обладает научным мировоззрением. Если математик не видит связи математических формул с духовной жизнью, он не обладает научным мировоззрением. Мы не может назвать их учеными. Ученый лишь тот, кто постигает законы Единой Жизни через свою собственную жизнь, которая становится для него главной научной лабораторией.

Новая Наука возродит и очистит понятия Жрец – мудрейший, знающий Законы Единой Жизни Космоса наиболее глубоко. Жрец должен стоять рядом с Водителем государства, народа. Становится реальным переход общества к самым естественным, подчиненным природным законам Духа, формам государственного устроения, где правят и организуют люди из научной среды – знающие Жизнь, мудрые, а не люди, отсеянные по признаку богатства, наглости, хороших родственных связей, длинного языка и пр., как происходит сегодня. Тогда будет соразмерность финансовых и людских затрат на научные направления с их важностью и полезностью для человека, для общества. Высвобождаются огромные ресурсы, тратившиеся на ненужные, второстепенные и даже опасные проекты (Большой адронный коллайдер, ЕГЭ и т.д.).

Новая Наука точно определяет цель человеческой жизни – совершенствование каждого конкретного человека и общества в целом. Некоторые прогрессивно мыслящие ученые ограничиваются формулой совершенствования общества (Ноосферизм), а методы совершенствования личности и небольших коллективов (педагогику) они обходят стороной. Но всё должно начинаться с конкретного человека и с конкретного коллектива. Более того, если ученый не стал на путь собственного духовного преображения, то какой путь он может предложить обществу?!..

Новая Наука должна дать человеку четкие рецепты: как относиться к себе, к другим, к Жизни. Да, наука не может привести человека к духовной реализации, но она может и должна расчистить путь к этой реализации, убрав с него все завалы заблуждений и суеверий старого естественнонаучного и религиозного характеров.

Научная школа должна стать педагогической школой! Истинная наука – педагогична, исцеляюща, ставящая на истинный путь каждого обратившегося к ней человека. И стар и млад через науку и образование должны быть вовлечены в обязательный процесс воспитания и самовоспитания – каждый на своем уровне сознания, возраста, культурных корней и пр. Жизнь есть Школа, наука – в ней педагог.


11. Новая Наука и педагогика

«Гармония Жизни человека определяется через совокупность качеств характера, проявляющихся в различных ситуациях. Для человека, не имеющего опыта в различении своих мотивов, в различении свойств психики – определение гармоничного состояния, гармоничного поведения невозможно. Никакие другие занятия не прояснят природу гармонии в наиболее полном аспекте и наиболее нужном для человечества». Виктор Шадрин, из письма автору.

Чем отличается педагог от преподавателя? Преподаватель дает знания того, что может и не пригодится (и в основном не пригодится!), а педагог дает знания того, без чего обойтись невозможно. Педагог во сто крат важнее преподавателя! Но, увы, науки педагогики у нас до сих пор нет, а есть лишь «собственность» отдельных педагогических школ и их авторов, не более.

Мы знаем много Нобелевских лауреатов физиков, но много ли мы знаем лауреатов педагогов?..

Причину этому мы уже объясняли. Современная естественнонаучная картина не позволяет рассматривать гуманитарные науки такими же точными и не зависимыми от идеологии власть имущих, как естественные и формальные науки. Но когда законы педагогики определяют не ученые, а власть имущие, заинтересованные прежде всего в сохранении своей власти, то и человека они всегда будут воспитывать «под себя», под ту уродливую систему, в которой мы все живем.

Что такое педагогика? Это практическая этика. Какую же этику признает наша наука? Кантовскую. Канта считают главным авторитетом в сфере этической мысли. Но тот, кто знакомился с этикой Канта, не мог не обнаружить её полную непрактичность. Она в высшей степени абстрактна и неприменима в педагогической работе. Она нужна лишь для защиты диссертаций и написания узкоспециализированных статей. Поэтому педагоги, чтобы выйти хоть на какие-то общие правила воспитания, вынуждены каждый раз «изобретать велосипед», фасон которого сильно зависит от идеологической и культурной среды, где он «изобретается».

Советской стране повезло больше других – её идеология была очень строга к вопросу воспитания подрастающего поколения и, хоть и формально, имела правильный набор ориентиров – каким должен быть духовный (советский) человек. В этой среде только и мог возникнуть педагогический гений Антона Семеновича Макаренко. Успех его практической и теоретической работы заключался в том, что он подошел к процессу воспитания как к процессу производственному, где исключены всякая вольность и плюрализм в его толковании. Он пошел путем, каким идет любой естествоиспытатель технического профиля. Макаренко, пристально наблюдая за процессом воспитания, меняя тактику, оптимизируя процесс, пытаясь учитывать максимальное число параметров воспитанника и коллектива, добиваясь повторяемости результатов, смог увидеть в этом процессе общие закономерности и создать строгую теорию.

(Приводится из работы В.Шадрина «А.С.Макаренко»).

«Наше педагогическое производство никогда не строилось по технологической логике, а всегда по логике моральной проповеди…

Именно потому у нас просто отсутствуют все важные отделы производства: технологический процесс, учет операций, конструкторская работа, применение кондукторов и приспособлений, нормирование, контроль, допуски и браковка.

Когда подобные слова я несмело произносил у подошвы «Олимпа», боги швыряли в меня кирпичами и кричали, что это механистическая теория.

А я, чем больше думал, тем больше находил сходства между процессами воспитания и обычными процессами на материальном производстве, и никакой особенно страшной механистичности в этом сходстве не было.

Человеческая личность в моем представлении продолжала оставаться человеческой личностью со всей ее сложностью, богатством и красотой, но мне казалось, что именно потому к ней нужно подходить с более точными измерителями, с большей ответственностью и с большей наукой, а не в порядке простого темного кликушества. Очень большая аналогия между производством и воспитанием не только не оскорбляла моего представления о человеке, но, напротив, заражала меня особенным уважением к нему, потому что нельзя относиться без уважения и к хорошей сложной машине…» А.Макаренко.

Эти рассуждения наталкивают на мысль: если педагог может рассматривать процесс воспитания как производственный, значит человеческое сознание имеет строгую структуру и существуют природные, естественные законы, по которым это сознание будет неизбежно меняться в лучшую сторону; значит этот процесс предопределен. Кем? Природой, Космосом, Богом. Т.о. – этика, как наука о нравственности, о воспитании лучших человеческих качеств, через опыт Макаренко обретает черты естественной науки.

Более того, исследования Макаренко помогают нам понять не только естественную, жизненную природу этики, но понять и естественную, жизненную природу логики. Не зря он пишет о «производственной логике» – логике, охватывающей весь целостный процесс, приводящей к цели. Причем – к цели по улучшению человеческих качеств, к цели лучшей жизни! По сути, он предвосхитил появление Новой Науки, с ее неотъемлемыми частями: Живой логикой и Живой этикой! И сделал он это лишь на «априорном материале», не обращая внимания на «глубоко проработанные теории этической мысли» Канта и других маститых философов.

Удивительно то, что Макаренко самым активным образом применял технические науки и налаживал разные производства не столько ради самого производства, сколько ради цели воспитания. Знание естественных и технических наук помогало педагогу воспитывать лучшие качества в человеке. Получается, что в такой школе, как у Макаренко, не может быть ложной (по Толстому) науки по определению! Здесь все науки подчинены одной цели по улучшению человеческой жизни, через воспитание, через осмысление окружающего мира.

Поразительно еще вот что. Воспитательный процесс у Макаренко был совершенно неотделим от жизни воспитанника. Воспитание не было каким-то отдельным элементов в жизни воспитанника, но была самой его жизнью. Более того, воспитатели в этом процессе также не были отделены от жизни воспитанников, но полностью разделяли её с ними. Макаренко всю педагогическую деятельность рассматривал исключительно через деятельность коллектива. По сути, главным воспитателем детей в его школе были не педагоги, а коллектив – живой, саморазвивающийся организм, со своей внутренней логикой развития и своей целью, которая совпадала с целью каждого отдельного его члена. И чем больше знакомишься с творчеством Макаренко, тем больше убеждаешься в том, что он разрабатывал  не только теорию воспитательного процесса подрастающего поколения, но теорию гармоничной, справедливой жизни всего человеческого общества! Причем теория эта поддается полному научному анализу, т.к. не засорена идеологическими и религиозными предпочтениями (несмотря на ту политизированную среду, в которой работал педагог), что делает ее сродни любой естественнонаучной теории! 

Глубину, системность и точность разработанной им теории воспитания мы можем понять хотя бы из следующего фрагмента:

«Очень часто говорят, что такое-то средство обязательно приводит к таким-то результатам. Одно средство. Возьмем как будто бы на первый взгляд самое несомненное утверждение, которое часто выска­зывалось на страницах педагогической печати,— вопрос о наказании. Наказание воспитывает раба — это точная аксиома, которая не подвергалась никакому сомнению. В этом утверждении, конечно, были и все три ошибки. Тут была ошибка и дедуктивного предсказания и ошибка этического фетишизма. В наказании логика начиналась от самой окраски этого слова. И наконец, была ошибка уединенного средства — наказание воспитывает раба. А между тем я убежден, что никакое средство нельзя рассматривать отдельно взятым от системы. Никакое средство вообще, какое бы ни взяли, не может быть признано ни хорошим, ни плохим, если мы рассматри­ваем его отдельно от других средств, от целой системы, от целого комплекса влияний. Наказание может воспиты­вать раба, а иногда может воспитывать и очень хороше­го человека, и очень свободного и гордого человека. Представьте себе, что в моей практике, когда стояла задача воспитать человеческое достоинство и гордость, я этого достигал и через наказание...

Конечно, такое следствие может быть только в опреде­ленной обстановке, т. е. в определенном окружении дру­гих средств и на определенном этапе развития. Ни­какое средство педагогическое, даже общепринятое, каким обычно у нас считается и внушение, и объяснение, и беседа, и общественное воздействие, не может быть признано всегда абсолютно полезным. Самое хорошее средство в некоторых случаях обязательно будет самым плохим. Возьмите даже такое средство, как коллектив­ное воздействие, воздействие коллектива на личность. Иногда оно будет хорошо, иногда плохо. Возьмите индивидуальное воздействие, беседу воспитателя с глазу на глаз с воспитанником. Иногда это будет полезно, а иногда вредно. Никакое средство нельзя рассматри­вать с точки зрения полезности или вредности, взятое уединенно от всей системы средств. И наконец, никакая система средств не может быть рекомендована как си­стема постоянная...

В общем, педагогика есть самая диалектическая, по­движная, самая сложная и разнообразная наука. Вот это утверждение и является основным символом моей пе­дагогической веры...

Я под целью воспитания понимаю программу челове­ческой личности, программу человеческого характера, причем в понятие «характер» я вкладываю все содержа­ние личности, т. е. и характер внешних проявлений и внутренней убежденности, и политическое воспитание, и знания — решительно всю картину человеческой лично­сти; я считаю, что мы, педагоги, должны иметь такую программу человеческой личности, к которой должны стремиться». А.С.Макаренко «С верой в человека»

Увы, советская партократия, опьяненная своей властью и безнаказанностью, раздавила Школу Макаренко, принципы которой были несовместимы с их лживой, лицемерной жизнью. Но опыт Макаренко остался – он отражен в его книгах и статьях.

Здесь же не можем не упомянуть еще одного выдающегося педагога, ныне здравствующего, основателя школы-лицея в селе Текос, Михаила Щетинина:

«Вся познавательная деятельность должна быть организована таким образом, чтобы ребенок не готовился жить, а жил. Легкие не готовятся дышать, они дышат. Дети не должны готовиться жить, они должны жить здесь и сейчас. Родовая память содержит самую качественную информацию о различных способах жизни в этом безмерном мире. Поэтому единственное, в чем мы можем ребенку помочь – мы помогаем ему реализовать себя, со всей его  безмерностью, в этом текущем времени, найти язык и способы, как эту безмерность, свой космизм проявить, сегодня, как в вечности.

… Смысл жизни тогда и становиться реальностью: я служу другому, служу истине. Знаете, школа ведь не должна работать на "соцзаказ", она  должна работать на истину. Как только учитель стал служить какому–то правящему клану, он стал преподавателем. Школа должна служить истине. Дети приходят сюда, чтобы обрести истину, и обретая ее, они продолжают ее утверждать в том мире, который мы называем (пока условно) взрослым.

… Мы очень большое значение придаем человеку как универсальному существу. Человек–специальность – это ненормально. Наша задача в этом отношении одна: сделать все возможное, чтоб он мог выполнять любую социальную роль. От президента до хорошей кухарки. Мы хотим, чтобы он все делал качественно, за что бы ни взялся. Вот он пол взялся мыть, он должен делать так, как самое главное дело своей жизни. Надо картошку чистить – он ее чистит как никто другой. И так во всем». Из интервью.

Важность работ таких педагогов, как А.Макаренко и М.Щетинин в том, что они открывают новую грань всеобщего Учения о воспитании духовного человека. И если многие из нас в последнее время за духовным опытом привыкли обращаться к Востоку, то, при всей глубине восточных знаний, мы должны признать: там нет того, без чего не может существовать русская соборная душа – знаний о духовной значимости коллектива для отдельной личности. (Те же мотивы общинности мы найдем в Учении Агни-Йога.)

Новая Наука, с ее новым взглядом на действительность, не может самым радикальным образом изменить отношение к педагогике. Педагогика, досель и наукой-то не признаваемая, становится одной из центральных наук в изучении природы, в которой «образовался» новый главный парадигмообразующий объект – человек и его сознание. Главной моделью мира уже не может служить «мертвая» и «бессознательная» механистическая или релятивистская модель Вселенной. Куда более адекватной моделью мира будет являться модель педагогико-ученического коллектива (к ним же можно отнести и семью, и общину коммунистического образца) – главного цеха по взращиванию человеческого сознания.

Блестящие знатоки физической реальности Декарт, Ньютон, Эйнштейн, Резерфорд, Бор и т.д. должны уступить свое почетное место в научном пантеоне таким гениальным знатокам человеческой природы, как Макаренко, Щетинин и т.д. Эти ученые приблизились к разгадке Главных Законов Единого Космоса куда ближе, чем их именитые коллеги. Тот, кто знает «всё», но не знает: что есть человек, к чему он должен стремиться и каким образом не сойти с этого пути; тот не знает ничего. Педагог, достигший совершенства в своем деле, становится высшим научным авторитетом.


12. Новая Наука и религия

Как возникают религии? Приходит Учитель, дает знания наиболее общих и важных законов Единой Жизни, но поскольку эти знания не вписываются в действующую научную парадигму (или при отсутствии оной), но при этом человек все же видит истинность слов Учителя, возникают институты веры, где допускается ниша для сверхестественного, рационально-непознаваемого. Но в таком виде институт, несущий знания от Учителя к людям, имеет большой недостаток – знания, находящиеся в нише сверхестественного, очень легко исказить. И если Учитель при своей жизни не допускает такого искажения, то после его смерти (и смерти его ближайших учеников) истинное Учение неизбежно искажается – в угоду тех, кто видит в Учении прежде всего не Знания, а инструмент для своей власти. Такие всегда находились…

История абсолютно всех религий – неопровержимое тому доказательство!

Поэтому, критикуя то или иное религиозное течение, мы критикуем не Учение (с Истиной не поспоришь!), а его извращенный суррогат. Несколько слов о христианской церкви и поисках Бога.

Мир у богословов статичен, он не эволюционирует, а управляется Богом, Бог – управляющий. Все полагаются на Бога. Эзотерические учения и некоторые восточные религии поступают более реалистично – они убирают Бога из картины мира и тем самым «заставляют» существа эволюционировать самостоятельно. Бог – создатель самой схемы, законов. Он дал импульс.

Богословы, отрицающие эволюцию, отрицают самостоятельную ценность Жизни. В этом слабость их позиций. Они говорят – зачем человеку эволюционировать, если придет Бог и создаст еще более сознательное существо, как Он уже раз создал человека. Идеи креационизма вредны. Они делают невозможным наполнить конкретным, точным смыслом понятие «духовный путь».

Не забудем, что опыт Макаренко, который добивался огромных успехов в воспитании духовного человека, происходил в атеистической среде. Макаренко нигде не упоминал Бога, но духовность у него имела совершенно предметный смысл. Он оперировал не религиозными понятиями, а понятиями качеств человека: его отношение к себе, к труду, к коллективу, к миру. Мы осознаем Бога через труд осознавания себя. Самое большое чудо, как на Земле, так и в Космосе, это рождение духовного существа в человеке, созревание его высшего «я». Все остальные чудеса, почитаемые в религиях – второстепенны.

Надо верить не в Бога, который на небе, а в Бога, который в нас. И стремиться Его проявить в себе. Многие известные естествоиспытатели говорили, что познавая природу они познают Бога, но никто из них не говорил, что самая главная часть природы есть человек, т.е. – он сам!! И лишь познавая самого себя, он может познать Бога. Познавать Бога можно лишь проявляя Его качества в себе. Все принципы Космоса, которые может (и должен!) познать человек, заложены в нем самом, и лишь изучая самого себя, он может их познать. Таким образом, познание Бога – это познание главных законов Космоса через самопознание и самосовершенствование. Это довольно необычный способ познания действительности с точки зрения науки и необычный способ познания Бога с точки зрения церкви. Новая Наука делает такой процесс познания не только возможным, но и единственным.

Эволюция человеческого сознания – главный мотив Евангелий, но церковь остановилась на вере, на почитании, на ритуалах. Очищение от греха, совершенствование своих человеческих качеств – суть всех религиозных Учений. Худший грех – закапывание своего таланта.

В любом обществе, в любой исторический период, одновременное существование двух институтов, научного и религиозного, может говорить лишь об одном – о ложности научного пути. Религия может соседствовать только с ложной наукой. При появлении истинной науки религия из общественной жизни неизбежно уходит, либо остается как негативный, разлагающий фактор (хотя она, конечно, в такой роли может соседствовать и с ложной наукой). Религия, как позитивное начало, может существовать лишь на заре развития человеческой культуры, когда научное сознание общества еще не вызрело.

Существование в наш «научный» век обилия религиозных институтов неопровержимо доказывает несостоятельность нашей науки в изучении главных вопросов жизни. А значит ученые глубоко заблуждаются относительно своей «прогрессивной» миссии. Новая Наука должна внести полную ясность в этот вопрос.


13. Новая Наука и мораль

В Новой Науке вопрос нравственности становится абсолютно прозрачным и законно занимает одно из центральных мест.

Следующие фрагмент я взял из своей работы «Логика и Этика Единой Жизни» http://www.trinitas.ru/rus/doc/0012/001c/00121715.htm :

«Ни естествоиспытатель, ни философ, ни богослов до сих пор не пришли к однозначным выводам о цели жизни, о её смысле. Одни – вообще таких вопросов не ставят, другие – «мудрствуют лукаво». А потому на сегодняшний день естественно-научная парадигма мира у человечества очень «неестественна», т.к. не включает в себя ни понятия жизни, ни, тем более, её цели и смысла. Из единого списка «естественных» законов выпали одни из самых главных. Поэтому с такой наукой и выходит парадокс: наука развивается, а общество загнивает…

Но давайте подумаем: можем ли мы говорить о гармонии и справедливости в обществе, где царит такая «научная парадигма»? Можем ли мы с такой парадигмой относиться к категориям добра и зла в объективном ключе? Ведь откуда берутся эти понятия? Очевидно, из подчинения нашей жизни некой «генеральной» цели. И не из чего более. Мы движемся к определенной цели, и все, что сопутствует этому пути, мы называем добром, а все, что препятствует ему – злом. Но если у человечества нет единой, объективной, природно-обусловленной цели, то ее просто выдумывают, исходя из личностных и корпоративных – национальных, религиозных, идеологических, «научных» и др. – интересов. Поэтому в таком обществе трудно и невозможно говорить о справедливости, порядке и гармонии. Нет природно-обусловленной цели жизни, нет ясно различимого пути к ней, нет объективных критериев справедливости, нет «естественной» науки в гуманитарной области, нет порядка в обществе.

Но при внимательном изучении жизни мы все же заметим её главную цель, которая заключена в развитии, в движении к совершенству. В другой интерпретации эта цель звучит как путь достижения гармонии. Давно были определены и качества человека, которые он должен достигнуть на этом пути. Цель жизни Космоса – эволюция, восхождение к Богу, к Творцу всего Сущего; цель жизни человека – в очищении и развитии всех его качеств на физическом, психическом, ментальном и духовном уровнях, в их гармонизации, которая невозможна без очищения и расширения человеческого сознания.

Но если мы увидим данную цель, то мы не можем не увидеть, что даже самое незначительное на первый взгляд качество человека есть качество Космоса, которое работает либо для достижения этой цели, либо – против нее. И лишь при такой постановке вопроса мы включаем все качества человека, а также все виды межчеловеческих отношений, в объективную картину мира, что позволяет нам совершенно иначе посмотреть на гуманитарные науки, и прежде всего – на философское подразделение этики – науки, исследующей поступок разумного существа в нравственной плоскости. И теперь физика (а вместе с ней и все естественные науки) лишается монопольного права истолковывать мироустройство в объективном ключе. И только с этих позиций мы можем говорить об этике как о естественно-научной дисциплине. …

Подытожим. Только рассматривая мир как единый живой организм, который на путях своего развития достигает некую глобальную цель, мы можем говорить об объективности и научности ЦЕЛЕ-сообразующих понятий справедливости и нравственности: всё, что подчинено главной цели жизни – справедливо и нравственно (целесообразно); всё, что идет вразрез этой цели – несправедливо и безнравственно (нецелесообразно).

Появляется цель – появляется путь к её достижению. Появляется путь – появляется мера отклонения от него. Появляется мера – появляется возможность строгого анализа. Появляется анализ – появляется «точная» наука в гуманитарной сфере. Появляется наука – появляется реальная возможность государства устремить общество к жизни по законам Космоса – по законам гармонии». (Конец цитаты)

Таким образом, мораль Космоса обретает естественно-научное объяснение! Теперь никакие «измы», никакие ментальные философские конструкции, никакие «сверхестественные» объяснения природы морали уже не смогут повлиять на ясный и точный ответ науки.

И еще одна цитата из авторской работы «Этика – наука о духе, или свод правил по этикету?», которая более полно раскрывает суть природного закона нравственности (сравните с нормативной этикой Аристотеля и Канта!):

«Мы утверждаем, что не раскрывая реальных причинно-следственных механизмов взаимосвязи наших поступков с действительностью, мы не увидим закон нравственности в его полноте, глубине и завершенности, а будем вечно скользить по его поверхности, довольствуясь лишь пресловутой «нормативностью». 

Ведь научный закон, как мы выяснили, прежде всего предполагает однозначную причинную зависимость одних явлений от других. Если мы бросим камень вверх, то у камня, по достижению им критической точки, выбора никакого не будет – лететь ему вверх или вниз. Закон притяжения объясняет нам механизм поведения камня и позволяет предвидеть результат с достаточно малой погрешностью. Следовательно, чтобы закон нравственности претендовал на научную объективность, он должен выявлять однозначно определяемую причинную связь поведения человека (общества) и его результата, пусть и с определенной погрешностью. 

Если подходить с этих естественнонаучных позиций, то мы вынуждены признать, что свобода и закон – категории несовместимые! Либо – свобода (от закона), либо – закон («освобождающий» от свободы). Поэтому, если признать, что закон нравственности – закон природный, хотя и специфичный, позволяющий человеку, как существу наделенному волей, «не следовать» ему, то очевидно в природе должен существовать компенсаторный механизм (закон Кармы), который будет (не зависимо от реакции общества!) корректировать человеческое поведение. «Время запаздывания» – фактор второстепенный, главное – НЕИЗБЕЖНОСТЬ и ОДНОЗНАЧНОСТЬ данной цепочки событий, данной пары: причина-следствие. 

Иначе говоря, человек, совершивший зло, неизбежно должен быть наказан самой природой, Космосом. Хотя точнее будет сказать, что человека никто не наказывает кроме него самого. «Что посеешь, то и пожнешь». Не в этом ли отражение сути закона нравственности? Есть и другое выражение: «Не пойман – не вор». А вот это скорее отражение закона «нормативной» этики… Да, мы не исключаем влияние общества на эти процессы, но как оно влияет? Оно влияет лишь на режим действия механизма компенсации: он может принимать различные формы и занимать различное время, но ни отдельный человек, ни общество в целом не в силах отменить действие данного механизма.

Только подходя к закону нравственности с позиций причинно-следственного закона воздаяния – закона Кармы – мы избавляемся от «парадокса свободы» и достигнем в этике искомой научной полноты и точности». (Конец цитаты)


14. Новая Наука и философия

Чтобы понять, какой смысл автор вкладывает в понятие «естественнонаучная философия», рассмотрим образец такого учения. Речь идет о герметической философии, предельно формализованной и выраженной в семи универсальных принципах. В таком виде она умещается «на одной ладони», и тем не менее, охватывает все главные аспекты нашей действительности.

Семь герметических принципов (Кибалион):

1. Принцип Ментализма: Всё есть Мысль (Разум). Вселенная представляет собой мысленный образ.

2. Принцип Соответствия (аналогии): Как вверху, так и внизу, как внизу, так и вверху.

3. Принцип Вибрации: Ничто не покоится — всё движется, всё вибрирует.

4. Принцип Полярности: Всё двойственно, всё имеет полюса. Всё имеет свой антипод (свою противоположность), противоположности идентичны по природе, но различны в степени. Крайности сходятся. Все истины не что иное, как полуистины. Все парадоксы можно примерить.

5. Принцип Ритма: Всё течёт, всё втекает и вытекает, всё имеет свои приливы, всё поднимается и падает, маятникообразное колебание проявляется во всём. Мера колебания налево есть мера колебания направо. Ритмы компенсируются.

6. Принцип Причины и Следствия: Каждый принцип имеет свое следствие, каждое следствие имеет свою причину. Всё совершается в соответствии с законом. Случай есть не что иное, как имя закона, который не распознан. Существует много планов причинности, но ничто не ускользнёт от Закона.

7. Принцип Пола: Пол во всём — всё имеет свой Мужской и Женский принцип. Пол проявляется во всех плоскостях.

Универсальность данной системы формул и её предельная точность позволяет открывать глубинные свойства не только духовно-физической реальности, но и реальности математической. Такую попытку сделал автор, под псевдонимом Алек, который, используя лишь один из перечисленных принципов (Принцип Полярности), раскрыл некоторые фундаментальные свойства Математического Пространства, что позволило ему доказать Теорему Ферма. Вот что он сам об этом пишет:

«Наверное, именно благодаря формирующемуся новому и не совсем обычному представлению о действительном мире, мне и удалось взглянуть на проблему такого математического феномена, как теорема Ферма с совершенно другой и неожиданной стороны.

Эта другая точка зрения, скорее всего, не позволяет сформировать некое строгое доказательство теоремы в общепринятом математическом смысле. Вместе с тем, используя определенные методы, несколько отличные от математических, представляется вполне возможным получить логичные и обоснованные свидетельства не только объективной справедливости великой теоремы Ферма, но и того факта, что она действительно является Великой. Только она является Великой не в образе широко известной и достаточно старой неразрешенной математической проблемы, а в смысле глобальности и универсальности ее скрытого содержания, или же, – прекрасной и простой математической модели (трактовки) действительного физического мира (Вселенной), т.е. той самой объективной реальной действительности, которую мы пытаемся познавать.

Если быть более точным и кратким, то Великая теорема Ферма является очень удачной, красивой и достаточно простой математической трактовкой некоего глобального и универсального  принципа Мироздания, – Принципа Полярности.

Современные математические представления, так же далеки от обычного физического мира (объективной реальности), как и от естественного и объективного Единого математического Мира. И такое положение математической науки является, отнюдь, не исключительным и уникальным. Такое же положение дел характерно и для физической науки, и для всех других наук, поскольку, по сути, все они основаны (базируются) на одних и тех же единых и субъективных представлениях человека об окружающем его мире.

Ведь человек, пытающийся познавать окружающий его Мир, в конечном счете, познает самого себя!» (Выделено мною – Ю.Ч.) Алек «По ту сторону Великой теоремы Ферма» http://www.obretenie.info/txt/alek/ferma.htm

Удивительно, но автор этого глубокого и уникального, на мой взгляд, математического трактата по сути подтвердил догадку Л.Толстого относительно ложности наших наук! И помогла ему в этом древняя философия, которую мы обозначили как «естественнонаучная». 


15. Новая Наука и математика

Автор самое пристальное внимание уделяет тем изменениям фундаментального характера, которые происходят в математике. Речь о новом научном направлении – Математики Гармонии (МГ). Старт «оживлению» математики дан! Здесь приведено определение и главный источник МГ:

«Гипотеза Прокла является исходной для развития нового подхода к истокам математики… Согласно этому подходу, три «ключевые» проблемы стимулировали развитие математики на этапе ее зарождения. Первая проблема – это проблема счета, развитие которой привело к формированию понятия натурального числа – одного из фундаментальных понятий математики. «Ключевым» открытием в этой области является позиционный принцип представления чисел, воплощенный вавилонянами в своей 60-ричной системе счисления. Вторая проблема – это проблема измерения. Эта проблема тесно связана с возникновением геометрии, но «ключевым» открытием в этой области стали несоизмеримые отрезки, открытые пифагорейцами при исследовании отношения диагонали к стороне квадрата. Именно это открытие привело к введению иррациональных чисел – второго (после натуральных чисел) фундаментального понятия математики. Эти два понятия – натуральные и иррациональные числа – и лежат в основе «Классической Математики», без которых невозможно представить ее существование.

Наконец, согласно гипотезе Прокла, существует еще одна «ключевая» проблема – проблема гармонии, которая положена Евклидом в основу его Начал. «Ключевым» открытием в этой области является деление отрезка в крайнем и среднем отношении (золотое сечение), введенная Евклидом (Теорема II.11) для того, чтобы дать геометрическую теорию додекаэдра – одного из важнейших Платоновых тел. От этой проблемы и берет свое начало «Математика Гармонии» как новое междисциплинарное направление и «золотая» парадигма современной науки.

Такой подход приводит к выводу, который может оказаться неожиданным для многих математиков. Оказывается, что параллельно с «Классической Математикой» в науке, начиная с древних греков, развивалась еще одно математическое направление – «Математика Гармонии», которая, как и классическая математика, восходит к Началам Евклида, но акцентирует свое внимание не на «аксиоматическом подходе», а на геометрической «задаче о делении в крайнем и среднем отношении» (Теорема II.11) и на теории правильных многогранников, изложенной в 13-й книге Начал Евклида». А.П.Стахов «Математика Гармонии как «золотая» парадигма современной науки».

С абсолютной точностью можно предсказать: Математика Гармонии, по мере своего развития и приближения к пифагоровым глубине и полноте, из «междисциплинарного направления» будет становиться главным математическим аппаратом Новой Науки. Но я бы не спешил с выводами насчет ее парадигмального значения для сегодняшней науки. Сегодняшний естественнонаучный взгляд на мир не позволит МГ стать основой формального аппарата, поясняющего и моделирующего главные аспекты мироздания: для этого необходима радикальная смена взгляда на действительный мир. Кроме того, необходимо осмысление природы Математического Пространства – как части этого мира (взгляд Пифагора). Математическое Пространство должно «задышать», обрести структуру и целостность. Это дело будущего.

О «Началах» Евклида. В соответствующей «математической» главе мы предположили, что если бы Евклид ничего не знал о Платоновых телах, он бы никогда, с помощью лишь аксиоматического подхода, не вышел бы к ним. А.Стахов также использует аксиоматику, и в этом смысле его математика ничем не отличается от классической, но опора его аксиоматики на инварианты Гармонии: Золотое Сечение, Числа Фибоначчи и Платоновы тела делает данный аппарат потенциальным инструментом для изучения и моделирования самых важных аспектов Единой Жизни.

«Аксиоматический подход – это та парадигма, которая была позаимствована Классической Математикой из "Начал" Евклида. В основе Математики Гармонии лежит "золотая" парадигма. Ее суть состоит в том, что, начиная какое-либо фундаментальное  исследование, мы должны взять за основу "золотую" парадигму, то, есть Платоновы тела, золотое сечение, числа Фибоначчи и их обобщения – р-числа Фибоначчи, золотое р-сечение, металлические пропорции и вообще всю Математику Гармонии». А.Стахов, из письма автору.

Да, МГ будет развиваться независимо от того, какова ведущая парадигма, т.к. построена на испытанном и признанном аксиоматическом подходе (в этом один из «секретов» её успеха, в отличие от иных математических направлений, использующих более «экзотические» подходы), но в таком виде она далеко не исчерпывает заложенный в ней огромный потенциал. МГ на данном этапе развития скорее возбуждает интерес к законам Гармонии Мира, а не раскрывает их. Вернее – она раскрывает их лишь в частных проявлениях Жизни, почти не касаясь общей модели мироздания и модели человеческого сознания. Пока здесь больше веры, чем знания. Доказательства?

1) Платон видел в правильных многогранниках базовые элементы мироздания. Но что на этот счет могут сказать современные физики? Ничего! Они просто не подтвердят данный факт. Они знают, что четыре агрегатных состояния материи – твердое, жидкое, газообразное и плазма – никакого отношения к первым четырем Платоновым телам не имеют. Так же они пожмут плечами, увидев пятый многогранник – Додекаэдр, который де «отражает структуру мира»…

2) Пифагор видел в Пентаграмме символ целостности человека (его духовно-физического здоровья). Но что на этот счет скажут современные медики, антропологи и психологи? Ничего! Их теории на сегодняшний день далеки от понимания всей сложности (и простоты!) духовно-физической человеческой природы.

МГ «заработает на всю» лишь в том случае, если всё научное мировоззрение пропитается идеями Гармонии (переход к Новой Науке). Лишь тогда Платоновы тела станут в глазах ученых символическим выражением базовых, универсальных принципов существования духовно-материального мира, а Пентаграмма, в своей изумительной лаконичности, отразит новые знания о духовно-материальной человеческой природе.


Заключение

Есть три варианта развития науки:

1-й вариант. Ничего не менять.

Результат: Человека ждет неминуемая гибель.

2-й вариант. Развивать междисциплинарные и новые научные направления в рамках релятивистской модели мира и «первого (признанного) определения науки». Усилить направления, изучающие сознание человека, его духовную сферу. Развивать учение о Ноосфере, учение о Гармонии и т.д. Уделить пристальное внимание этике, педагогике.

Результат: Деградация науки и общества приостановится, но устаревшее представление о мире и о предмете науки будет всячески тормозить развитие новых исследовательских направлений. Затянувшийся период экстраординарной науки надолго посеет хаос в головах людей, со всеми отсюда вытекающими.

3-й вариант. Подготовить научную и общественную мысль о переходе на новую мировоззренческую парадигму (в рамках «второго (непризнанного) определения науки»), затратить все усилия для её уточнения и обоснования.

Результат: Позитивные изменения в области науки вскоре станут необратимыми, что неизбежно потянет за собой позитивные необратимые процессы в самом обществе, решительно настроив людей на новую – справедливую и гармоничную жизнь.

Либо ложная наука будет следовать за несовершенным обществом и помогать ему деградировать, либо истинная наука поведет общество по единственной дороге эволюции. Третьего не дано.

* * *

Приходят Учителя человечества и говорят О ГЛАВНОМ. О чем же тогда говорят ученые?..

Юрий Черепахин
23.11.2009г.


Замечания, пришедшие в адрес автора: